С 1 декабря на всю страну будет распространен эксперимент по непрямой оценке доходов граждан, претендующих на социальную помощь, который с апреля реализуется в трех областях — Волынской, Кировоградской и Черниговской.

Харьковские чиновники инициативу поддерживают, но с оговоркой.

По словам министра социальной политики Сергея Тигипко, проведение эксперимента и планируемая легализация возможности применять непрямые методы обусловлены тем, что всего 23% соцпомощи получают действительно бедные граждане, остальное – люди с нормальным или высоким доходом. И если инспекторы при оценке официальных доходов украинцев, которые обращаются за льготой, выявляли небедных людей только в 4% случаев, то эксперимент позволил поднять этот уровень до 50% за счет заполнения людьми специальных анкет и дальнейшего опроса соседей о наличии неучтенных доходов, расходов, движимого и недвижимого имущества.

– Логика в этом есть, – считает заместитель губернатора Харьковской области Игорь Шурма. – Поскольку реальный статус человека и задекларированные им на бумаге данные очень часто не совпадают. И страшатся непрямой оценки доходов, как правило, те, кто подает неправдивые данные. Тем же, кто живет за чертой бедности, бояться нечего.

Сегодня люди прибегают ко всевозможным «хитростям», дабы получить те или иные преференции, говорит Игорь Шурма. Например, основной квартиросъемщик все имущество переписывает на детей, которые живут с ним, но прописаны в другом месте, а сам показывает мизерный достаток. Вот в таких случаях внешняя визуализация как раз и будет уместной, считает он.

– При анализе назначения субсидий на недавнем селекторе с Сергеем Тигипко было озвучено, что 11 тысяч человек по Харьковской области получили помощь по решению специальной комиссии. Из них десять тысяч, если строго следовать закону, права на нее не имеют, поскольку у них есть лишняя жилплощадь, – продолжает Игорь Шурма. -- Причем четыре тысячи человек действительно одиноки, а еще 4,8 тыс., не будучи одинокими и располагая «лишней» площадью, имеют право на субсидию по материальному состоянию. Таким образом, эти десять тысяч человек тоже могут стать кандидатами на сбор сведений об их доходах.

В общем эксперимент Игорь Шурма поддерживает, правда, с оговоркой.

– В любой инициативе есть как позитивные, так и негативные стороны. Любую идею можно извратить, – говорит он. – Например, в некоторых областях при назначении субсидий  работникам социальных служб позволялось приходить домой к людям и смотреть, как они живут. И нередко доходило просто до абсурда. Поэтому подход должен быть взвешенным. 

В Харьковской области «потерялись» 400 тысяч человек


Существует и еще один аргумент в пользу внедрения метода непрямой оценки доходов граждан: сегодня на учете в соответствующих службах состоят далеко не все украинцы. Так, по словам Игоря Шурмы, если просуммировать количество пенсионеров, в том числе и работающих, всех, кто зарегистрирован в налоговой службе, детей и студентов, которые прописаны в нашей области, и отнять от общего числа людей, проживающих на Харьковщине, получается разница порядка 400 тысяч людей, а это 15%. 

– И гипотетически эти люди могут работать «в тени» и при этом пользоваться теми или иными преференциями, – предполагает Игорь Шурма. – Так вот непрямая оценка, то есть внешнее наблюдение, как раз и может показать, живут ли они дома, работают ли... Поэтому логика в инициативе Сергея Тигипко есть – таким образом сегодня разрабатывается алгоритм определения реального материального состояния людей.

От статуса «мать-одиночка» нужно избавляться?


К уровню официального дохода, помимо субсидий, привязана и помощь малообеспеченным семьям, а также матерям. И «индивидуальная оценка достатка каждой матери» вызвала в обществе негативный резонанс.

Согласно законодательству, мать-одиночка или женщина, воспитывающая ребенка до трех лет, может претендовать на гарантированный уровень защиты в 30% от прожиточного минимума или получать всю сумму в размере прожиточного минимума, когда уровень дохода на одного члена семьи не превышает 50% от этой величины.

– Если мать – предприниматель и зарабатывает хорошо, ей нужно отказать в деньгах и отдать больше тем женщинам, которые не имеют средств, – считает Сергей Тигипко, ссылаясь на то, что подобная система работает во всех европейских странах.

Игорь Шурма такой подход поддерживает, а от термина «мать-одиночка», считает, вообще нужно избавляться.

– Зачастую люди живут всю жизнь одной семьей, но не расписываются – и женщина считается матерью-одиночкой. Или другой пример:  бизнес-вумен имеет одного-двух детей, замуж выходить не собирается и получает от государства материальную помощь, – говорит Игорь Михайлович. – В данном случае смотреть нужно не на семейное положение, а на материальное: если совокупный доход матери и ребенка меньше установленного законом минимума, они имеют право на помощь. Поэтому инициативы министра я поддерживаю, но не исключаю, что могут случиться перегибы и со стороны проверяющих, и со стороны тех, кого проверяют. И это нужно учитывать.

Власти Екатеринбурга пошли еще дальше


Более того, вице-губернатор не прочь поставить в Харькове еще один эксперимент.

– Я только вернулся из Москвы, где принимал участие в программе «Человек в большом городе» и заинтересовался инициативой властей Екатеринбурга, – делится Игорь Шурма. – Заключается она в следующем: в аэропорту при посадке на самолет потенциальному пассажиру необходимо показать свой паспорт, данные тут же вводятся в компьютерную сеть и, если у человека не уплачено за квартиру и коммунальные услуги, он не допускается к полету. Я считаю, это правильно: у кого есть деньги на авиабилет, тот имеет возможность заплатить и за квартиру. Причем первые три месяца должников вообще не пускали на борт самолета, а потом поставили в аэропорту банкомат: пожалуйста, платите – и летите.