Мой 15-летний сын обзавелся «спецодеждой»: черной кожаной курткой, браслетами от «ошейника» с шипами. Говорить с ним стало просто невозможно. Смотрит на нас с отцом свысока, хамит – одним словом, «крутой». На каком языке с ним общаться? Нина

«Посмотрите на меня. Я – другой»


– Протест в подростковом возрасте – это заявление: «Посмотрите на меня, я – другой, я имею право, я не хочу жить по вашим правилам, и я их нарушаю». Это характерная особенность подросткового возраста, – объясняет заведующая областным Центром практической психологии и социальной работы Харьковского областного научно-методического института непрерывного образования, психолог-методист Елена Маринушкина. – Для подростка очень важно некоторое обособление от взрослых.

Неформальное объединение – это, с одной стороны, самовыражение подростка, а с другой – его проверка себя самого, определение собственных границ. В-третьих, для подростка важна принадлежность к группе, которая для него значима. Считается, что, если у подростка нет значимой группы, этот возраст для него не состоялся: он останавливается на определенном уровне в социальном развитии, плохо адаптируется в обществе.

До старости с ирокезом обычно не ходят


Выбор необычного «коллектива» зависит от того, чего жаждет подростковая душа, и от того, кто в этот период первым окажется рядом, кто примет его в свою «стаю». Если чадо решило просто повыпендриваться перед прохожими – это относительно безобидная история. Чаще всего подросшим детишкам просто нравится броская атрибутика: значки, заклепки и другие «погремушки». С зеленым ирокезом до глубокой старости обычно не ходят, поэтому стоит переждать, когда «детская хворь» закончится. Но в некоторых группах «фенечками» не ограничиваются.

– Ко мне обращаются многие родители, обеспокоенные увлечениями детей, – говорит Елена Маринушкина. – Чаще всего их волнует, что ребенок стал рэпером, рокером, эмо. Обращаются за помощью и родители, чьи дети стали сатанистами или жертвами других деструктивных культов.

Новая компания может стать реальной угрозой. В некоторых подростковых группах горько оплакивают, например, бренность бытия и приветствуют суициды. В других собираются, чтобы вместе «побалдеть» под марихуану, или ратуют, например, за связи «с кем-нибудь и как-нибудь». Специалист считает, что деструктивной может оказаться любая группа – даже спортивная секция, если тренер считает нужным навязывать детям собственные сомнительные «теории».

Тактика «предков» – не критиковать и не запрещать


– Взрослым кажется, что это несерьезно, а для ребенка это не игра, а жизнь, новое качество, – уверяет Елена Маринушкина. – Конечно, это не означает, что родители обязаны выражать полную поддержку: «Молодец, сынок, как мы рады, что ты у нас такой оригинальный». Но очень важно относиться с пониманием.

К тому же обычно папы и мамы не готовы решать этот вопрос как семейный. Психолог рассказывает, что когда они приходят на прием, просьба звучит, как правило, так: «Сделайте что-нибудь с моим ребенком – исправьте и подчините».

– Чаще всего родители готовы к переделыванию ребенка, но не готовы к совместным действиям, – говорит Елена Маринушкина. – С подростками нужно находить общий язык. Они не терпят фальши, четко различают искренность и панибратство. Подростковый возраст – это окончательное формирование мировоззрения, собственных представлений о себе. Поэтому на подростка важно не давить, а предоставить ему право размышлять, высказывать свою точку зрения.

Главное – не критиковать и не запрещать: то, что разрешено, подростку не интересно. Мало того, конфликты с «отстойными предками» только поднимут статус чада среди его сотоварищей. Но если увлечение угрожает здоровью ребенка, его психике или жизни, Елена Маринушкина советует родителям проявить настойчивость, постараться изолировать подростка от деструктивной группы и переключить на другую – более мирную, предоставив при этом свободу выбора.