Не знающая границ проблема бесплодия, передовые репродуктивные технологии, наличие современных клиник и квалифицированных специалистов, либеральность семейного законодательства Украины и красота украинских женщин. Все это привело к возникновению спроса на очень специфические услуги - суррогатного материнства и донорства яйцеклеток. В свою очередь бедность побудила сотни молодых и здоровых украинок ответить на постоянно растущий спрос предложением. Правда, еще одна особенность отечественного законодательства - его несовершенство - несет участникам "репродуктивных сделок" не возможность счастливого родительства или неплохого заработка, а риски получить совсем не то, чего хотелось.

Киев. Ресторан "МакДональдс" возле станции метро "Минская". Мы разговариваем с киевлянкой Ирой Водопьяновой (имя и фамилия изменены, - авт.). С нашей собеседницей мы незадолго до встречи познакомились по ее уже старому объявлению на одном из столичных интернет-порталов:
"Стану сурмамой - выношу вашего ребенка. Украинка. 25 лет. Есть сын. Стоимость услуги - $30 тыс."
Стадия активного поиска заказчиков уже в прошлом. Сегодня Ира активно готовится стать временной мамой ребенку, зачатому чужими, незнакомыми ей людьми. Буквально через неделю в ее чрево "подсадят" несколько микроскопических эмбрионов, полученных из детородных клеток семейной пары из Германии. Это сделают специалисты одной из киевских клиник, специализирующихся на решении проблем бесплодия.
Месяц назад Ира со своими заказчиками заключила контракт. Стороны договора нашли друг друга в клинике. Киевлянка пришла туда по объявлению в справочнике "Желтые страницы", которое приглашало женщин принять участие в программе суррогатного материнства. Немецкая пара нашла киевскую клинику на немецком же сайте www.eizellspende.de (дословно - яйцеклетка.de). На этом ресурсе сотни бесплодных и уже решивших вопрос бездетности германских и немецкоговорящих пар делятся своими проблемами и советами.
Мотивы сурмам: желание заработать и немножко альтруизма
На путь сурматеринства Ирину толкнули материальные проблемы. Ее заветная мечта - купить, пусть в кредит, собственное жилье. Сегодня в трехкомнатной панельной квартире на Оболони живут ее родители, брат и она с мужем и сынишкой. Зарплата супруга-пожарного 800 грн. плюс пособие на ребенка в 100 грн. - весь месячный доход ее маленькой семьи из трех человек. Перспектив вырваться из бедности не так уж много. Видимо, поэтому муж особо не перечил, когда услышал об идее Ирины заработать с помощью собственного живота. Правда, с мыслью о $30 тыс. пришлось попрощаться. От немецких заказчиков Ирина получит "где-то между 10 и 20 тыс. долларов" (точную сумму Ира по каким-то своим соображениям не называет). Правда добавляет, что оговоренный размер может несколько увеличиться, если она приведет на свет двойню или во время родов ей сделают кесарево сечение - надбавка полагается за дополнительный дискомфорт. От заказов по переписке в Интернете Ира отказалась: ее услугой интересовались только украинцы и предлагали они не больше $8 тыс.
Кроме основного гонорара, который ей вручат только после рождения ребенка, будущая сурмама рассчитывает на $200 в месяц для текущих расходов (например, на улучшенное питание). Еще по $200 она будет получать после пятого месяца беременности до родов. Эти деньги пойдут на оплату квартиры в другом районе Киева, куда Ира переедет с ребенком и мужем, чтобы сохранить беременность, закончившуюся "ничем", в тайне от родственников и знакомых. При этом бесплодная немка у себя дома все это время будет симулировать растущий живот.
Валерий Кидонь, генеральный директор частной столичной клиники "ИСИДА", исходя из своего опыта, утверждает: большинство суррогатных матерей оказывают услугу, пытаясь решить материальные вопросы. И только 10-15% вынашивают чужих детей из альтруизма. К тому же, представительницы альтруистического меньшинства - родственницы или близкие знакомые семейных пар, которым не дано самостоятельно заиметь ребенка.
То же самое - нужда - заставляет женщин делиться яйцеклетками. За один цикл со сдачей 12-15 клеток женщина получает в клинике порядка $300 (это средний уровень по Украине). В случае, если яйцеклеток больше 15, компенсация (в клиниках называют это именно так, не оплатой) может быть увеличена до $500.
В царстве "пробирок с детьми"
Вспомогательные репродуктивные технологии (ВРТ) - в том числе экстракорпоральное оплодотворение ("оплодотворение в пробирке", ЭКО), суррогатное материнство и донацию яйцеклеток - в Украине практикуют 19 клиник. Большинство из них - частные.
Киевская "ИСИДА", расположенная в черте медгородка в Отрадном, пожалуй, самая крупная и востребованная. Она - в числе немногих украинских клиник, обсуждаемых и рекомендуемых друг другу участниками форума на немецком сайте яйцеклетка.de. Новое большое здание с шикарной внутренней отделкой напичкано суперсовременным дорогим оборудованием. В.Кидонь не без гордости говорит, что это единственная в Украине акушерско-гинекологическая клиника, в которой женщина может получить полный цикл услуг - от первых консультаций до принятия родов. Гендиректор показывает "публичные" и рабочие помещения клиники. В числе прочего впечатляет огромная VIP-палата для рожениц со специальной массажной ванной, больше похожей на бассейн.
При этом впечатляют не только интерьеры и оборудование, но и цены. Одна попытка полного цикла ЭКО - 6,5 тыс. грн. Комплексный пакет ЭКО - 24 тыс. грн. Один цикл ЭКО с использованием донорских яйцеклеток, за которые доноры получают $300-500, - 19 тыс. грн.
Мы - не единственные "туристы" в этом учреждении. Едва ли не каждый день здесь встречают и проводят экскурсии для иностранцев - потенциальных пациентов. Многие потом возвращаются, в том числе за услугами украинских суррогатных матерей. Среди них - пары из США, Англии, Новой Зеландии, Германии, Австрии, Италии.
Нынешнее количество сурмам и доноров яйцеклеток, сотрудничающих с клиникой, по словам В.Кидоня, полностью отвечает потребностям пациентов. По программе суррогатного материнства в "ИСИДЕ" проходит до 20 женщин в год. Конфликтов во время этих программ, как утверждает гендиректор, никогда не было. "Ну, а если генетические родители вдруг откажутся забрать ребенка... Что ж, его будет воспитывать государство", - спокойно рассуждает В.Кидонь.
Медцентр "ИНТЕРСОНО" во Львове - конкурент "ИСИДЫ" на западных просторах Украины. Он тоже "фигурант" яйцеклетки.de. В отличие от большой столичной клиники пациентки львовской рожают только за ее пределами. Однако все, что не связано непосредственно с принятием родов, заверяет директор Елена Мороз, здесь выполняют на высшем уровне. И оплодотворение в пробирке, и доимплантационную диагностику, и имплантацию эмбрионов, и последующее наблюдение беременных. "Поэтому и цены, - говорит директор, - от столичных не сильно отличаются".
Во львовской клинике тоже есть свой банк данных. В нем пять суррогатных матерей (две из них сейчас беременны) и 50 доноров яйцеклеток. Некоторых доноров можно даже увидеть на детских фотографиях: старомодные платьица, в волосах - большие банты. "Это для требовательных иностранцев, - поясняет Е.Мороз. - Их интересует все: группа крови, цвет глаз и волос, вес, характер, образование донора. Украинцы в этом плане гораздо менее взыскательны".
Кстати, о пациентах-украинцах. Ошибочно было бы считать, что недешевыми услугами центров репродукции с применением донорских яйцеклеток и программ сурматеринства пользуются только обеспеченные западные пары. Как-раз таки большинство потребителей таких услуг, по словам руководителей клиник, - украинцы. Проблема бесплодия не знает географических границ и разницы в доходах. Украинская нация ею также поражена. "20% супружеских пар имеют проблемы бесплодия. Вот только лишь 5-10% из них могут позволить себе ЭКО", - говорит В.Кидонь.
Впрочем, встречаются и нестандартные случаи. Так, среди пациенток "ИНТЕРСОНО" была одна львовянка, которой бог дал и хорошее здоровье, и отличный достаток.
Чтобы беременность не испортила ее стройную фигуру и не мешала частым турпоездкам, для получения ребенка она воспользовалась телом наемной сурмамы.


Суррогатное материнство и закон
Почему бездетная немецкая пара, доверившая киевлянке Ирине родить их ребенка, и другие, подобные ей, становятся пациентами украинских клиник, понять несложно. Стоимость ВРТ, и в частности ЭКО, в Украине значительно ниже, чем в западных клиниках. Более того, в некоторых странах (например, в Германии, Австрии, Дании) отдельные виды ВРТ - с использованием сурмам, донорских яйцеклеток или доимплантационной диагностики (когда из нескольких оплодотворенных в пробирке яйцеклеток выбираются только те, которые имеют наибольшую вероятность превратиться в маленького человечка) - просто запрещены. Так, в Германии под запретом все три перечисленные технологии. За их использование врачу грозит большой денежный штраф и даже лишение свободы на срок до трех лет.
В минувшем феврале австрийка Марианне С. побывала во Львове. "Перелет обошелся в 700 евро, гостиница - в 360, услуги "ИНТЕРСОНО" с использованием донорских яйцеклеток - в 2770, медикаменты - еще в 200", - поделилась она с нами величиной своих расходов. Однако потраченного ей вовсе не жаль. Сейчас счастливая Марианне беременна двойняшками.
"Почему сдавать сперму можно, а яйцеклетки нет?" - задает риторический вопрос Клаус Бюлер из ганноверского центра по вопросам планирования семьи. Он считает, что немецкое законодательство по отношению к бездетным парам излишне сурово, и его следует смягчить. Однако, по мнению сторонников либерализации, перспектива этого крайне маловероятна из-за излишка эмоций и иррациональности в многочисленных дебатах "по поводу".
То ли дело Украина. Статья 123 Семейного кодекса устанавливает происхождение ребенка при искусственном оплодотворении и имплантации эмбриона. В случае с суррогатной матерью закон четко определяет родителями семейную пару, которая предоставила свои детородные клетки и воспользовалась услугами "другой женщины". В случае с использованием чужой яйцеклетки, согласно той же статье, родителями малыша становятся женщина, которой имплантировали эмбрион, и ее супруг.
А несколько приказов Министерства юстиции регламентируют процедуру оформления актов гражданского состояния в отношении новорожденных, появившихся на свет от суррогатных матерей. Правда, в "дополнение" к Семейному кодексу они требуют, чтобы в РАГСЕ к документам на ребенка прилагалось еще и нотариально заверенное письменное согласие сурмамы о том, что она не против записи родителями ребенка ее заказчиков.
Кто не рискует, тот не нянчит младенцев
И все же, несмотря на либеральность украинского законодательства, участники "детородных контрактов" не застрахованы от рисков.
От подписанного в клинике договора с заказчиками Ира Водопьянова, секретарь-референт с высшим образованием, не в восторге. "У меня много обязанностей и нет никаких гарантий, - говорит она. - Если ребенок родится с патологией (даже не по моей вине) и заказчики от него откажутся, гонорара мне не видать. Не получу я его и в том случае, если на момент родов заказчики вздумают развестись и никому из них малыш уже не будет нужен. Опять же, у меня нет договора с клиникой. Хотя там мне будут делать имплантацию, в нее я обязана регулярно приходить на осмотры, в случае необходимости там же буду лечиться. То есть меня как пациента этой клиники не существует... А если со мной что-то произойдет во время родов?!"

"Если меня обманут - я оставлю ребенка клинике, - продолжает Ирина. - В конце-концов - он все-таки не мой, я его всего лишь буду вынашивать".


Обо всем этом Ира рассказывает, время от времени отвлекаясь на своего 4-летнего сынишку Алешку, который задорно скачет недалеко от нашего столика по детской площадке "МакДональдса". Он, сам того не зная, в Ирининой программе суррогатного материнства - очень важное звено.
Наличие одного или нескольких детей для будущих сурмам - обязательное условие. Его соблюдения клиники придерживаются не только потому, что наличие ребенка в определенной степени подтверждает способность рожать. "Главное, чтобы сурмаме после родов было на кого переключить свое внимание и любовь", - поясняет тонкость психологического момента медицинский директор "ИСИДЫ" Андрей Тумасов.
А теперь представьте, что даже несмотря на наличие своего ребенка, сурмама от прилива любви и нежности отказывается отдать генетически чужого малютку. Или трезво решает с помощью шантажа поднять планку гонорара. Это уже головная боль генетических родителей ребенка. Особенно - иностранцев. Для них перспектива утонуть в судебных дрязгах в чужом государстве, к тому же еще далеком от статуса правового, - настоящий кошмар.
Нет гарантий у бездетной пары и их будущего малютки в том, что по окончании программы он появится на свет, скажем, без ВИЧ-инфекции, сифилиса или другого серьезного заболевания. Вдруг в начале программы обследование сурмамы было проведено небрежно? Или она подхватила инфекцию уже после имплантации эмбриона. В договоре одной из клиник потенциальная суррогатная мать должна лишь на словах заверить, что в ее роду отсутствуют врожденные психические и другие наследственные заболевания.
Рискуют и доноры яйцеклеток. Цикл донации сопровождается мощной гормональной стимуляцией организма. Как правило, процедура эта заканчивается успешно. Тем не менее, не исключены осложнения, среди которых наиболее частое - синдром гиперовуляции яичника. Согласно заключению украинского Минздрава, в 8-23% случаев оно может носить легкую степень, в 1-7% - среднюю, в 1-1,8% - тяжелую. При тяжелой необходимо хирургическое вмешательство. "Бывает, это заканчивается смертью пациентки", - отмечает профессор Томас Катцорке, один из ведущих специалистов по репродуктивной медицине в Германии. Всегда ли об этом предупреждают доноров?
При этом государство не регулирует и не контролирует правовые отношения доноров яйцеклеток, бездетных пар и суррогатных матерей с клиникой. Как и отношения заказчиков и сурмам друг с другом. Еще одна серьезная проблема связана со стандартами медицинских услуг. "В Украине их просто нет, - сокрушается вице-президент Всеукраинского совета защиты прав и безопасности пациентов Виктор Сердюк, - Как нет и четко выписанной системы ответственности медицинских учреждений."
Государство вынашивать чужих детей разрешает, но процесс не контролирует
Пожалуй, это удивительно, но граждане, у которых расклеились только что купленные ботинки, защищены государством лучше, чем бездетные пары, сурмамы или женщины-доноры. Для первых, по-крайней мере, определено, куда жаловаться и на какую компенсацию рассчитывать. Относительно же программ суррогатного материнства и донорства яйцеклеток государство правил не установило.
Надежда Жилка, начальник департамента по вопросам материнства и детства Министерства охраны здоровья, согласна, что эта тема урегулирована плохо. "Сейчас группа специалистов (есть среди них и представители частных клиник) работает над усовершенствованием проекта закона "Об охране репродуктивного здоровья", - говорит она. - Обязательно найдут в нем отражение и вопросы суррогатного материнства и донорства яйцеклетки".
В.Кидонь сомневается, что новый закон увидит свет в ближайшем будущем. "Ни в обществе, ни в парламенте нет четкого понимания проблематики. Прогрессивные изменения некому лоббировать", - считает он.
Впрочем, государству пока нет дела не только до правил. Когда говорят, что статистика знает все, заблуждаются. Она не знает, сколько в Украине родилось детей от суррогатных матерей. Сколько из них остались в Украине, а сколько покинули ее пределы с родителями-иностранцами. Были ли случаи отказа и сколько детей попало под опеку государства.
Что говорить, если один из высокопоставленных чиновников Министерства по делам семьи, молодежи и спорта в разговоре с нами заверил, что суррогатное материнство в Украине вне закона, его нет, а значит не может быть и проблем, связанных с "суррогатными детьми". Хотя, по некоторым данным, через два десятка украинских клиник по репродукции проходят более 100 сурмам в год. В РАГСах "суррогатных младенцев" регистрируют давно и успешно. Для этого достаточно позвонить в столичные РАГСы того же Соломенского района, в котором расположена "ИСИДА", или Шевченковского, где живет много богатых семейных пар.