Религия – материя тонкая. Улыбнешься, пошутишь, скажешь: «не согласен», — и тебя уже обвиняют в «разжигании межрелигиозных конфликтов» и нападках на веру истинную. Тем не менее интересно: а как люди божьи справляются с проблемами жизни нашей грешной? Бытовыми, например? На что жить, как «привечать» прихожан, где проповедовать?

Рухнувший железный занавес открыл границы не только от нас, но и к нам. Сначала с Запада к нам ринулись дешевые джинсы, пищевые продукты сомнительного качества в красивых упаковках, страсть к рекламным роликам и баночному пиву. Потом пришла религия. Сколько сегодня у нас этих религиозных течений! Адвентисты, мормоны, баптисты, поклонники «Аун сун рике»… Впрочем, мы и сами не отставали — одна Мария Дэви Христос чего стоила. И все — заметьте, все — вышеназванные утверждают, что Бог един, и именно они являются истинными представителями Всевышнего на нашей бренной Земле. И все хотят свою церковь, свой приход, своих прихожан, свою религию… Сплошной плюрализм и конкуренция.
Внедрение веры в массы всегда сопряжено с проблемой дислокации. Это раньше глашатаи веры ютились в хижинах, проповедовали дикарям у ритуального столба, рискуя в случае недостаточной убедительности попасть к ним же на завтрак. Нет, современным духовным пастырям для качественного выполнения своей миссии необходимы охрана закона и комфортабельные условия.
Вариантов на самом деле не так уж и много: энтузиазм, аренда, своя епархия.
Об энтузиастах своего дела рассказывают просто фантастические истории. Например, один подвижник (принадлежность к церкви не уточнялась) жил на Алексеевке с женой и шестью детьми и проповедовал на площадке у магазина «Молодежный». По словам жителей соседних домов, энтузиазма (как проповедника, так и паствы) хватило до самой зимы.
А как-то раз решили мормоны арендовать помещение в ФТИНТе — физико-техническом институте низких температур. До подписания договора аренды представители Господа Бога выдвинули требование — установить над входом в свою «келью» крест. А вход в пресловутую келью находился аккурат под мозаичной картиной, изображавшей Владимира Ильича Ленина. Администрация задумалась об эстетическом аспекте проблемы (их несколько смущал крест на фоне революционного вождя), а сотрудники возмутились: как так, крест над научным институтом! Через день к руководству пришла делегация православных верующих с требованием: никаких крестов, (а заодно и мормонов), иначе устроим митинг под вашими окнами. Так и не сложилось с крестом у мормонов.
Поэтому собственная церковь, конечно, лучше. Совсем хорошо, если и средства есть на ее строительство. Вот только где ее построить? Чтобы и транспорт, и прихожане, и духовное начало…
Молитвенный дом евангельских христиан строят рядом со студенческими общежитиями на Алексеевке. Строят с прошлого года и собираются заканчивать строительство в следующем.
Говорят, под это строительство вырубили посадку, ликвидировали импровизированный стадиончик. Сейчас — добротное кирпичное двухэтажное здание. На территории — палатки, стройматериалы, молодые девушки. При вопросе «с кем можно переговорить?» сокрушаются: пастора Александра Ивановича сейчас нет, приходите лучше в воскресенье. Приходите-приходите, увидите, как здесь все… А какая газета? А кто вас спонсирует? Ладно, а кто главный редактор? А-а, тогда понятно, разочаровывается девушка и теряет ко мне интерес. Я записываю телефон «офиса», предвкушая, как сообщу главному редактору о его широкой известности в кругах евангельских христиан.
Пастор Александр Иванович фамилию главного редактора уже не уточнял.
— Разрешение на землеотвод и строительство молитвенного дома было получено еще при старой власти, было это не легко, но, как говорит Библия: просящему дается, ищущий находит. Я всегда молюсь о состоянии города, ведь всякая власть от Бога. Строимся потихоньку. Деньги? Народ жертвует. Люди ведь для себя строят.
— Скажите, а почему именно здесь, у студенческого городка? Место для строительства сами выбирали? Считаете, что студентам необходимо развивать «духовное начало»?
— Не то, чтобы место искали, здесь вообще раньше была свалка. Окультурили. Вот рядом тоже верующие собираются, а пойти им некуда. А духовность нужна всем, пусть студенты рядом и временные, все равно — люди...
По словам Александра Ивановича, их догматика — тоже православие. То, что было до восьмого столетия. Дело молитвенного дома — читать и толковать Библию и Евангелие, а уж как у кого эти книги в сознании преломляться будут — это уже их (верующих, надо полагать) дело. Говорит, что человека нужно воспитывать изнутри. Вот, например, не так давно благословляли детей в школу, студентов — в институт. Образование — важное дело, ведь все должны учиться. Но главное — все без принуждения. Дорогу к Богу каждый ищет сам.
Глас народа
Глядя на диктофон, студенты откровенно зевают и просят написать что-нибудь полезное. Например, спросить у властей, почему бы не построить здесь стадион, Интернет-кафе, парикмахерскую, просто кафе или пиццерию, желательно с доступными ценами. Все-таки они (студенты) собираются провести в этих общежитиях пять лет; может, это и наивно звучит, но хочется немного комфорта. Молитвенный дом? Да, вывеску видели. Да какая разница, пусть строят. Ходить? Нет, не будем.
Андрей, второй курс:
«Девушка, отстаньте с идиотскими вопросами! Евангельские христиане? А какие еще христиане бывают? Нам бы со своим киевско-московским католицизмом, тьфу, православием разобраться!»
Ирина (не студентка, пришла в гости):
«В Бога? В Бога я верю, только, если честно, не в церкви. У меня церковь ассоциируется исключительно с институтом духовенства, продающим индульгенции. Нет, церкви новой формации меня не привлекают. Очень сектантством отдает».
Тамара (мать студентки, помогала ей устраиваться в общежитии):
«Девушка, вера — это очень индивидуально. Каждый верит в то, что ему ближе духовно, в то, что однажды уже дало результаты, если можно так сказать. Я ничего не знаю обо всех этих новых религиях, поэтому ничего сказать не могу. Меня вполне устраивает православная церковь От добра добра не ищут».