Как «настоящие украинцы» отгуляйполили на родине Нестора Ивановича Махно, прочим украинцам рассказали многие телепрограммы, не забыв упомянуть, что, оказывается, анархизм — это «естественное мироощущение украинского народа».

Прессу на фестиваль доставить не забыли. А вот рядовой харьковской молодежи пришлось на себе испытать, какая «анархия — мать порядка»: автобус для поездки подали неисправный, а потом и водитель заартачился…
Но, может, это и к лучшему.
Программа двух дней неформального, как было заявлено, фестиваля в Гуляй-Поле была насыщенной: днем на тачанках катали, вечером писали стихи на обнаженных телах «доброволиц», а потом тщательно изучали эту поэзию во время дефиле участниц по главной сцене. Пили — а для чего еще все это, как сказал в телеинтервью один из участников, потом пели, а заодно футболочки покупали с символикой «Забороняеться забороняти» и другими интересными надписями: «Люблю садо-мазо», «Поцілуй мене, бо я українка», «Я без комплексів!», «Я — ваша всьо!», «Гальма вигадали боягузи!» и кое-что покруче, с чем читатель сам может ознакомиться на сайте фестиваля.
Но не будем ханжами, теперь молодежь развлекается так. А цель у устроителей, как уверяет Олесь Доний, очаровательно молодой политолог и председатель художественного объединения «ОsтаNNя Барикада», явившегося организатором андеграунд-фестиваля, благая: фестиваль должен стать «весомым шагом в продвижении украинской национальной культуры на Восток и Юг». «Фестиваль, — убежден О. Доний, — не привязан под какую-то одну политическую силу. Организаторы рады видеть на фестивале представителей разнообразных творческих и политических течений».
Однако «уклон» фестиваля — налицо. Главной его фишкой стал мини-фильм «известного, в частности, нецензурным (с потугами на юмор) оскорблением Льва Толстого» Леся Подервьянского «Гамлет, или феномен датского кацапизма».
Прочие участники «махновских чтений» — личности не менее одиозные: Ю. Винничук, один из подписантов письма 12 украинских литераторов, в котором русский именуется «языком попсы и блатняка», А. Окара, российский политолог, называющий русский «убогим арго южно- и восточноукраинских технополисов» (статья «Запах мертвого слова»), И. Драч, неутомимый искоренитель русского языка на юго-востоке, в особом представлении не нуждающийся. Сайт фестиваля украшают баннеры «УНСО-Киев», «Майдан-инфо».
Каковы «объединители», такова и «аполитичность». Фестиваль прошел «при поддержке Центра исследований политических ценностей, Министерства внутренних дел и Министерства семьи и молодежи». Так что и неформальным его можно назвать с большой натяжкой.
Пиво, обнаженка, организованное швыряние помидорами в изображение политиков в аттракционе «Томатний лідер нації» — все это, очевидно, и есть продвигаемая украинская культура, способствующая процессу возрождения нации.
Что же касается самого Нестора Махно, то он как истинный житель юго-востока Украины националистов на дух не переносил, ожесточенно воевал с Петлюрой, а в мемуарах называл сторонников «Рады» не иначе как «шовинистами», чья идея «оскорбляла крестьян. Они стягивали с трибуны таких проповедников и били как врагов братского единения украинского народа с русским». Под впечатлением гетманской украинизации Махно писал: «Это явление вызвало во мне какую-то болезненную злость, и вот почему. Я поставил себе вопрос: от имени кого требуется от меня такая ломота языка, когда я его не знаю? Я понимал, что это требование исходит не от украинского трудового народа. Оно — требование тех фиктивных «украинцев», которые народились из-под грубого сапога немецко-австро-венгерского юнкерства и старались подделаться под модный тон. Я был убежден, что для таких украинцев нужен был только украинский язык, а не полнота свободы Украины и населяющего ее народа, несмотря на то что они внешне становились в позу друзей независимости Украины». Диаспорная «Енциклопедiя українознавства» писала еще в 1955-м: «Махно в 1918 виступив проти української влади, ворожу позицiю щодо української держави Махно займав i пiзнiше». Признавался петлюровский генерал-квартирмейстер Купустянский: «По своим убеждениям Махно не был украинцем, до последнего времени даже не умел и не желал разговаривать на украинском языке и не интересовался украинской проблемой. Батька тормозил успешное развитие нашего дела». («Батька-интернационалист», Юлий Федоровский)
Но что поделать! «Чисто-украинские» бренды у Украины немногочисленны и не у всего населения вызывают одинаковую реакцию. Образ же батьки Махно — один из самых непаханых в умах молодежи — просто находка, позволяющая в очередной раз начать писать историю «с чистого листа», удобного «неполитическому политологу» и «неполитическому спонсору» торговой группе «Таргет», масштабам благотворительности которой скоро начнет завидовать сам Билл Гейтс.
Против попытки зафестивалить под рок и пиво образ великого анархиста, связать его имя с культовыми прибамбасами в виде поэтического боди-арта и обрядить в модную футболочку «с символикой» выступили члены Союза анархистов Украины. С полным текстом их Заявления можно ознакомиться на сайте fraza. Видимо, считают они, действительно «украинские государственники настолько ненавидят батьку, что задумали самую жестокую казнь для анархиста, — посмертно переварить его образ и включить в свой пантеон. В этом лишний раз убеждает обещание министра МВД Ю. Луценко посетить фестиваль, «кататься на тачанке, петь и вести себя как анархист во времена Нестора Махно. Судя по размаху приготовлений, деньги в фестиваль вложены немалые. Поэтому мы не исключаем, что «День Независимости с Махно» может планироваться как начало нового политического движения, создающегося под какого-нибудь «безлошадного» олигарха или высшего
бюрократа».
В Заявлении Союза анархистов Украины говорится: «Зная историю махновского движения, мы, члены Союза анархистов Украины, твердо уверены в одном: Махна государству не переварить, — колом встанет! Историю махновщины нельзя изуродовать, интерпретировать, приспособить под свои коммерческие, политические или государственные нужды как «дела давно минувших дней»… она оставила огромное культурно-политическое наследие, пронизанное духом интернационализма и безвластного общежития. Наследие, которым до сих пор живо интересуются и пользуются как руководством к действию тысячи людей во всем мире. Наследие, в котором живет сам дух свободолюбивого Юго-Востока».
Наивно было бы ожидать от политиков «новой волны», в том числе и устроителей «Дня независимости с Махно», особого почтения к «комиссаровому» — по большей своей части — телу самого батьки, к его метаниям и к его интернационализму. В задачу данной статьи не входит ни анализировать теоретические основы анархизма и его соотношения с демократией, ни популяризировать анархизм. Но зачем он все-таки понадобился именно сейчас? Современный мир для анархии «мало оборудован». Загляните в тот же супермаркет «Таргет» — вы не найдете и следа анархизма. Одна карточка на весь торговый зал на выход в туалет и покурить. Система штрафов за нарушения трудового режима. Прекрасно обученная охрана. Стоит ли говорить, что чем сложнее организация, тем четче в ней иерархия, и что в данном случае отнюдь не снизу она строится, а насаждается сверху.
Зачем же такая массированная атака «матерью беспорядка» на умы людей? В том, что атака спланирована, можно уже не сомневаться. Об обработке молодежи на сайте Майдан-2 «Вечерка» уже писала. А вот и «Зеркало недели» запело что-то знакомое: «народ должен научиться жить, невзирая на политику и вопреки политикам!» (статья «Они и мы», № 32 от 26.08). «Если каждая проблема, требующая неотложного решения, обернется мини-Майданом, власть наконец-то станет делать то, что она и должна делать — не мешать жить народу, а стране развиваться… не забывайте демонстрировать им свою силу». А то, мол, утратите независимость…
Маска! Ты — узнана. Подоплека внезапно вспыхнувшей любви к анархизму — потерянное прошлой властью лицо! Найти его, наверное, политики не рассчитывают, за неимением собственных конструктивных идей. Остается одна возможность — сделать ставку на подрыв и без того шаткого уважения к закону и избранникам во власти, внушить людям, что «никто не лучше, все они одинаковые!». То есть «эти» — такие же беспомощные бездарности, какими были «те»… Для этого и нужна пропаганда анархизма, знакомого людям не по книгам Бакунина и Кропоткина, а по кинофильмам советских лет: «была бы водка, а к водке глотка!»
Что ж, на фоне грядущих экономических неурядиц, ожидающих население, этот проект, может быть, и выгорит. И тогда любое телодвижение власти — а то, что ей придется, в силу запущенности государственного хозяйства предыдущими «специалистами», принимать непопулярные решения, вполне понятно, — будет вызывать «майданы». Только вот не нужно быть пророком, чтобы предсказать, чем обернется это для современных претендентов на звание «батька» или «матинки» нации и в целом для Украины.