В редакцию пришло гневное письмо: «Нашим дедам и отцам 75 лет репрессиями и казнями доказывали, что на Земле возможен коммунизм, а теперь другие… доказывают, что слабейшее государство, президент и правительство которого твердо и целенаправленно разрушают промышленный потенциал страны, сможет прожить «незалежно». Я же понимаю, что если отрубить человеку руку, то она еще некоторое время будет шевелиться, но вскоре истечет кровью и умрет».

Автор — Александр Борисович Забелин — возмущен тем, что в редакционной статье ко Дню Независимости Украины сказано, что жизнь у нас понемногу налаживается. Он вспоминает, что до того, как Украина стала независимой, Харьков был третьим в СССР по уровню промышленного развития после Москвы и Ленинграда, и обвиняет руководителей государства в сознательном изничтожении харьковской промышленности и принижении значения первой столицы во имя собственного возвеличивания: «В СССР это украинское правительство кормила Москва. И именно поэтому Украина называлась «жемчужиной СССР». А когда Москва перестала кормить дармоедов из Киева, Украина стала самой несчастной и бедной страной Европы».
В письме автор не пощадил никого и слов часто не выбирал. Как не пощадила и сама украинская независимость его послевоенное поколение. Большинство же тех, кому в момент обретения Украиной независимости стукнуло сорок пять, оказались вышвырнутыми из жизни.
Поэтому, очевидно, у автора письма к украинской независимой государственности — свой счет. И он переносит его и на украинский язык.
Мы решили часть приведенных аргументов вынести на суд читателей.
«На Украине» или «В Украине»?
«В рукописях (былинах, законах, летописях и т.д.) до середины средневековья все славяне разговаривали и писали на одном языке. Но г. Москва стоит на вершине водораздела, и реки от нее текут во все стороны. Поскольку все торговые пути тогда шли только по рекам, Москва стала быстро развивать ремесла, добычу различного сырья, стала успешно торговать с разными народами — поэтому и язык на Московщине стал быстро развиваться. А Киев стоял всего на одной реке, да и та текла не с востока на запад, а с севера на юг — получалась всего одна торговая дорога. Поэтому на Киевщине язык чах. Если мы возьмем справочник устаревших и областных слов русского языка, то найдем в нем «око», «долонь», «хмара», «сыр», «билызна» и т. д. Это древнерусские слова, а не украинские! И по сей день в неразвившемся украинском нет слов «сыр» (твердый — голландский, например), сарафан, трусы, постель, белье, облака, перчатки и многих других. Врач-гинеколог делает операцию в «рукавичках», и ни один щирый украинец не может объяснить, что на небе — тучи или облака!
Что же касается новомодного употребления Украины с предлогом «в», то следует учесть, что разговорный язык формировался намного раньше письменного и имеет свои жесткие законы. Если бы Украину называли с предлогом «в», то этот предлог рядом с гласной «у» давно бы стал приставкой «ву». Поэтому «в» перед словом «Украине» могут раздельно произнести только заики, а все остальные говорят «ву краине». Но разве наша страна называется «Краина»? Предлог «на» нужен именно для того, чтобы «Украина» могла начинаться с буквы «у».
Такое вот мнение. Александр Борисович требует, чтобы мы назвали фамилию того, кто требует от журналистов писать неграмотно.
И нас, конечно, этот упрек не мог оставить равнодушными. Решив выяснить, какими нормами определено данное употребление предлога, мы, честно говоря, таковых… не обнаружили. Единственным оправданием является соображение, что «Украина» — это название государства, а, следовательно, логично говорить «в Украине» — по аналогии с употреблением предлога «в» в выражениях «в Англии», «в России».
Тем не менее даже в украинских текстах, например признанного выдающимся лингвистом академика НАН Украины Юрия Шевелева еще в 1998 году Украина употребляется с предлогом «на»: «Не розвинувши власного міського сленґу, українська мова на Україні виробила інше своєрідне явище, що дістало там і свою власну назву — суржик» (Шевельов Ю.В. Книга «Поза книжками і з книжок». К., —
Вид-во «Час». 1998.)
Выражение «в Україні» встречается в более поздних работах украинских языковедов. Так, например, В.В. Нимчук в статье «Доля проекту нової редакції «Українського правопису» пишет: «Адепти радянського мовознавства лякають людей тим, що нібито хтось хоче впровадити в сучасну українську мову діаспорну лексику й орфографію, хоч добре (а дехто й погано) знають, що українці на поселеннях за межами рідної землі використовують соборні українські норми, вироблені видатними мовознавцями, літераторами, освітянами в Україні й демократично прийняті в Харкові 1927 р.» («Українська мова», 2004, № 1).
То есть, выходит, Харьков причастен к нынешнему нововведению! В самом же проекте нового «Українського правопису» в статье автора Романа Рожанковского «Синтаксично-стилістичні риси науково-технічної мови», 2002, есть пункт «1.10. Українська нормативна система керування відмінками, яка забезпечує зв’язок слів за формою відмінка, зокрема у стійких прийменниково-іменникових і дієслівно-іменникових сполуках [1]. Далі грубим шрифтом подано правильні форми керування, а неправильні (взяті з російської мови) — курсивом.
1.10.1. Cтійкі прийменниково-іменникові сполуки:
У(В): в усіх напрямках (по всіх напрямках), у певні періоди (по певних періодах), в Україні (на Україні)»
Все вышесказанное относится, конечно, к украинскому правописанию, вернее, к проекту. Русское же «на Украине» никакими проектами нового «Українського правопису» изменить невозможно. Тем более что и в проекте указано, что «на Украине» — норма русского языка.
Выходит, автор письма прав?