Олег Алексеевич Демин — Чрезвычайный и Полномочный Посол Украины в РФ. О том, как будут складываться отношения Киева и Москвы после непростых выборов в Верховную Раду и формирования нового украинского правительства, на каком языке будут говорить русскоязычные украинцы, о других аспектах отношений между двумя странами в интервью «Независимой газете» рассказал посол Украины в РФ Олег Демин.

— Господин посол, как вы считаете, теперь, когда в Верховной Раде новая расстановка политических сил, да и в целом на политическом поле Украины немалые перемены, изменится ли внешнеполитический вектор украинского государства? Какое место в отношениях вашей страны с миром займет Россия?
— Ни одна из политических сил, которые прошли в новый украинский парламент, не говорили, что отношения с Россией должны стать хуже. Наоборот, все высказывались за развитие украинско-российских отношений по восходящей. Пока наши и ваши политики спорили между собой, была создана так называемая «дорожная карта» — план «Ющенко-Путин», который не подписывался официально, но действует.
МИДы наших стран предлагают доработать с учетом новых реалий соглашение о стратегическом партнерстве и согласно базовому договору конкретизировать сотрудничество приграничных районов. Кстати, знаете, сколько в приграничной полосе живет украинцев, русских и белорусов? 50 миллионов человек.
В сентябре проведут заседания все подкомиссии межгосударственной комиссии, которую возглавляют наши президенты. А где-то через месяц-полтора состоится заседание комиссии по экономическому сотрудничеству, которое возглавляют премьеры. Мы ожидаем с визитами на Украину министра иностранных дел РФ, премьер-министра.
— А президента Путина ждете?
— Виктор Ющенко пригласил президента России посетить Киев в сентябре, когда будет отмечаться 65-я годовщина трагедии Бабьего Яра.
— Наверное, приглашены многие...
— Приглашен Джордж Буш и лидеры других мировых держав. Мы надеемся, что гостей будет много. Конечно же, ждем и президента России. Но главное для нас — его официальный визит, который должен совпасть по времени с проведением межгосударственной комиссии, заседание которой, я думаю, состоится еще в этом году. Что касается внешней политики, то говорить о каких-то предпосылках ее изменения нет оснований. Ко всему такие вопросы решаются на законодательном уровне.
А Верховная Рада, обсуждая подобное решение, не может не учитывать мнение всех политических сил. Недавно президенту Украины передан проект концепции национальной безопасности страны, в котором прописаны основополагающие принципы украинской политики: последовательность, прогнозируемость, прозрачность. В центре проекта — национальные интересы Украины с учетом интересов наших соседей и друзей, построение внешнеэкономического и внешнеполитического сотрудничества на основе равноправного партнерства независимо от вектора взаимодействия.
— Короче, Украина живет в соответствии с правилом: заботься прежде всего о себе, но уважай других?
— Можно и так сказать. Владимир Путин как-то заметил, что не согласен с утверждениями, будто у Украины прозападная или пророссийская ориентация, — у нее, мол, ориентация проукраинская. И это так.
— Судя по заявлениям Виктора Януковича, можно предположить если не вступление Украины в ЕврАзЭС, то, по крайней мере, проявление Киевом интереса к этой организации... И какова перспектива взаимоотношений с другой региональной организацией — ЕЭП?
— Имея статус наблюдателя, Украина не может влиять на процессы, происходящие в ЕврАзЭС, но то, что там происходит, вызывает у нас большой интерес. Например то, что в сообществе сейчас четко прорабатываются правовые основы единого таможенного пространства.
Как и возможность создания зоны свободной торговли в ЕЭП. Но мы выступаем за постепенное, шаг за шагом, продвижение в этом направлении. Наше понимание проблемы: вначале нужно заложить основу, на которой затем можно было бы выстроить таможенный союз.
— А нет опасения, что ЕЭП окажется всего лишь мечтой?
— Именно это и пугает. Потому мы и настаиваем на последовательности в продвижении. Ведь мы создаем ЕЭП не на голом пространстве, а на земле, которая живет по своим законам. И к этим законам создаваемая структура должна быть адаптирована. Мы же обсуждаем в течение трех лет массу постановлений, которые за время обсуждения уже устарели.
Нужно больше динамики. Значение Украины как транзитной страны растет — в связи с увеличением энергетических потоков, в том числе из России, Центральной Азии. Сама жизнь диктует нам взаимовыгодность отношений. А она зависит не от количества взаимных
заверений в дружбе. Недавно президент России предложил Украине совместно (на уровне специалистов, ученых) решать проблемы по преодолению последствий катастрофы в Чернобыле. Это и есть конкретный путь сближения.
— А русский язык — он сближает наши страны, народы или разъединяет?
— С точки зрения культуры русский язык должен объединять нас, но ту же функцию должен нести и украинский язык. На Украине такая ситуация:
все украиноязычное население знает русский...
— Как, например, вы? Вы ведь русский, который говорит по-украински...
— У меня мама украинка, и я иногда ловлю себя на том, что думаю то на одном, то на другом языке, в зависимости от ситуации. Но вернемся к остальным гражданам Украины, которые не говорят по-украински.
Их немало, но ярого сопротивления украинскому нет, люди понимают, что государственный язык знать надо. Дети уже вырастают с сознанием этой реальности. Но старшему поколению сложно приспособиться к новым условиям. И на этом играют некоторые политики.
— Известно, что страны-члены ГУАМ создают собственную военную структуру, которой собираются придать миротворческий статус. Известно также, что инициатором этого шага был Виктор Ющенко. Означает ли это, что Украина претендует на роль главного миротворца в СНГ? Планируется ли введение украинских МС в зоны конфликтов, в частности в Абхазию и Приднестровье?— В миротворческой миссии Украина занимает только ту нишу, которую ей выделяет ООН. Так было на Балканах, в Ливии, в Африке. И то подразделение, которое создается в рамках ГУАМ, тоже будет использовано там, где сочтут нужным ООН и ОБСЕ.