Нулевая отметка" - то самое место в Нью-Йорке, где стояли башни-близнецы Международного торгового центра. Сейчас здесь поставлены навес и металлическая ограда, которой обнесена бывшая воронка этих небоскребов. Сегодня через металлические прутья продеты букеты живых цветов.

В воскресенье, в канун 11 сентября, на "нулевой отметке" воздавали дань памяти жертв террористической атаки 2001 года, которая так круто изменила жизнь в Америке.
Вначале свой венок возложил президент Джордж Буш, который накануне "черной даты" американской истории вновь пообещал бескомпромиссную борьбу с терроризмом. А затем сюда потянулся самый разнообразный люд.
"Да здравствует Америка, нас не сломить!", - ораторствует в толпе мужчина, представляющий собой ходячий американский флаг - его костюм скроен из звездно-полосатого полотнища, и в руках он держит за древко национальный флаг. Накануне первого "черного юбилея" американцы охотно вспоминали тех, кто спасал пострадавших, порой, ценой собственной жизни. Америка воздавала дань уважения своим известным героям и неизвестным волонтерам, пришедшим разгребать завалы.
Сюда, на "нулевую отметку", даже был проложен туристический маршрут, гидами которого стали волонтеры - "счастливчики", уцелевшие в этой кровавой трагедии, либо те, кто потерял под обломками небоскребов своих близких.
Дон Бочли стоит возле своего велосипеда с ярко оформленной коляской, на котором он путешествует ровно два года, посвятив свое странствие памяти жертв теракта. Объехав 46 штатов, к 11 сентября он добрался до Нью-Йорка.
"Я вне политики. Просто после 11 сентября понял - жизнь так хрупка и так скоротечна. И вот кручу педали по стране, напоминая людям о том, что мы братья. О Бог, сколько чудесных людей я повстречал за это время!", - рассказывает 51-летний Дон, по профессии "мастер на все руки".
"Пора одуматься! Вспомните слово Господне! Все остальное придумали люди", - взывает Абрахам, вздымающий Библию над головой.
Буддисты в желтых одеяниях, примостившись на асфальте в отражении черного небоскреба "Хилтон Миллениум", с непроницаемыми лицами монотонно бьют в барабаны, на которых написано "Нет насилию".
Группа молодых людей деловито распространяет диски с воспоминаниями очевидцев трагедии, прося "символические $10, хотя запись каждого обходится в $200", говорится в листовках.
Зато компания парней-пуэрториканцев здесь же задаром раздает диски с фильмом, который, по их словам, убедительно доказывает, что 11 сентября было спровоцировано самим "Белым домом".
На них угрюмо и весьма выразительно косится прошествовавшая колонна накачанных парней в одинаковых кожанках с национальной символикой и эмблемой "Американское братство".
На заборе, которым огорожена "нулевая отметка", развешены фотографии - на большинстве из них запечатлены мирные лирические моменты из прошлого на фоне стоявших башен-близнецов. В ночь на 11 сентября здесь вспыхнут два столба света, как символ уничтоженных небоскребов, под обломками которых погибли почти три тысячи человек самых разных национальностей.
На конференциях и "круглых столах", на телевидении и в газетах, и конечно же здесь, на месте трагедии, американцы размышляют о том, что же произошло со страной за пять лет после 11 сентября.
Так называемый "Патриотический акт" наделил силовые структуры новыми полномочиями, замахнувшись на традиционные американские свободы. А созданное после трагедии министерство национальной безопасности получило полный "карт-бланш", насторожив правозащитников.
США, родина иммигрантов, прикрыли двери для незваных гостей. Сейчас это единственная страна, где ты дважды сдаешь отпечатки пальцев - при получении визы и при въезде. А в сумочках тех, кто вылетает в Америку, в аэропортах конфискуют все "подозрительные" предметы, к которым причислен даже тюбик жидкой помады.
Но не в этих "мелочах" проблема. Особенно неоднозначно и болезненно в США восприняты военные кампании в Афганистане и Ираке, предпринятые в рамках войны с терроризмом.
Черные воздушные шары держат в руках почтенные дамы в черных майках из организации "Бабушки против войны". "Война - не ответ!", "Верните солдат домой!", гласят их транспаранты.
Несколько радикально настроенных активистов с воинственными лозунгами, направленными против Буша, попытались перекрыть движение на улице, призывая под свои транспаранты зевак, однако были тут же вытеснены взявшимися за руки полицейскими. Время от времени полиция расчищала митинговую площадку от тех, кто, на их взгляд, уже получил достаточно времени на то, чтобы выразить свои взгляды, и должен освободить место для других во избежание толкучки.
"И это о такой свободной Америке мы мечтали", - воскликнула женщина, воздев кверху указательный палец.
Однако на нелестные выкрики теснимых в адрес полицейских, немедленно откликнулись другие американцы, вступившиеся за честь "черных мундиров".
"Не надо оскорблять полицейских, они стоят на страже нашей безопасности", - решительно подали голос сразу несколько человек.
В это время в Ривердейле, тихом районе на севере Нью-Йорка, олицетворяющем благопристойную "малоэтажную Америку", чуть не каждый дом в канун "черной" годовщины вывесил национальный флаг. Говорят, американский патриотизм стал еще более популярен после 11 сентября.
"Отличный город Нью-Йорк, и люди всех цветов здесь живут как братья. Одна проблема - правительство", - вздыхает американец Джон, чьи родители были выходцами из Палестины.
Вместе с двумя друзьями в воскресный день он работает на погрузке мебели.
"Все изменилось после этой трагедии. Теперь на интервью в компаниях, узнав о моих корнях, мне обещают "позвонить завтра". А брат, получивший диплом в очень престижном университете, был уволен вскоре после 11 сентября. У него теперь очень неудачное имя - Мохаммед", - пожимает плечами Джерри.
"Стало хуже. Люди стали подозрительные, и "копы" могут "шмонать" по своему усмотрению", - соглашается его темнокожий товарищ в "падающих" джинсах в стиле "хип-хоп"
Третий "новый американец", оказавшийся выходцем с "Острова свободы", от комментариев воздержался, у него в крови другой опыт.