Глава ГНАУ опровергает остановку выплат налога на добавленную стоимость

Глава Государственной налоговой администрации Украины (ГНАУ) АНАТОЛИЙ БРЕЗВИН в своем первом после назначения интервью рассказал корреспонденту газеты «Коммерсант» Наталье НЕПРЯХИНОЙ, которое было опубликовано 07.09.2006 о действительных показателях выполнения бюджета, темпах возмещения НДС, а также о будущих взаимоотношениях налоговой
и бизнеса.
— Обнародованные накануне пресс-службой Минфина показатели выполнения бюджета в августе скрыли снижение поступлений от налоговой и сокращение объемов возмещения НДС. Означает ли это, что Минфин наполняет бюджет в ручном режиме?
— Вопросы наполнения доходной части бюджета являются для правительства показателем, который поможет обеспечить задекларированные ранее программы социально-экономического развития страны. Поэтому особую тревогу вызывает тот факт, что до конца года налоговая не выполнит показатели на 6 миллиардов гривен. Уже по итогам семи месяцев на 2 миллиарда гривен не выполнен план поступлений в общий фонд бюджета. Из запланированных на август 7,256 миллиарда гривен невыполнение — 1,5 миллиарда гривен. Мы приняли ряд мер в работе с крупными плательщиками и обеспечили в августе поступление 7 миллиардов гривен, которых налоговая служба давно не достигала.
— Вы можете подтвердить факт снижения Минфином планов для налоговой?
— Нет, таких действий с целью приукрасить показатели Минфин не осуществлял. Цифра, которая была заложена, осталась. К нам было единственное требование: наполнить бюджет, над чем мы активно работали и, как видите, на 256 миллионов гривен недотянули. Однако за счет перевыполнения другими структурами, в частности Гостаможней, в стране были выполнены бюджетные назначения.
— И вы, и первый вице-премьер Николай Азаров неоднократно заявляли, что от предыдущего руководства ГНАУ вам достался «плохой багаж»?
— Мы договорились, что не будем критиковать решения предыдущих руководителей, ведь каждый работал как мог. Однако что касается некоторых показателей, то они вызывают тревогу. Например, 5,9 миллиарда гривен переплат, существовавших к моменту смены руководства. Или, скажем, в Госказначействе сейчас по решению судов лежит 700 миллионов гривен на возмещение НДС. И, что интересно, это фирмы, которые не имеют отношения к реальному возмещению, а созданы для вымывания бюджетных денег. И, к сожалению, ряд работников налоговых служб занял наблюдательную позицию в этом процессе. Мы это все проанализировали и будем идти к цели — в сроки возместить заявленный НДС. А где есть попытки хищения, будем резко реагировать.
— Сколько сейчас составляет долг невозмещенного НДС? И почему Госказначейство не возвращает НДС тем предприятиям, которые уже внесены в реестр?
— Только за август возмещено 1,152 миллиарда гривен. Нами создана рабочая группа, и в поставленный срок 15-20 дней будет полная картина. Шум сейчас поднимают те, кто пытался через суды получить деньги и разбежаться. Все, кто на законных основаниях предъявил необходимые документы, подтверждающие возврат НДС, в полном объеме будут его получать. Я уверен, что к концу года задолженность мы ликвидируем. Сейчас заявлено к возмещению 5,2 миллиарда гривен, в стадии рассмотрения всего 278 миллионов гривен, а подлежат активным проверкам 568 миллионов гривен.
— Вы будете использовать распространенную практику избирательного возмещения НДС?
— Выборочного возмещения никогда не было. Сегодня такие условия, когда уменьшились темпы роста производства, уменьшился экспорт, а суммы заявленного НДС растут непропорциональными темпами. Поэтому мы должны отделить товаропроизводителей, оптовых торговцев и трейдеров от тех, кто создает имитацию деятельности для возмещения. Уровень изощренности растет.
— Будете ли вы встречаться с бизнесменами, как это делал ваш предшественник Александр Киреев?
— Встречи с представителями бизнеса будут обязательными. Но чтобы их проводить, мы должны иметь детальнейший анализ происходящих процессов в отраслях. И тогда убеждать налогоплательщика, что лучше не ждать проверки налоговиков, а все же самому пересмотреть показатели деятельности. Такая работа уже ведется сегодня. По каждому показателю мы слушаем региональные налоговые и задаем им вопросы: например, как могут 360 предприятий с оборотом свыше 10 миллионов гривен платить налог на прибыль в размере 30 гривен. Я однажды не удержался и сказал, что, может быть, лучше постоять под церковью и попросить там денег для госбюджета, тогда затрат на зарплату работников будет меньше.
— Насколько, по вашему мнению, эффективно публикование списков предприятий-минимизаторов?
— Обнародование списков минимизаторов ничего не дает. Это популистские шаги, свидетельствующие об уходе от серьезных разговоров, и очковтирательские рассказы о том, что мы с кем-то боремся. Фирма-минимизатор не стоит в стороне, она создана крупными плательщиками и работает, чтобы уменьшить уплату налогов. Можно рассказывать про фирмы «Бетта», «Ветта», «Гамма», которые имеют обороты по 300-400 миллионов гривен, и умалчивать о тех, кто стоит за ними. Поэтому цель нашего анализа — показать каждую отрасль и предприятия, которые системно уменьшают уплату налогов, предупредить их и разрушить эти схемы.
— Но имена минимизаторов неоднократно назывались, известны и схемы, по которым они работают; почему же они до сих пор не понесли уголовную ответственность?
— К сожалению, нет системной работы в сфере законодательства и нет системной борьбы — вроде бы все сделали, а на этапе судов начинается непонятная ситуация. Суды почему-то принимают позицию без всестороннего изучения аргументов, имеющих отношение к сути вопроса.
— Правительство декларировало снижение ставок налогов и возвращение льгот СЭЗ и ТПР, но за счет чего налоговая будет компенсировать эти льготы?
— Сколько я себя помню, нас пугали тем, что если снизить ставки налогов, то сразу же упадут доходы бюджета. Но давайте вспомним: когда была ставка налога на прибыль 30 процентов, а позже ее снизили до 25 процентов, сколько перед этим было шума! Однако получили при меньшей ставке налогообложения большие поступления от этого налога. Поэтому, снижая ставки НДС и налога на прибыль, будем думать и над снижением размеров фонда оплаты труда и других начислений, которые есть на фонд, так как это является большим тормозом.
— Киевская областная налоговая администрация предложила узаконить авансовые платежи, в частности налог на прибыль. Как вы относитесь к таким инициативам?
— С одной стороны, это возможная организация для предприятия и планомерного финансирования бюджетных программ. Планомерно подходит 3-е, 15-е или 20-е число месяца, и предприятие все финансирует. С другой стороны, мы понимаем, что бизнес вынужден планировать свою финансовую деятельность и на протяжении определенного отчетного периода не сможет отвлечь свои оборотные средства. Мне кажется, что эти высказывания касаются, скорее, легализации порядка выжимания платежей в виде переплат. Это больше технологический вопрос Минфина, который, получив средства, распределяет их на несколько месяцев.
— На 2006 год Минфин запланировал высокие плановые показатели для ГНАУ. Будете ли вы отстаивать их снижение при подготовке бюджета-2007?
— У нас есть группа, отрабатывающая с Минфином показатели, которые будут доведены на 2007 год. Мы не хотим каких-то льгот, преференций в части уменьшения своих обязательств, но все должно основываться на реальных цифрах и возможностях, а также на макроэкономических показателях.
— Почему вы сменили всех заместителей, кроме Сергея Лекаря, при этом отдавая предпочтение представителям Донецкой области?
— У меня только два заместителя из Донецкого региона. Некоторые руководители департаментов стали заместителями. И не потому что они плохие специалисты, просто их уровень организационной работы и умение влиять на региональные подразделения не обеспечивают поставленных задач. И я не сомневаюсь, что через год-два они вырастут в больших руководителей. Лекарь же — профессионально подготовленный человек, и у меня нет к нему претензий.
— Что может стать причиной увольнения глав региональных налоговых администраций?
— Пример: руководитель Донецкой налоговой вместо того, чтобы прибыть на коллегию и объяснить причины невыполнения плана, присылает свое заявление. Абсурд. По Киеву уже давно все забыли, когда в полном объеме выполнялись бюджетные назначения. При этом глава региональной налоговой и его четыре заместителя ушли отдыхать. Так что кадровые изменения будут, и быстрее чем я ожидал. У меня была цель дать им возможность полгода поработать, но я вижу ситуацию, когда глава налоговой в области не знает ни одного показателя по своему региону и на простые вопросы ничего не может ответить. К сожалению, в списке невыполняющих бюджет у нас оказались Донецк, Днепропетровск, Киев.
— Как будете бороться с коррупцией в органах налоговой службы, если начальником следственного управления уже назначен Владимир Фурлет, фигурировавший в деле о контрабанде сахара?
— Он не был замешан в этом деле. Не нужно из рядовых сотрудников делать стрелочников. Ни расследования, ни другие факты не подтверждают его виновности. Во-первых, мы должны продолжить работу отделения налоговиков от лиц, оказывающих им услугу. Поэтому мы хотим автоматизировать все проверки и просим плательщиков присылать в электронном виде реестры налоговых накладных. К ним не будут ходить, но мы увидим, кто использует фиктивные предприятия и выписывает левые накладные. Это принесет облегчение примерным налогоплательщикам, но этого боятся фиктивные фирмы. Во-вторых, должна быть оценка действий сотрудника по каждому факту. Бывает так, что невиновного увольняют, а кто виновен — чуть ли не герой нашей Украины. На следующей неделе будет утверждена соответствующая программа, которая предусматривает разъяснительную работу. Кроме того, я принял решение и переподчинил аппараты по борьбе с коррупцией в региональных налоговых главе ГНАУ. Я хочу знать: где, кто и почему что-то совершает.
— После своей отставки экс-генпрокурор Святослав Пискун заявлял, что Александр Киреев давал указания проводить проверки финансовой деятельности его бизнеса, знакомых и друзей — вплоть до возбуждения уголовных дел. Будете ли вы так же относиться к тем, кто не лоялен к действующей власти?
— У премьер-министра жесткая позиция в этом вопросе, и сводится она к тому, что мы должны забыть все окраски. Налоговая служба находится вне политики. Я также декларирую равенство перед законом всех представителей финансово-промышленных групп вне зависимости от того, кто там директор или председатель правления и к какой политической силе он примыкает. Поверьте, ГНАУ уже давно забыла о том, что должна кого-то преследовать. Наша задача обеспечить партнерские отношения с плательщиками, выполнить бюджет в этом году и создать базу по наполнению бюджета-2007.