То, что в Украине постепенно назревает конфликт на церковно-религиозной почве, по-моему, уже является очевидным фактом. И тревожные реплики по этому поводу раздаются все чаще. Едва ли не самая громкая прозвучала на днях в Харькове.

Более десяти тысяч верующих харьковчан — прихожан Украинской Православной Церкви (Московского Патриархата) обратились к президенту Украины Виктору Ющенко с открытым письмом, в котором выразили обеспокоенность ростом религиозной напряженности в стране. Инициаторы этого обращения — представители православной общественности — в минувший понедельник рассказали об этой акции журналистам. Роль глашатая взял на себя «Институт поддержки культурно-исторических традиций» — харьковская общественная организация, доселе в политических акциях не замеченная, а более известная культурно-просветительскими акциями. Впрочем, по словам лидера этой организации Владимира Брехунца, и письмо к президенту, и посвященная ему пресс-конференция также не имеют ничего общего с политикой.
— Мы не представляем и не поддерживаем ни одну из политических партий и просим не отождествлять нас ни с одной из них, — заявил он. И, похоже, не соврал. Ибо уж больно не походил диалог на традиционные партийные «прессухи». Красноречием большинство ораторов не блистало, зато эмоции, можно сказать, переливались через край. Одним словом, в искренности выступавших сомневаться не приходилось.
Главной причиной беспокойства православных сегодня является активно провозглашаемая на государственном уровне, и президентом в частности, идея создания «единой поместной» или «национальной» церкви. Помимо того, что, по мнению верующих, идея эта сама по себе антихристианская, так еще светская власть, не очень сведущая в церковных законах, намерена объединять заведомо необъединимое. Каноническую УПЦ — с неканоническими УПЦ (КП) и УАПЦ. Обе последние организации, по мнению десяти тысяч харьковчан, являются не православными церквами, а как сказано в письме президенту, «раскольническими сектами православного обряда», к которым оный президент подчеркнуто благоволит.
С фактом президентского благоволения трудно не согласиться. Как и с фактом непризнания Всемирным Православием ни «Киевского патриархата», ни автокефалов. Тем не менее те и другие продолжают официально именоваться православными церквами. Парадокс? Нет, всего лишь следствие разности светского и религиозного смыслов, вкладываемых в понятие «церковь».
Для государства, политиков и чиновников церковь — просто социальный институт, управляемый государственными законами, для верующих — сакральная общность, руководимая законами духовными и построенными на них церковными правилами.
Одно из главнейших — прямая преемственность священников через таинство рукоположения от основателя церкви — Иисуса Христа. Это главное условие любой христианской церкви. Из всех имеющихся сегодня в Украине конфессий соблюсти это правило сумела только УПЦ (МП).
— Украинская православная церковь может неопровержимо доказать свою священнопреемственность от любого священника до Христа. — сказал на пресс-конференции священник Свято-Усекновенского храма Харькова протоиерей Виктор (Гузенко). — Меня рукополагал покойный уже архиепископ Александр, его, в свою очередь, Патриарх Алексий, и так далее, по цепочке, следуя которой мы дойдем до 988 года, когда была крещена Русь. А она получила крещение от греков — Византийской церкви, которая ведет такую же цепочку до апостола Андрея Первозванного — одного из апостолов Христа…
По словам о. Виктора, первая «не церковная церковь» — УАПЦ — появилась в Украине 85 лет назад, когда ее основоположник священник Василий Липкивский сам себя «рукоположил» в епископы. Все мировые православные церкви так до сих пор и не признали «незаконнорожденную сестру». Как и ее «юного брата» — «Киевский патриархат», лидер которого, как известно, за многократное нарушение церковной «конституции» — Апостольских правил — был лишен церковью священнического сана, предан анафеме и, соответственно, потерял способность совершать церковные таинства, в том числе — рукоположение священников. А обряд без таинства — всего лишь формальность.
Как говорят верующие, они не против существования в Украине единой православной церкви. Но на началах, принципиально отличающихся от тех, что, по их мнению, намерено проводить в жизнь государство.
Единственно возможный выход, заявляют они, — это покаяние самозванцев и возвращение их в лоно канонической церкви в статусе простых мирян. Но никак не объединение с этими самозванцами на паритетных началах. Тем более, что в качестве одного из субъектов такого объединения власть рассматривает церковь иной веры — Греко-католическую.
«Это что, новая Уния?» — вопрошают верующие. По их мнению, в своих попытках создания единой церкви украинская власть рискует спровоцировать непредсказуемые по своим масштабам и проявлениям социальные потрясения. И не только потому, что оскорбляет чувства верующих, «не видя» разницы между обрядом и таинством, между культовой организацией и церковью. Наряду с демонстративным пиететом государства по отношению к «Киевскому патриархату», православные говорят о кампании по дискредитации УПЦ (МП). Это и факты силовых захватов храмов, и шельмование в СМИ, и публичные оскорбления, в частности — на недавнем всемирном форуме украинцев в Киеве, где, кстати, присутствовал и президент Ющенко. И молча слушал эти самые оскорбления, игнорируя не только чувства, но и права огромной массы граждан Украины…
Похоже, именно после этого упомянутые граждане обиделись. И решили спросить президента: мол, с кем вы, Виктор Андреевич?
— Главная цель нашего письма — окончательно расставить все точки над «і», — заявил Владимир Брехунец. — Мы хотим, чтобы президент и украинская власть окончательно определились — с кем они и на чьей стороне.
В религиозных вопросах, в делах веры компромиссы невозможны! Тезис о создании «единой церкви» — миф и провокация. Мы хотим знать — намерена ли власть идти на эту провокацию. Знать — и планировать, как нам себя вести в дальнейшем.
Если власть будет продолжать начатую политику, игнорируя мнения и чувства верующих, то трагического сценария Украине не избежать. И ответственность за возможные социальные потрясения в этом случае целиком и полностью ложится на власть.
Впрочем, мы все же надеемся, что этого никогда не произойдет. Не дай нам этого Бог!