Традиция делать тайну из зарплат футболистов уходит корнями еще в советские времена. Тогда не могли состыковаться две несовместимые вещи — социальная справедливость и необходимость реального стимулирования игроков. К тому же они считались любителями, а какие же любители получают деньги за свое хобби...

Сегодня профессия «футболист» уже существует. Но традиция осталась. Ни один футбольный клуб не позволит себе такой роскоши, как оглашение сумм, указанных в контрактах. Одна из причин, кстати, похожа на ту, которая была решающей в советские времена.







Покойный Евгений Кучеревский как-то сказал о ней: «По сравнению с простыми людьми наши зарплаты, конечно, лучше. Только это не у нас много, а у них мало».


Слабое звено
Узнать хотя бы одну цифру из открытых источников было не реально до 2001 года.
То есть до того момента, когда в наш чемпионат стали массово приезжать легионеры. Но с их появлением обнаружилось слабое звено в нашей засекреченности — иностранная пресса. За рубежом подобные цифры не скрывают, потому, при наличии интернета, их информация стала перетекать и в наши СМИ.
Одним из первых легионеров ХХI века в Украине был болгарин Георгий Пеев. Зимой 2001 года он перешел в киевское «Динамо», и софийская «Меридиан Мач» сообщила предполагаемую зарплату футболиста. Кстати, совсем небольшую по нынешним меркам — $10 тысяч в месяц (здесь и далее — без учета премиальных). Пожалуй, ни один из лидеров киевского клуба сейчас за такие деньги не работает.
О купленном в тот же период Флорине Чернате сообщали румынские СМИ, называя более серьезную сумму — $25 тысяч в месяц. Но это все были еще цветочки.
Ягодки начались с появления в «Шахтере» тренера Невио Скалы и футболиста Джулиуса Агаховы. Последний был куплен за рекордную на тот момент сумму в $7 миллионов, а его зарплата иностранными СМИ на тот момент называлась в районе $75 тысяч в месяц. По Скале же и вовсе называлась сумма $1,5 млн в год (125 тысяч в месяц).
Именно с тех пор «Шахтер», а следом за ним и «Динамо» перешли с тактики массовой покупки недорогих легионеров на тактику точечной селекции. Первая позволяла взять качество из количества, но качество оказалось невысоким: из массы купленных в начале века футболистов прогрессировали только динамовец Гавранчич и горняк Левандовский. Зато сейчас мало кто вспомнит о румыне Саву и белорусе Калачеве, с помпой переходивших в «Шахтер», равно как и о громогласно купленных «Динамо» сербе Куличе или бразильце Алессандру.
Новая тактика стоила не дешевле, но ошибок случается меньше. Самая, пожалуй, большая — аргентинец Нанни, купленный «Динамо», по сообщениям иностранной прессы, за $5 млн. Зато те, кто заиграли, и стали владельцами новых рекордов по зарплатам.
Сегодня
Лидером по зарплате является тренер «Шахтера» Мирча Луческу — $266 тысяч в месяц (эту сумму назвала румынская Gazeta Sporturilor), среди футболистов — горняк Франселино Матузалем (фигурировали $192 тысячи). В число самых высокооплачиваемых в Украине также входят бразильцы Элано («Шахтер») и Ринкон («Динамо») — назывались $100 тысяч в месяц.
Суммы $80—90 тысяч называются в отношении динамовцев Клебера, Верпаковскиса, Юссуфа и горняков Хюбшмана, Фернандиньо, Жадсона, Агаховы.
У главных украинских звезд зарплаты в полтора-два раза ниже — хотя это общая тенденция и в частных случаях она может нарушаться. А у иностранцев выше, потому что их до сих пор приходится заманивать в Восточную Европу, часто выкладывая больше их реальной цены.
«Днепр» по оплате труда на гранда пока не тянет
Когда речь идет о рекордных суммах, упоминаются названия лишь двух клубов — «Динамо» и «Шахтера». Из всех остальных только 4—5 тянут даже на уровень российской Премьер-лиги.
Номером три в неофициальной классификации клубов является донецкий «Металлург», спонсируемый Индустриальным союзом Донбасса (Тарута). Правда, все суммы по нему засекречены, но, думается, тренер Пичи Алонсо и футболист Хорди Кройф получают зарплаты, сопоставимые с динамовскими или шахтерскими.
«Днепр»
Это клуб номер четыре по финансам, хозяином которого является группа «Приват» (Коломойский). Здесь суммы на порядок меньшие, но на уровне средних по России — от $10 до $30 тысяч в месяц. Так, в контракте новичка команды Младена Бартуловича, по сообщениям хорватских СМИ, стоит цифра в $25 тысяч.
Правда, есть и исключение: когда Олег Протасов ушел из «Стяуа» и возглавил «Днепр», румынская пресса сообщала, что его новая зарплата составит $65 тысяч в месяц (вместо $16 тысяч в «Стяуа»).
Середняки
Следом за «Днепром» идут три приблизительно равных по возможностям клуба — харьковский «Металлист» («УкрСиббанк», Ярославский), одесский «Черноморец» («Имэксбанк», Климов) и мариупольский «Ильичевец» (Мариупольский металлургический комбинат имени Ильича, Бойко). Но на данный момент по финансовым возможностям лучший из них, пожалуй, «Металлист», который смог потянуть покупку у «Днепра» опального Александра Рыкуна. Впрочем, не лыком шит и «Черноморец», в активе которого — приобретение Венглинского. Зарплаты в этих клубах колеблются от $5 до $15 тысяч, в «Ильичевце» — от $5 до $10 тысяч.
К этой же категории можно отнести и запорожский «Металлург» («Запорожсталь», Дворецкий, Шифрин), где зарплаты немного скромнее — $4—8 тысяч.
Другие
Остальные клубы элиты звезд с неба не хватают. Там тоже попадаются футболисты, имеющие зарплату выше $5 тысяч, но это исключение из правил. Футболисты этих клубов получают в основном $2—4 тысячи плюс премиальные.
Что касается клубов низших лиг, тот тут и сегодня можно встретить контракты c месячной зарплатой $400—600. Впрочем, это касается в основном клубов из маленьких городков Западной Украины во второй лиге.