Год назад «Подробности» сообщили, что уровень расчетов за жилищно-коммунальные услуги в Украине за первое полугодие 2005 года увеличился на 11% и составил 98,5%. Председатель Государственного комитета Украины по вопросам жилищно-коммунального хозяйства Алексей Кучеренко отметил тогда, что «это — мировые нормы, такого уровня Украина еще не достигала».

То есть наконец-то была достигнута некоторая гармония между уровнем доходов населения и стоимостью услуг жилищно-коммунальной сферы. Но, как говорится, недолго музыка играла.
Безальтернативные товары
Если у вас нет денег на мясо, то вам его никто и не даст. Нет денег — не ешьте мясо. И это, в общем-то, правильно. «Нет денег — сидите без электричества! Нет денег — сидите без тепла! Нет денег — убирайтесь из квартир!» — таково мнение наших начальников. (Я не преувеличиваю: президент в свое время ветировал новый Жилищный кодекс, в том числе и потому, что он нарушил конституционное право граждан на жилье.)
На первый взгляд, эта логика имеет смысл. Я, однако, утверждаю, что в ней заложено либо экономическое невежество, либо, мягко выражаясь, лукавство, граничащее с безответственностью неких больших и малых чиновников по отношению к гражданам и своему делу.
Почему должна идти речь о безответственности? Потому что, если у человека нет денег на мясо, он найдет ему множество альтернатив. А тепло, электроэнергия, жилье и т. д., — хотя и действительно товары, но все же товары особые. У них, в отличие от мяса, альтернатив нет. Как и у воздуха. Поэтому совокупность предприятий, производящих эти товары, обобщенно называют жизнеобеспечивающими системами. И общество потребляет это «обеспечение жизни» при посредстве институтов, по определению регулируемых государством (в отличие от потребления мяса). Эта сфера хотя и вмонтирована в рыночную экономику, но все же и ценообразование, и система ее организации носят характер и политический, и социальный. И государство в значительной степени существует именно для ее регулирования. О либерализации этого сектора экономики в современном цивилизованном государстве речь не идет никогда. Но есть, разумеется, и другие государства.
Для чего возникли государства
Чтобы обосновать эту мысль, не обязательно оканчивать университеты. Достаточно вспомнить азы школьного курса истории Древнего Мира. Первые государства как организационная форма существования цивилизованного общества в долине Нила и в междуречье Тигра и Евфрата возникали именно в связи с необходимостью широкомасштабных работ по водоотведению и водоснабжению, в связи с управлением жизнеобеспечивающим ресурсом — водой. Исторически это первая важнейшая функция государства, не менее, а скорее даже более важная, чем вооруженная защита территории.
Если разлаживаются системы жизнеобеспечения, если люди в массе своей замерзают или не могут пользоваться электроэнергией, если они живут в разрушающихся жилищах, то речь идет о разрушении основ цивилизованной жизни. А если невозможна цивилизованная жизнь, то зачем тогда вообще нужно государство?

Поэтому для любого человека, понимающего природу жизнеобеспечивающих систем, ясно, что вопросы надежности и гарантий доступа к их ресурсам надо вынести за скобки: сначала нужно их обеспечить и только потом можно разбираться — кто конкретно не платит, сколько, почему, какими должны быть тарифы и т. д. Поэтому чиновник, категорически ставящий условием потребления жизнеобеспечивающих ресурсов их оплату (а тем более предоплату), мягко говоря, дает повод задуматься о его соответствии занимаемой должности. Таков социально-политический срез проблемы.
Жилье и государство
Как устроен американский город, скажем Нью-Йорк? В нем есть ряд районов, населенных людьми разного достатка. Скажем, в Квинсе достаточно типичная стоимость аренды квартиры — $2000 в месяц, в Бруклине — $1000, а в Исте, где селится беднота, — муниципальные квартиры по $200-300 в месяц. А еще есть трущобный Гарлем, в котором можно жить и не платить ни цента. Но это уже «отдельная песня». Что такое «бедный американец»? Определить это точно несколько затруднительно, но, скажем, американец с доходом $12 тыс. в год — это бедный. А мой знакомый экс-харьковчанин (безусловно, бедный) в Милуоки, выходя зимой на общественные работы по расчистке снега, в час зарабатывал по $20. Нетрудно понять, что тот, кто платит за квартиру 2000 ежемесячно, сначала платит с них налоги, которые… далее понятно. Важно то, что даже такое государство,как США, традиционно считающееся государством либерального беспредела, из своего бюджета направляет часть средств на содержание жилья не слишком удачливых граждан.
А мы родом из патерналистского государства СССР, с большими объемами общественных фондов потребления. Из этих общественных фондов через бюджет и производилась львиная доля оплаты содержания систем жизнеобеспечения. Причем никакой благотворительности в этом не было, а был такой двухканальный способ оплаты труда — через зарплату и через общественные фонды потребления. И когда (в 1992 году) мы с этим государством расставались, деньги в его бюджете на содержание жилого фонда все еще были. Поэтому, если уж захотелось либеральных реформ, их нормальная (то есть — элементарно честная) логика должна была бы состоять в том, чтобы передать эти деньги в фонд заработной платы. И только при этом условии возложить на граждан соответствующую часть ответственности за оплату содержания жилья и коммунальных услуг.
Но разве ЭТО было сделано? Вовсе нет. Деньги «увели» на другие расходы (и разворовали в том числе), а гражданам сказали: теперь платить будете вы. Причем отняли ведь не только общественные фонды потребления (являвшиеся, напомню, очень существенной частью фонда оплаты труда!). Отняли и сбережения прошлых лет, отняли — через колоссальное падение уровня производства, через категорический отказ от индексации зарплаты, через безработицу — и самое заработную плату! Отняли и сказали — платите! Кто это сделал? Государство.
К сожалению, наше государство обладает фундаментальным, определяющим его глубинную сущность, непреодолимым и чудовищным свойством, уходящим своим истоком в прадавние времена: в критических для себя обстоятельствах оно начинает… уничтожать своих граждан. И это свойство не зависит от цвета власти — белые, красные, бело-голубые, оранжевые… Это универсальная, преемственная черта нашей власти, жестко сохраняющаяся при смене элит и даже при смене формации.
Год назад я посетил заседание тогдашней «рабочей группы по оптимизации тарифов» в нашем горисполкоме и «круглый стол» с представителями политических партий и общественных организаций. С тяжким сердцем смотрел и слушал городских чиновников, доказывавших необходимость, неизбежность и чуть ли не гуманность повышения тарифов. А потом посмотрел по телевизору старый фильм «Холодное лето 1953 года». И поразила меня мысль: до чего же они одинаковы — те и эти. Эти и те. Чем? Человеческой мелкостью, суетностью, безответственностью, нежеланием и неумением отвечать за прошлое и предвидеть будущее, да еще легкостью, с которой они предают тех, кто вольно или невольно вручил им свою судьбу.
Газ Украины
Когда месяца полтора назад стало известно, что ДК «Газ Украины» — дочерняя компания НАК «Нефтегаз Украины» — отключила от газоснабжения КП ХТС за долги, я был несказанно удивлен, памятуя прошлогоднее заявление председателя ГКУ ЖКХ. Откуда долги? Этот вопрос недолго оставался без ответа. Дело в том, что цены на газ за 8 месяцев текущего года росли то ли дважды, то ли трижды при неизменном тарифе. Разница до введения новых тарифов должна была покрываться госбюджетом. Но в бюджете денег на это не оказалось. Нет их и по сей день. То есть это долги не Иванова-Петрова-Сидорова, это долги государства, отвечающего по платежам НАК «Нефтегаз Украины» и всех его «дочек». А граждане могут спать с чистой совестью.
Спать-то они могут, а помыться — нет. И не только помыться. Альтернатива (только — единственная ли?) существующему положению вещей — введение новых тарифов, которые граждане заведомо не смогут оплатить без соответствующих гарантий государства по социальной защите. Фактически гражданам Украины предъявлено требование: не пить, не есть, опуститься ниже уровня абсолютной нищеты, но при этом в поте лица зарабатывать деньги, чтобы расплатиться с ДК «Газ Украины», которая, в свою очередь, заплатит из них швейцарской компании «РосУкрЭнерго», а далее их присвоят несколько наиболее предприимчивых граждан Украины и России. Только это и устроит ДК «Газ Украины».
Населению буквально навязывается дорогой российский газ от «РосУкрЭнерго», хотя в Украине есть значительно более дешевый газ собственной добычи, обходящийся после всех торговых накруток в 340-360 гривен за 1000 кубометров. Этот газ мог бы покрывать большую часть потребностей населения, но он идет на экспорт, обеспечивая кому-то сверхприбыли.
Ситуация фантастическая. Не было еще в истории такого, чтобы государство загоняло свое население в рабство к иностранной компании, собственниками которой является считанное число его же граждан. За всем этим проглядывает очень веселенькое социально-политическое устройство. Будучи студентом и изучая философию я задавал себе и преподавателям вопрос: как на следующем витке политической эволюции будет выглядеть рабовладельческий строй? Теперь я такого вопроса не задаю — я вижу ответ на него воочию.
P.S. Уже после того как я написал эту статью, Верховная Рада Украины 22 сентября, преодолев президентское вето, ввела мораторий на повышение тарифов на жилищно-коммунальные услуги на 2006 год. Согласно решению парламента, повышать цены нельзя еще и на газ, электроэнергию, проезд в общественном транспорте (кроме такси). Все цены на эти услуги должны вернуться на уровень 1 января 2006 года.
Понятно, что этот мораторий никого ни от чего не спасает. Он означает лишь отсрочку в приведении приговора в исполнение. Но параллельно возникает вопрос:
а где у нас механизмы привлечения власти к той ответственности, о которой шла речь выше? Похоже, что их просто не существует.