30 лет назад начались съемки одной из самых любимых зрителями картин Эльдара Рязанова. Режиссер планировал сделать «Вокзал для двоих» замыкающим фильмом трилогии о любви, в которую входят «Ирония судьбы...» и «Служебный роман».

От замысла и до яркой запоминающейся финальной точки ему вместе со съемочной группой пришлось проделать большой путь.

Как и большинство фильмов Эльдара Рязанова, картина «Вокзал для двоих» основана на реальных событиях. Сюжетом послужила история, которая произошла с известным композитором Микаэлом Таривердиевым. Автор музыки к «Семнадцати мгновениям весны» с любимой женщиной ехал на машине, причем она была за рулем. Дорогу им неожиданно перебежал человек, потом оказалось, что он был пьян. Мужчина не выжил. Микаэл взял вину на себя, пересев за руль авто. Судебное разбирательство длилось два года, его осудили, но вскоре он попал под амнистию — суд учел звездный статус композитора и его связи в Кремле. Для Микаэла Леоновича эта история оказалась страшнейшей душевной травмой.

Эльдар Рязанов и его напарник драматург Эмиль Брагинский попытались представить, что было бы, если бы Таривердиева не оправдали. Их размышления вылились в сценарий о музыканте Платоне Рябинине, отбывающем срок за чужое преступление.

Начинать съемки Рязанову пришлось с финальных сцен в исправительной колонии. В феврале нужно было успеть снять зимнюю натуру, пока не сошел снег. Для пущей правдоподобности работали в настоящей колонии в Подмосковье, в районе поселка Икша. Туда кинематографистов направил генерал из Главного управления исправительных работ. По его словам, это был самый безопасный вариант. «В других местах сидят серьезные люди, могут и заточкой пырнуть, и в заложники взять, и побег устроить. Лучше вам работать в колонии для несовершеннолетних».

Олег Басилашвили после съемок признавался, что ему тяжело было играть зека в среде настоящих заключенных. Тут важно было не «соврать» и не показаться шутом на фоне людей, которые не понаслышке знают, что такое жизнь за решеткой. Надо отдать должное Басилашвили, он сумел найти общий язык с местными авторитетами и его стали считать «своим». По просьбе одного из паханов актер даже произнес его фамилию в кадре.

Долго налаживать отношения Басилашвили пришлось не столько с зеками, сколько со своей партнершей Людмилой Гурченко. По словам актера, несмотря на взаимную вежливость и дружелюбие, между ними чувствовался холодок. Растопить лед в отношениях помогли съемки любовной сцены.

«Был, помню, один эпизод, по советским понятиям эротический, когда мы остаемся одни, — вспоминает Олег Басилашвили. — Ночь, пустой вагон, мы в купе, и мой герой начинает любовные поползновения. Но текст был написан такой, что совладать с ним я не мог — якобы обнимаю героиню Гурченко и длинные фразы какие-то произношу. По мне, так тут ничего и говорить невозможно, максимум — какие-то междометия... Стали меня упрекать в том, что я недотягиваю, слабоват. Ну я разозлился и ушел со съемочной площадки. Уладить конфликт помогла Людмила Гурченко. Она сама переписала текст любовной сцены так, что в ней были одни междометия. С тех пор началось наше сближение...»

Кстати, после выхода «Вокзала для двоих» Гурченко наконец-то получила давно уже заслуженное звание народной артистки. Хотя изначально режиссер и не планировал отдавать ей роль. По сценарию главная героиня должна была быть 18-летней девушкой. Но Людмила Марковна смогла убедить Рязанова, что официантку Веру, влюбившуюся в отставшего от поезда музыканта, лучшее нее никто не сыграет. И оказалась права.

«Вокзал для двоих» — одна из немногих картин Эльдара Рязанова, которую пощадили критики. Картина понравилась всем: и рядовым зрителям, и чиновникам, и строгим цензорам. В 1983 году «Вокзал для двоих» даже выбрали для участия в основном конкурсе Каннского кинофестиваля. Правда, триумф фильма подпортил политический скандал между СССР и Францией. Незадолго до фестиваля из страны были высланы советские шпионы, которые работали в посольстве. Людмила Гурченко вспоминала, что на просмотре «Вокзала» они сидели, будто прокаженные — все места рядом с ними были пустыми. Никто не хотел сидеть рядом с «ненавистными советскими».

Но по мере того как развивался сюжет, обстановка в зале менялась. Изощренная зарубежная публика с замиранием сердца следила за реальной «вокзальной» жизнью в Стране Советов. Вечером возле гостиницы актеров и авторов фильма уже ждала армия поклонников. Любовная история официантки из привокзального кафе и музыканта затмила все шпионские страсти.

Цитатник

А это тебе, Мендельсон, на лечение.

Жизнь зависит не от начальства, а от того, кто сегодня дежурит.

И зачем вам столько шампуня? Будете в суп клиентам подливать?

Люди добрые, это мой дебют на базаре!

Верунчик, сама, сама, быстрей, сама!

Чтоб я ел вот это? Это уже один раз ели!

Это не объедки, а остатки.

Поезда опаздывают, стоянки сокращают — никакой личной жизни!