Гость «Прямой телефонной линии» — секретарь Харьковского городского совета Геннадий Кернес

— Добрый день! Меня зовут Ольга Николаевна. Я слышала, что создано коммунальное предприятие «Жилкомсервис» как альтернатива ЖЭКам. Куда можно обратиться и сделать заказ на ремонтные работы в квартире?
— Здравствуйте, Ольга Николаевна! КП «Жилкомсервис» зарегистрировано, но пока мы только определились с назначением руководителя данного предприятия. Сейчас приглашаем мастеров-профессионалов на работу в службу единого заказчика. Кроме этого, мы работаем над созданием условий для введения нового ЕРЦ — единого расчетного центра. Потому что если эти процессы будут отделены друг от друга, успеха не будет. Объясню, почему.
Сегодня ЕРЦ находится в частном банке. И банк диктует свои условия — за обслуживание, проведение денег берет проценты от суммы, поступившей на счета коммунальных предприятий. Это значит, что, например, ЖЭКи города за восемь месяцев текущего года заплатили за обслуживание в «Мегабанке» 1,3 миллиона гривен, а в прошлом году — почти два миллиона. КП «Харьковские тепловые сети» в ЕРЦ «Мегабанка» за обслуживание в течение восьми месяцев этого года уже заплатили шесть миллионов гривен, а в 2005 году — 8, 6 миллиона. КП «Харьковкоммуночиствод» за восемь месяцев текущего года заплатил 520 тысяч гривен, в 2005 году — 850 тысяч.
Это разумно? Надо понимать, что банк — частная, а не коммунальная структура. И на данный момент в сфере оплаты коммунальных услуг в Харькове, фактически, действует искусственный монополист. А мы хотим, чтобы город сам управлял своими деньгами, которые вращаются в сфере ЖКХ. Мы планируем успеть до введения новых тарифов создать первый альтернативный расчетный центр. Он должен находиться в коммунальной собственности, принадлежать всей территориальной громаде, а не частному банку. Городские власти должны просчитать самые неприятные варианты, которые гипотетически могут произойти, поскольку за коммунальные услуги платят харьковчане. Когда о наших намерениях создать новый ЕРЦ узнал «Мегабанк», то быстро пошел нам навстречу, предлагая уменьшить процентную ставку за банковское обслуживание, хотя раньше этого не сделал. А ведь «Мегабанк» обслуживает еще и область…
— Геннадий Макаров вас беспокоит — «Объединение за культурное и языковое равноправие». Меня интересует судьба детей, родители которых хотят обучать их на русском языке в школе № 16 в поселке Жуковского. Однако русский класс в школе не открывается. Вы планируете положительно решить этот вопрос? В противном случае наше объединение начнет защищать права этих родителей.
— Хочу проинформировать Вас, что мы последовательно отстаиваем вопросы, касающиеся русского языка. Мы отстояли в суде первой инстанции решение городского совета об использовании русского языка в работе органов местного самоуправления. Вы можете обращаться в местные официальные органы и получать ответы на русском языке. Но в сфере образования эти вопросы урегулированы законами Украины, а не решениями местных органов власти. В поселке Жуковского есть общеобразовательная школа № 37, в которой обучение ведется на русском языке. Кроме того, украиноязычная школа № 16 является специализированной, а не общеобразовательной, и многие родители хотели бы отдать детей в такую школу. Этот конкретный вопрос обсуждался в присутствии всех заинтересованных сторон, с участием начальника управления образования Ольги Деменко, представителями общественных организаций, выступающих как за украинский, так и за русский языки. Поэтому вы нас упрекать не можете. Думаю, что ваши требования необоснованны.
— Это Николай Степанович вас беспокоит, пенсионер. С 22 по 27 сентября в Харькове проводятся общественные слушания об установлении экономически обоснованных тарифов в ЖКХ. Насколько городские власти готовы выслушать простых харьковчан и провести эти слушания не для «галочки», а для выработки разумных решений?
— Обсуждение тарифов или любых других регуляторных актов — это процедурный вопрос. Поэтому общественные слушания, встреча с харьковчанами или любая другая форма общения с населением не должны заканчиваться. Хотя общественные слушания проводятся в соответствующие сроки, это не значит, что после принятия определенного решения власть не будет нуждаться в диалоге с населением. Мы заинтересованы, чтобы как можно больше узнать о том, что сегодня волнует харьковчан, где «болевые точки» самых насущных проблем, как найти рычаги и механизмы, которые позволят исправить ситуацию к лучшему, помочь людям. Мы хотим, чтобы харьковчане верили власти и знали, что могут обратиться к ней за защитой. Пока в Харькове сложилась ситуация, когда нет диалога — люди сами по себе, власть сама по себе. У нас отсутствует взаимная ответственность. Мы хотим изменить эту ситуацию, жить одной семьей харьковчан, вместе создавать условия для качественного и безопасного проживания в городе.
Но что мы видим? Вместо помощи, например, со стороны политических деятелей или общественных организаций — откровенный популизм. А ведь это просто дешевый способ заработать себе имидж на проблемах харьковчан. Я вернулся с судебного заседания, на котором некий «Городской дозор» решил… запретить проведение общественных слушаний! То есть некая «общественная организация», созданная под одного «лидера», решила заменить собой всех жителей Харькова. И, как видите, понятно, что не власти мешают решению проблем. У нас из года в год ремонтируют одну и ту же улицу, вода по колено после дождя, хотя затрачены деньги на ливневки, в сфере ЖКХ работает система «откатов», которую мы хотим искоренить. Нам мешают работать те, кто не хочет, чтобы новые городские власти изменяли сложившуюся порочную систему.
— Это нереально! Вы думаете, что можно навести порядок в системе ЖКХ? Да это же «черная дыра», удобная для бесконечного поглощения денег квартиросъемщиков!
— Мы заинтересованы в наведении порядка, город должен нормально, спокойно жить. У нас же система разрушена, финансировалась «по остаточному принципу», и сейчас мы уже говорим о безопасности ее эксплуатации. Кроме того, ведь это высокотехнологичные процессы — подача тепла, холодной и горячей воды, водоотведение. Сложно представить, что произойдет, если люди начнут сами заботиться о своем жизнеобеспечении — в каждой многоэтажке установят котельную, бойлерную, электрогенератор… Когда сахар тихо поднимается в цене или мясо тихо дорожает — все молчат, считая, что все нормально. Я хочу, чтобы мы поняли — безопасность жизни самое главное! Городские сети и коммуникации изношены, оборудование старое, существует вероятность новых «Диканевок» или «Алчевска». И мы хотим создать новый рынок услуг ЖКХ — с правом выбора, альтернативу ЖЭКам.
Сегодня происходит дополнительное финансирование отрасли, когда собственник жилья платит в карман слесарю или сантехнику. Почему мы считаем, что родились для того, чтобы платить деньги своему ЖЭКу? Ведь можно поступить проще — харьковчане могут получить право выбора того предприятия, которое справится с поставленной задачей.
Дома разные: есть такие, которые эксплуатировали правильно, а есть дома, в подвалы и подъезды которых никто никогда не заглядывал — ни вентили не меняли, ни стекла в окнах. Из 26 видов услуг ЖЭКа, которые в свое время предлагала оплачивать команда Шумилкина, мы предлагаем населению оплачивать только 16 обязательных услуг. И эти деньги будут идти строго по назначению.
Кроме того, в совокупном доходе ЖКХ будет присутствовать и финансовая поддержка из бюджета. Она будет направлена на социальные гарантии льготным категориям харьковчан, которые не были учтены в государственных программах — а это дополнительные десятки миллионов гривен. Мы будем финансировать восстановление жилого фонда: капитальный ремонт домов, перекладку сетей. Деньги будут направлены также на энергосберегающие технологии для уменьшения себестоимости затрат.
Мы создаем систему управдомов, которые возьмут на себя организацию процесса содержания домов и ответственность за их содержание. Они будут набирать персонал — слесарей, сантехников, дворников — и обслуживать «свои» квадратные метры.
Мы должны разрушить миф, что ничего сделать нельзя. Харьковчанам просто надо помнить о том, что собственниками своего жилья являемся мы. В Харькове 90% жилья приватизировано. И не может собственник относиться к своему жилью безответственно. От культуры жильцов, от степени их ответственности зависит очень много: целостность подъездов и лифтов, своевременная оплата за содержание жилья, а, следовательно — грамотная эксплуатация дома.
Власти остается заниматься созданием качественных и безопасных условий проживания людей. За счет наведения порядка с обеих сторон — со стороны харьковчан, с их отношением к своей собственности, и со стороны тех, кто обеспечивает содержание данной собственности. Мы разрабатываем решения и нормативные акты, которые направлены на создание благоприятных условий в сфере ЖКХ. И контролируем предоставление качественных услуг вовремя и в срок.
— Здравствуйте, я Александра Васильевна, коренная харьковчанка, живу на Салтовке в двухкомнатной квартире с пятилетней дочкой-инвалидом. Началось обсуждение новых тарифов на коммунальные услуги, и я в ужасе. Не знаю, как на свою невысокую зарплату смогу и лекарства купить, и одежду, еще и за квартиру платить.
— Александра Васильевна, городские власти не пытаются решить проблемы ЖКХ за счет малообеспеченных харьковчан. Мы понимаем, насколько сложно воспитать ребенка, особенно с недостатками в физическом развитии. Городские власти не думали о повышении тарифов, пока не получили от правительства гарантий социальных выплат из государственного бюджета. И для того чтобы облегчить жизнь тех людей, которые не могут платить полную стоимость коммунальных услуг, городские власти предлагают ввести «местную льготу». Это проверенная форма социальной помощи. И заключается она в том, что 19 категорий граждан, не подавая документов в социальные службы, платят по старым тарифам, а разницу погашает городской бюджет, дотируя коммунальные предприятия.
На ближайшую сессию городского совета выносится проект решения о предоставлении такой социальной помощи. В списке социально незащищенных категорий дети-инвалиды, прикованные к постели, до 18 лет; дети-инвалиды с онкологическими заболеваниями, до 18 лет; дети, страдающие церебральным параличом, до 18 лет; дети-инвалиды до 18 лет из семей, где оба родителя — инвалиды первой и второй групп; неработающие родители, которые осуществляют уход за ребенком-инвалидом до 18 лет; инвалиды первой группы, которые получают социальную пенсию или помощь; матери-героини; многодетные семьи (трое и более детей до 18 лет); одинокие матери (с двумя и более детьми до 18 лет); инвалиды первой и второй групп по зрению; реабилитированные граждане, которые стали инвалидами, вследствие репрессий или являются пенсионерами и имеют право на льготы согласно статье 1 Закона Украины «О реабилитации жертв политических репрессий на Украине»; граждане, реабилитированные согласно статье 3 данного Закона; граждане, которые пострадали вследствие Чернобыльской катастрофы и имеют право на льготы согласно Закону Украины «О статусе и социальной защите граждан, пострадавших вследствие Чернобыльской катастрофы»; ветераны воинской службы и ветераны внутренних дел, которые имеют право на льготы, согласно действующему законодательству; семьи граждан, которые имеют право на льготы согласно Закону Украины «О статусе ветеранов войны и гарантий их социальной защиты» (участники боевых действий, участники войны, семьи участников боевых действий, погибших в Афганистане и других локальных войнах, семьи участников боевых действий, умерших после войны в Афганистане и других локальных войн); семьи погибших (рядовой состав) при прохождении срочной воинской службы, которые выполняли всеобщую воинскую обязанность в мирное время.
— Меня зовут Харитон Семенович. Я обращаюсь от имени жильцов дома номер 8/10 по улице Красноармейской, фасад которого выходит на привокзальную площадь. Наш дом является лицом Харькова. Но каждый приезжающий читает на нашем доме огромную рекламную надпись: «Немиров». Вспоминается рассказ, как американец, проехавший из Москвы во Владивосток, спросил, почему в России все станции называются «Туалет». Так и у нас получается. Эта громадная вывеска испортила наши крыши, создает плохие условия для стока вод. Да и пассажиры, выходя на площадь, думают, что они приехали не в Харьков, а в город Немиров.
— Харитон Семенович, оставьте мне свой домашний телефон. В течение нескольких дней вам перезвонят. Я надеюсь, что мы вам поможем, и все будет хорошо.
— Спасибо, успехов вам!

Личное дело
Кернес Геннадий Адольфович — секретарь Харьковского городского совета с апреля 2006 г.
Родился 27 июня 1959 г. в Харькове. Окончил Харьковскую СШ № 82. Окончил Национальную юридическую академию им. Ярослава Мудрого (по специальности «правоведение») и Харьковский государственный экономический университет (по специальности «государственная служба»). Магистр государственной службы.
С 1977 по 1990 гг. работал на предприятиях города в разных должностях. С 1992 по 1994 гг. — руководитель производственно-коммерческой фирмы «Акцептор». С 1994 по 1999 гг. — председатель правления АО «НПК-Холдинг». С 1999 по 2001 гг. — первый заместитель директора дочерней компании «Торговый дом «Газ Украины». С 2001 по 2002 гг. — президент АООТ с иностранными инвестициями «НПК-Холдинг». В апреле-мае 2002 г. — секретарь Харьковского городского совета. С 2002 по 2006 гг. — президент АООТ с иностранными инвестициями «НПК-Холдинг». С апреля 2006 г. — секретарь Харьковского городского совета.
Депутат Харьковского городского совета трех созывов (с 1998 года).
Член Партии регионов Украины.
Воспитывает трех сыновей: Кирилла, Даниила и Родиона, а также внучку Киру.