В заложниках у естественных монополистов мы чувствуем себя как мышь в ловушке, понимая, что заплатить, сколько требуют, придется — стоимость, например, энергоносителей входит прямо или косвенно в стоимость всех товаров и услуг.

Быть монополистом — выгодно: задрав цены, можно «содрать лишку». А конкурировать — постоянные хлопоты. Поэтому в принципе любой бизнесмен спит и видит себя именно в роли монополиста, а бодрствуя, стремится убрать конкурента с рынка. Нам же, потребителям товаров и услуг, важно, чтобы в игру «кто кого съест» как можно дольше играло как можно больше бизнесменов. Ибо монополизация ведет к удорожанию, а конкуренция — к снижению цен и росту качества. Поэтому там, где это возможно, государство в лице Антимонопольного комитета препятствует образованию монополий.
Эх, прокачу!
Вряд ли повышение цен на услуги такси может всерьез взволновать харьковчан. Когда-то в городе был всего один телефонный номер, по которому мы вызывали такси под подъезд. Теперь же есть из чего выбрать. Среди информационных служб такси — есть фирмы крупные, с которыми работают по договору двести и более машин, но встречаются средние и даже мелкие, где машин всего десяток.
Однако не дайте ввести себя в заблуждение — официальных перевозчиков-лицензиатов, то есть тех, кто получил лицензию на право осуществления хозяйственной деятельности по оказанию услуг на перевозку пассажиров и их багажа, всего 197. Так что далеко не все, кто «с шашечками» и даже со светящимся номером информационной службы над кузовом, имеет право называться «такси». Много у нас «диких» перевозчиков. Впрочем, говорят, такие есть даже в Нью-Йорке…
За то, что часть своих «рисков» в виде поисков клиентов законные и незаконные индивидуальные перевозчики корреспондируют «Информационными службами такси», они лишаются права самим договариваться о цене с пассажиром и оказывают услугу по тарифам, установленным теми же информационными службами.
Не будем рассматривать случаи недобросовестной конкуренции, когда служба пытается завоевать клиента низкой ценой, но в результате обманывает и реальный расчет водитель проводит по средне-рыночной цене перевозки. Однако уровень этой «цеховой» цены уже несколько выше, чем мог бы быть, имей мы дело с отдельными предпринимателями. Во-первых, тариф должен быть выгоден как можно большему количеству перевозчиков с различным уровнем технического состояния машины (и тех, кто катается на более выгодном пока газе, и тех, чьи «лошадки» бензин «жрут немеряно»), во-вторых, в него заложена прибыль предприятия — самого информационного агентства.
Но в данном случае жаловаться было бы несправедливо — взамен мы получаем несомненное удобство: возможность вызвать такси по телефону, выяснить цену, отказаться, если тариф покажется высоким, связаться с более дешевым (и часто более порядочным) агентством. У наиболее экономных граждан к тому же никто не отнимает права при необходимости срочной поездки выйти на трассу и на свой страх и риск торговаться и выбирать «чего подешевле». И наверняка найти. Если не услугу, то приключение…
Если бы парни всей земли…
Как сообщило ИА «Статус-кво», руководители харьковских служб такси обсуждают перспективу согласованного повышения цен на проезд. Сейчас, как сообщил руководитель службы «Ваше такси» Павел Бородин, тариф на проезд в такси по г. Харькову составляет от 1,2 грн. до 1,5 грн. за км при себестоимости 5 грн./км.
«Поднимая цены на бензин и газ, правительство вынуждает таксистов уходить в «тень», иначе они могут лишиться большой части своих клиентов. В связи с этим руководители всех служб такси должны договориться о совместном повышении цен на свои услуги», — заявил П. Бородин
Вот такая, вроде бы, непрерывная цепочка взаимных вынуждений: цены на мировом рынке — правительство — такси; причем все сразу, чтобы «не уходить в тень», где и без них достаточно тесно...
Но у Виктории Александровны Нагний, председателя Харьковского областного антимонопольного комитета, есть своя версия подоплеки подобных заявлений:
— По всей видимости, мы имеем дело с попыткой противозаконного сговора. Обычно инициаторами подобных действий выступает один крупный игрок на рынке — в данном случае рынке услуг такси, который различными путями, в том числе давлением и запугиванием, пытается склонить к повышению цен более мелкие фирмы. Понятно, что оснований для дружного перехода всех служб на работу по повышенным тарифам нет. Во-первых, у каждой фирмы, кроме машин, работающих на бензине, есть машины, заправляющиеся газом, и процент их в разных фирмах разный. Во-вторых, у фирм разная организация бизнеса, поэтому и рентабельность различная. Где-то, может, действительно цена на бензин вынуждает повышать тарифы, а где-то резерв рентабельности помогает успешно конкурировать за счет более низкой цены на услуги.
Легко понять, что в случае, если руководителям служб такси удастся договориться о «едином тарифе», то по отношению к жителям города они из отдельных субъектов хозяйствования превратятся в фактического монополиста этого рынка услуг и получат возможность определять и поддерживать цены выше того уровня, который определяется нормальной конкурентной средой. В таком случае Антимонопольный комитет должен принять и принимает сторону «слабого», то есть потребителя.
В конце августа территориальное отделение Антимонопольного комитета порекомендовало всем харьковским «Информационным службам такси» воздержаться от действий, которые могут привести к нарушению конкурентного законодательства.
Рекомендации Антимонопольного комитета — не пустое сотрясение воздуха. Это перечень мероприятий, которые в течение десяти дней все 24 информационных службы такси обязаны выполнить. В частности, сообщить, по каким тарифам они обслуживают клиентов в настоящий момент. В данном случае, говорит Виктория Нагний, Антимонопольный комитет решил «действовать на опережение», не дожидаясь возможных негативных последствий для потребителя. И еще долго цены на услуги по перевозке пассажиров будут находиться под пристальным вниманием «антимонополистов».
От имени, но не по поручению
Комментировали заявление Павла Бородина руководители харьковских «информационных служб такси» со вздохом. Сама по себе ситуация с ростом цен на бензин и сжиженный газ не радует никого. Но и повышать цены на свои услуги невыгодно.
— Мы завоевываем клиентов и уровнем сервиса, и ценами, вводим дисконтные карты, но если придется повышать цены — мы будем в проигрыше. Опыт подсказывает, что при повышении тарифов клиенты во-первых, некоторое время избегают пользоваться услугами такси, во-вторых, начинают метаться между фирмами в поисках более дешевого варианта. То есть, по сути, с ними надо начинать работать заново, — поделился мнением директор одной из информационных служб. Разница же в тарифах все равно осядет в карманах торговцев бензином, уверяли меня директора.
В основном так же реагировали все опрошенные службы — они отрицали причастность к сговору о синхронном повышении цены на свои услуги и доказывали, что им повышение так же невыгодно, как и пассажирам.
Приятно было слушать, как каждый из директоров доказывал, что именно его служба и является самой добросовестной, клеймил конкурентов за привлечение к перевозкам плохо подготовленных водителей, уверял в готовности «ездить с нулевой рентабельностью» в ожидании понижения цен на газ и бензин и хвастался самыми низкими тарифами.
Почему «приятно»? Потому, что пока количество перевозчиков и информационных служб в городе вполне достаточно для того, чтобы назвать этот рынок классическим рынком свободной конкуренции.
Были бы пассажиры… А их сейчас цены на такси волнуют в последнюю очередь — на метро хватило бы.