Ларчик открывается просто — Харьковский завод ГП «Электротяжмаш», оказывается, давно является лакомым кусочком для российских бизнесменов.

О том, что ГП «Электротяжмаш» собираются исключить из списка объектов, не подлежащих приватизации, и выставить на продажу, сообщили 18 сентября «Экономические известия». «Электротяжмаш» назван вторым по привлекательности объектом после Николаевского судостроительного завода, на который претендуют греческая компания Laskaridis Shipping Co и норвежская Dof Industrie AC.
Кто претендует на «Электротяжмаш» — не сказано. Единственный комментарий дал нынешний директор завода Виталий Чередник: «Если его приватизировать, — считает г-н Чередник, — новый собственник сможет влиять как на российские, так и на украинские железные дороги. Наши модификации тяговых двигателей Россия закупает в большом объеме. Очень хорошо можно будет покомандовать всеми «Российскими железными дорогами» («Экономические известия», 18.09).
Поскольку выяснить у г-на Чередника, чьи именно интересы стоят за продажей уникального завода, не удалось — он оказался в командировке, мы за информацией обратились к восстановленному судом, но так и не получившему возможности приступить к работе директору завода Олегу Калашникову. (Как он сообщил в интервью, руководство «Электротяжмаша» с недавних пор усилило охрану завода — кроме частной охранной структуры — еще и подразделениями «Беркут»).
Основной претендент – «Трансмашхолдинг»
Олег Анатольевич, как выяснилось, в курсе всего, что происходит на заводе и вокруг него. С заводчанами он поддерживает надежную связь.
— Министр промышленной политики сменился, а вы все еще не работаете. Почему?
— Я встречался с Анатолием Ивановичем Головко три недели назад. Он интересовался, в чем суть проблемы, и я ему рассказал. Анатолий Иванович пообещал, что решение суда он будет выполнять как того требует закон. И не ссылался, как бывший министр, на то, что «Аваков не позволяет». На меня он произвел благоприятное впечатление.
— Как «Электротяжмаш» вообще попал в список на продажу? Он же считается успешным предприятием?
— А, ну это Арсен Аваков постарался. В список на приватизацию завод внесла Харьковская областная администрация.
— Кто, по-вашему, может претендовать на покупку завода «Электротяжмаш»?
— Сегодня основным вероятным покупателем является российская корпорация «Трансмашхолдинг». Ее интересы как раз и лоббируют Виталий Чередник и Арсен Аваков.
— Какое Арсен Аваков имеет отношение к «Трансмашхолдингу»?
— Ну, историю моего снятия вы помните…
Маленькое отступление
Сегодня в обществе мало поклонников этических представлений древних греков о дружбе, выраженных в знаменитом Amicus Plato, sed magis amica veritas — Платон мне друг, но Истина… Когда, например, встал вопрос о снятии Авакова с поста губернатора, Арсений Яценюк от имени Администрации президента потребовал анализа его работы за девять месяцев. Наверное, чтобы «правило девяти месяцев» заработало, надо быть «товарищем» на самом высоком уровне. Потому что в отношении «нетоварищей» правило как-то не действует.
Олега Калашникова уволили без лишних церемоний — по итогам работы за 7 месяцев. Причем уволили в сентябре, когда 9 месяцев, положенные (только товарищам?) для анализа итогов, уже истекали. С формулировкой «за невыполнение финансового плана и несвоевременную выплату налогов».
Суд, восстанавливая 9 февраля 2006 года Олега Калашникова в должности директора ГП «Электротяжмаш», установил: оснований для увольнения нет — завод был успешным предприятием. В свою очередь, законный директор обвинил новое руководство завода в расхищении заводской прибыли в размере 10% от сумм, вырученных за экспорт товаров. В Кабинет министров по этому поводу был направлен ряд запросов народных депутатов и бывшего председателя Верховной Рады Владимира Литвина. Запросы были проигнорированы.
Из дальнейшей беседы становится понятным, почему.
И снова – «Трансмашхолдинг»
Олег Калашников:
— Незадолго до моего увольнения, в апреле-мае 2005 года, руководство «Трансмашхолдинга» приезжало к Арсену Авакову с разговором о предстоящей покупке завода. У меня тоже был с ними разговор.
— Вы им отказали?
— Я — не против приватизации. Но при одном условии: если инвестор, который покупает завод, берет на себя инвестиционные обязательства. К примеру, за два года вложить в завод «Электротяжмаш», помимо его покупки, еще порядка 200 миллионов долларов.
— «Трансмашхолдинг» может вложить такие суммы?
— Однозначно нет. У них этих ресурсов и теоретически даже не может быть! У них есть свои заводы в России — это Коломенский машиностроительный, Брянский машиностроительный, — они туда ничего не вкладывают. Какой там Электротяжмаш»!
— Вот Чередник, в случае приватизации завода, собирается покомандовать «Российскими железными дорогами»…
— Ну, это вообще несерьезный разговор. Сегодня наша продукция поставляется во все страны СНГ и даже дальнего зарубежья. Потому что она передовая. Если мы не будем работать хорошо, то обогнать нас — это всего лишь вопрос времени. Если мы сегодня будем плохо делать свои двигатели и они будут некачественными, то, поверьте, через какое-то время в России появится свой завод.
— Как вы относитесь к возможной продаже завода?
— Все прекрасно понимают, что в стране только два завода, которые в состоянии делать большую энергетику. А систематику железнодорожную — один завод «Электротяжмаш». В бюджете предусмотрено выделение заводу 70 млн. грн. — на развитие завода, то есть на покупку новой техники, новых станков, внедрение новых технологий. Если бы нам выделили эти деньги, то никто нам не был бы нужен. Но у государства сегодня их просто нет. Поэтому, если государство не может помочь нам, остается только продать. Но не так, чтобы по остаточной стоимости без обязательств.
— Какова приблизительная стоимость завода?
— Оценивать завод будут комиссии Фонда госимущества. Я думаю, что это будет очень большая сумма, минимум 300 миллионов долларов. Хотя, как вы сами понимаете, его можно оценить и в 100 миллионов гривен. Можно продать и за 200 миллионов долларов, но оговорить, что инвестиции будут в течение двух лет — 300 миллионов долларов. Это должно быть договорное обязательство — внести инвестиции в завод «Электротяжмаш» не менее 200 миллионов долларов в течение двух лет. И только в этом случае договор купли-продажи будет считаться в силе, только тогда это будет абсолютно правильная продажа, и только тогда никто ничего не потеряет.
— А нуждается ли «Электротяжмаш» в каком-то вытягивании? Или его технологический уровень достаточен?
— Если говорить о современных технологиях, то тогда желательно, чтобы это был не «Трансмашхолдинг», а «Дженерал Электрик» или технологии «Сименс».
— Как сегодня обстоят дела на заводе?
— Энергетика загружена полностью — но ни с какими личностными факторами это не связано. Просто мы — монополисты, и кто бы ни работал сегодня в руководстве на заводе «Электротяжмаш», а договоры были и будут одними и теми же. А вот все транспортное машиностроение — для железнодорожного транспорта — практически вдвое снизило реализацию. Почему? У нас берут генераторы и системы управления «Лугансктепловоз» и «Трансмашхолдинг» для Брянского машиностроительного завода. «Лугансктепловоз» сегодня практически полностью остановлен. На его покупку претендует тот же «Трансмашхолдинг». Резко сокращены поставки и на Брянский машиностроительный. Мне кажется, что тут искусственная остановка этих заводов — и Брянского, и Луганского. Цель — показать, что без «Трансмашхолдинга» они, наши заказчики, ничего не значат.
Комментарий автора
Бизнес есть бизнес, его неотъемлемая сущность — агрессия, стремление к экспансии. Если для этого необходимо «заинтересовать» какого-нибудь госчиновника — бизнес не останавливается перед подкупом, перед устранением со своей дороги различных «препятствий».
Как хотелось бы иметь основания считать, что государство в силах уравновесить эти бизнес-устремления и обратить их на пользу общества…
В тему

«Глава Харьковской облгосадминистрации Арсен Аваков обещает подать в отставку, если директор завода «Электротяжмаш» Олег Калашников не будет уволен. Губернатор подтвердил заявление г-на Калашникова о том, что на место директора «Электротяжмаша» он продвигает своего товарища Виталия Чередника: «Он был долгое время замгендиректора «Турбоатома». Моим партнером по бизнесу он не является и не являлся, когда я был бизнесменом... Он действительно мой товарищ...»
«Экономические Известия», 29.08.2005