Целое поколение советской интеллигенции, получившее высшее образование совершенно бесплатно, до сих пор вспоминает об этом со светлой ностальгией. Сегодня же студенчество делится на тех, кто финансово может себе позволить учиться, и тех, кто пытается хоть как-то получить образование. Два века назад с подобными проблемами сталкивались те, кто желал учиться в единственном в регионе вузе — Императорском Харьковском университете.

В момент открытия Императорского Харьковского университета 29 января 1805 года общее число студентов в нем составляло 57 человек. Они разделялись на две категории — государственных стипендиатов («казеннокоштных») и тех, кто обучался на собственные деньги («своекоштных»). Или, говоря современным языком, на «бюджетников» и «контрактников».
Количество «бюджетников» (из бедных семей) не должно было, согласно общероссийскому Уставу 1804 года, превышать 40 человек. Каждый из них получал стипендию в 200 рублей в год, а также место в университетском общежитии. После окончания обучения «казеннокоштный» студент был обязан отработать на государственной службе не менее шести лет. Из первых 57 студентов университета 33 учились за казенный счет и 24 были «своекоштными». Через пять лет, по мере увеличения престижности университета, пропорция изменилась в сторону увеличения числа желающих обучаться за свои деньги.
Главный контингент слушателей вначале состоял из более или менее обеспеченного поместного дворянства, однако за полстолетия сословный состав учащихся резко изменился. Тесные помещения университета с 60-х годов XIX века наполняются разночинцами — детьми духовенства, купечества, мещанства. В 1858 году «бюджетников» перевели «на вольные квартиры». А деньги, которые им раньше выделялись, были использованы для назначения стипендий.
Полтинник за лекции
18 июня 1863 года император Александр II утвердил новый Устав императорских российских университетов, который продержался более двадцати лет. В отличие от двух предыдущих Уставов новый значительно увеличил финансирование университетов, содержание университетских библиотек, музеев и кабинетов. По новому Уставу Харьковскому университету выделялось 338 тыс. 829 рублей в год.
Определена была и плата за обучение — за прослушивание лекций с каждого студента взималось: в провинциальных университетах по 40 рублей серебром в год, в столичных — по 50. В Харьковском университете плата составляла 50 рублей. Отсрочка от платы за обучение не дозволялась (особенно посторонним слушателям) и вносилась вперед за полгода. Если студент в течение двух месяцев не вносил деньги, его отчисляли из вуза с правом восстановления после проведения установленного платежа.
Что такое 50 рублей серебром в 1863 году? Чтобы понять, посмотрим на базарные цены того времени: пуд (16 кг) говядины 1 сорта — 2 рубля, теленок — 3.50, курица — 25 коп., фунт (0,409 кг) белого французского хлеба — 5 коп.
Дорогим было и съемное жилье: за проживание с питанием — от 15 до 100 рублей. Плата за частные уроки составляла от 5 до 20 рублей в месяц, поэтому студенты часто занимались репетиторством «за стол и квартиру».
Значительная часть бедных, но хорошо успевающих студентов освобождалась от платы за учебу — в полном объеме или частично (в зависимости от доходов и других обстоятельств). Харьковскому университету на стипендии и пособия казна ежегодно отпускала дополнительно 28250 рублей серебром, Киевскому университету — 24 000 рублей. Отдельно финансировался стипендиальный фонд имени св. Кирилла и Мефодия — каждому университету ежегодно выделялось по 960 рублей серебром.
Соотношение плательщиков, неплательщиков и «дармовых» менялось на протяжении одного академического года. Так, в первом полугодии 1864 года из 526 студентов внесли плату 281, исключены «за невзнос» 13, остальные 232 — стипендиаты. Во второй половине этого же года из 556 студентов внесли плату 346, исключены «за невзнос» 33, остальные 177 — стипендиаты. В 1890 году освобожденных от оплаты было уже только около 15%.
Интересно, что этими правами (пользоваться стипендиями и освобождаться от платы за прослушивание лекций) не могли воспользоваться лица нехристианского вероисповедания. Ректору Дмитрию Ивановичу Багалею, руководившему университетом с 1906 по 1911 год, пришлось однажды давать пояснения Государственной думе, почему в Харьковском университете 42 студента-еврея получили освобождение от оплаты.
Общество помощи нуждающимся студентам
Впервые в Российской империи по инициативе профессора химии Харьковского университета Николая Николаевича Бекетова и инспектора этого же университета Рогожина в 1871 году было создано Общество помощи нуждающимся студентам Харьковского университета. Эта идея затем распространилась и в других университетах. Так к официальной — недостаточной — благотворительности в университете прибавилась общественная.
Об основателях Общества стоит поговорить подробнее. Благодаря усилиям талантливого ученого и незаурядного человека Николая Николаевича Бекетова в Харькове появилось также знаменитое Общество распространения в народе грамотности. При университете с 1872 года действовало физико-химическое Общество, которое Бекетов возглавлял до 1886 года. Николай Николаевич был инициатором и организатором Публичной библиотеки (ныне — Харьковская государственная научная библиотека им. В.Г. Короленко). Кстати, известное каждому харьковчанину здание библиотеки по пер. Короленко было построено по безвозмездно выполненному проекту сына профессора Бекетова — Алексея.
Другой инициатор создания Общества помощи нуждающимся студентам — инспектор Харьковского университета Ф.П. Рогожин — был, по словам историка и ректора университета академика Багалея, известен в студенческой среде как «добрейшая душа, друг молодежи и общий любимец университета».
Общество выдавало студентам одноразовую денежную помощь (до 25 рублей — без возврата). А также небольшие краткосрочные ссуды под залог стипендий — не менее 25 рублей. В исключительных случаях размер ссуды доходил до 100 и даже 150 рублей. Как писал Дмитрий Иванович Багалей, ссуды имели в студенческой жизни большое значение, избавляя студенчество от услуг ростовщиков, «вроде пресловутых мадам Шедель и m-r Лакур, бравших от 10 до 30%».
Долгосрочные ссуды давались с обязательством возврата денег Обществу после поступления выпускника на службу или достижения более или менее обеспеченного положения. Как писали Багалей и Миллер в монографии по истории Харькова, «если бы не было Общества, Харьковский университет дал бы России гораздо меньше образованных людей, чем дал в действительности».
Самые большие взносы в День университета — от выпускников
Для получения ссуды нужно было принести всего два документа — справку о бедности, выданную полицией, и отзыв инспектора университета о прилежной учебе и поведении. Такая упрощенная процедура не предполагала механизма взыскания средств с должников.
Увы, наша ментальность сыграла злую шутку и с деликатной профессорской интеллигенцией XIX века: бывшие студенты деньги не отдавали. На балансе Общества пребывали должники, которые не возвращали ссуды по 20-30 лет. Так, в 1904 году из 3200 должников четверть составляли те, кто брал деньги еще в 70-80-х годах XIX века. Дмитрий Иванович Багалей писал: «Как значительны результаты такой забывчивости, видно хотя бы из отчета общества за 1904 год, когда в портфеле общества числилось долговых обязательств за бывшими студентами на 80284 рубля. Для общества, наличный капитал которого не превышает 40000 рублей, это очень много. В последние годы к подобным забывчивым должникам общество принуждено было предъявлять уже настоящие судебные иски».
Если ко времени открытия Общества в 1871 году его средства составляли всего 708 рублей, то к 1 января 1902 года в Обществе насчитывалось процентными бумагами по номинальной их стоимости 21900 рублей, а наличными деньгами — 25 руб. 54 коп. Фонд пополнялся за счет членских взносов (не менее пяти рублей в год с каждого участника), пожертвований (самое крупное — около 100 тысяч рублей — завещал обществу некто Луговской), публичных платных лекций и вечеров. Особенно большие денежные поступления наблюдались на традиционных студенческих вечерах 17 января, в День университета. Их вносили в основном бывшие выпускники.
Вскоре события, связанные с хаосом революций 1905-го и 1917 годов, сделали невозможным существование Общества помощи нуждающимся студентам. Нуждающимися стали все граждане бывшей Российской империи...