Одна из проблем милиции — кадры. Письмо начальника одного из РОВД Харькова — о молодом человеке и причинах, по которым он оставил службу.

Уважаемая редакция! Хочу рассказать о судьбе одного отставного старшего оперуполномоченного уголовного розыска, капитана милиции, закончившего свою карьеру в ОВД уже в 27-летнем возрасте. А ведь всю свою сознательную жизнь с самого детства мечтал служить в милиции. Уходя, он говорил, что ему горько бросать любимое дело.
Почему выбрал профессию именно работника милиции? Детская память зафиксировала, как в пятилетнем возрасте он спасался от преступника — взрослого мужика, напавшего на него. Вопрос о том, кто должен защищать людей, остался надолго.
Окончив Харьковский национальный университет внутренних дел, он получил три диплома — высшее юридическое образование, высшее экономическое и степень бакалавра информационных систем в менеджменте. По распределению попал к нам, в отдел уголовного розыска, отделение по расследованию тяжких преступлений против личности. То есть, как в народе говорят, «убойный» отдел.
Казалось, перед молодым офицером открывались большие возможности, а он хотел проявить себя — например раскрыть тяжкое преступление.
С сотрудниками повезло, но на их фоне он чувствовал недостаточность знаний, полученных в НУВД. Буквально всему нужно было учиться заново. К тому же выяснилось, что работа в уголовном розыске — это отсутствие выходных и праздничных дней, мизерная зарплата. Денег хватало лишь на питание и сигареты. Каждый день был похож на предыдущий. Разница состояла только в том, где ночевать — ехать в пригород, куда перебралась семья, или оставаться ночевать на столе в кабинете, чтобы выспаться, а не тратить лишний час времени на дорогу. Но постепенно втянулся, многое вошло в привычку. И представить себе другую жизнь не мог.
Первая инициатива — и первое разочарование. В январе 2002 года из оперативных источников были получена информация о том, что в марте 2000 года в частном секторе одного из домов поселка Коротич Харьковской области был убит
45-летний мужчина. Звали Николаем. Со слов соседей и близких друзей, Николай уехал в Сумскую область к родственникам на долгое время, так как надоело жить одному. Поэтому о нем на протяжении двух лет никто и не вспоминал. Но также было установлено, что последний раз его видели в нетрезвом, как всегда, виде у знакомых — неких Александра 50 лет и Елизаветы 55 лет. Эта пара ранее была неоднократно судима. Их источник информации и подозревал в совершении тяжкого преступления — убийстве Николая.
Два месяца молодой опер в одиночку собирал информацию о Николае, проверял ее достоверность, установил, где теперь проживали Александр и Елизавета. В апреле 2002 года Геннадий и еще один молодой сотрудник, заправив за свой счет автомобиль, выехали на задержание..
Задержанные «сознавались» на допросах лишь в мелких кражах овощей с огородов и из погребов. Но Геннадию удалось разговорить Елизавету и выяснить, что в марте 2000 года Николай их таки навещал. Постепенно была восстановлена картина происшедшего — пили, возникла ссора, Елизавета несколько раз ударила ножом Николая в живот и грудь. А потом… легла вместе с Александром спать. Утром, увидев, что гость не дышит, они недолго думая закопали труп в сарае, пустив слух, что Николай уехал в Сумскую область к родственникам.
Работа была выполнена, и Геннадий думал, что руковод-ство отметит самостоятельное раскрытие им первого убийства. Но — не тут-то было, все лавры получили как раз руководители, Геннадий же не был отмечен даже элементарной благодарностью. Так повелось и в дальнейшем.
С годами Геннадий становился профессионалом, передавал опыт молодым сотрудникам. В 2005 году ему было присвоено очередное звание капитана милиции. В 27 лет он занимал должность уполномоченного угрозыска по тяжким преступлениям против личности. Неплохое продвижение по службе, но…
Геннадий решил оставить службу в ОВД. Последний год был для него самым тяжелым — умерла мать, запил отчим. Кроме того, он захотел иметь полноценную семью. А на зарплату в 760 грн. невозможно было прожить втроем — с супругой и маленьким ребенком.
Да и времени, чтобы помочь жене с малышом, работа не оставляла.
Задаем себе вопрос: если такие опытные сотрудники, как Геннадий, будут оставлять работу в правоохранительных органах, кто же будет защищать наши семьи от преступников? Соизмеримы ли 760 грн. с ощущением защищенности, спокойствия в нашем доме и безопасности наших детей — вот в чем вопрос…