Легендарные «Двенадцать стульев» Ильфа и Петрова сорок лет назад экранизировал советский комедиограф Леонид Гайдай, а спустя пять лет – великий экспериментатор Марк Захаров. Обе комедии обоих выдающихся режиссеров получились блестящими, что по сей день не мешает им оставаться конкурентами.

Режиссер Леонид Гайдай был человеком сомневающимся. Порой он лишь в процессе долгого поиска нащупывал то, что интуитивно себе представлял. Леонид Иович не знал, каким у него будет Бендер, и искал претендентов на эту роль по всей стране.

На роль Остапа-Сулеймана-Берта-Марии Бендер-Бея Гайдай перепробовал 22 артистов. Перечень претендентов как Доска почета: Владимир Басов, Владимир Высоцкий, Алексей Баталов, Олег Борисов, Валентин Гафт, Евгений Евстигнеев, Андрей Миронов, Спартак Мишулин, Александр Ширвиндт, Михаил Козаков, Николай Рыбников, Николай Губенко... Гайдай собирался утвердить Михаила Козакова, но вскоре позвонил и извинился перед ним - мол, решил взять Белявского. В первый день съемок с Александром Белявским не разбилась тарелка «на счастье». «Не пойдет! Фарта не будет!» – покачал головой суеверный Гайдай. Так и вышло: Белявский на фоне Сергея Филиппова в образе Кисы Воробьянинова смотрелся неавторитетно. Режиссер остановил съемки и вызвал Владимира Высоцкого. Но снова фаянсовая тарелка не разбилась. А Высоцкий, только начав сниматься, ушел в загул. И тут кто-то рассказал режиссеру, что в провинции уже несколько лет успешно играет Бендера в спектакле «Золотой теленок» малоизвестный актер Арчил Гомиашвили. Гомиашвили сыграл Бендера, но на озвучание не пришел из-за болезни. Его героя озвучил Юрий Саранцев, что вбило кол войны между обидевшимся актером и режиссером. Несколько лет они даже не разговаривали.

Зато Марк Захаров точно знал, что его Бендером будет забракованный Гайдаем Андрей Миронов. А Воробьяниновым – Анатолий Папанов, который также пробовался в «Двенадцать стульев» Гайдая, но чем-то его не устроил. С Мироновым Захаров дружил и видел в нем незаурядный комедийный и музыкальный дар. Миронов с восторгом стал сниматься и работал на площадке «на раз».

Гайдай пробовал на «женщину необъятных размеров с арбузными грудями» актрис Галину Волчек, Нонну Мордюкову, а утвердил Наталью Крачковскую.

Марк Захаров без проб утвердил в свой фильм на «мадам Грицацуеву» Лидию Федосееву-Шукшину. Съемки актрисы совпали с большим горем в семье: ушел из жизни ее супруг Василий Шукшин, а когда началась работа над фильмом, умер и отец. На съемки самой веселой сцены – свадьбы мадам Грицацуевой и Остапа Бендера – актриса приехала сразу с похорон. Играла эпизод, а потом уходила и плакала. Именно поэтому она отказалась сама петь в кадре.

Отца Федора у Гайдая сыграл Михаил Пуговкин. На Кавказе для эпизода, когда отец Федор забрался на скалу, Пуговкина, бледного от страха, пожарным краном подняли на самый высокий пик скалы. А когда на студии просмотрели пленку, оказалось, что высоты не видно – пришлось переснимать сцену в павильоне. В Батуми группа месяц ждала шторма, чтобы на фоне выразительных волн Пуговкин рубил стулья. После этих съемок актер слег с сильнейшим приступом радикулита.

Во время съемок у Гайдая никак не могли снять эпизод, когда Киса Воробьянинов и отец Федор, держась с обеих сторон за стул, лягают друг друга ногами. Гайдаю не нравилось, как пинаются артисты. Ему хотелось видеть в кадре длинные ноги и более смачные пинки. Эти пинки снимали ниже пояса, и вместо ног Сергея Филиппова Гайдай решил снимать свои – очень длинные. И свои ноги его вполне устроили.

Были травмы и на съемках у Захарова. Актриса Любовь Полищук повредила позвоночник - Андрей Миронов должен был уронить ее на матрас во время знойного танго. Но актриса упала на пол.

Известно, что Гайдаю очень не понравилась экранизация Захарова.
Кстати
У фильмов «Двенадцать стульев» Марка Захарова и Леонида Гайдая все же есть актеры, которые сыграли и там, и там. Сразу четыре артиста параллельно сыграли и в первой, и во второй картинах. Правда, все-таки разные роли. Так, Савелий Крамаров в версии Захарова сыграл слесаря Полесова, у Гайдая – одноглазого шахматиста. Георгий Вицин у Захарова – гробовых дел мастер Безенчук, у Гайдая – монтер Мечников. Эдуард Бредун в варианте Захарова предстал в образе родственника Альхена, а в фильме Гайдая сыграл Пашу Эмильевича. И наконец, Юрий Медведев у Захарова – председатель тиражной комиссии, у Гайдая – театрал.