В первые дни Великой Отечественной харьковчане даже мысли не допускали, что враг пожаловал на нашу землю надолго. Люди стояли в очередях в военкоматах, опасаясь не успеть на фронт до окончания войны.

Были предусмотрены четкие действия на случай войны


Семьдесят один год назад 22 июня в 3.30 утра начался артобстрел советской территории немецкими войсками. О том, что фашистская Германия напала на СССР, в Харькове знали лишь считанные люди. Но даже те, кто был в курсе, слово «война» не произносили – а вдруг это просто провокации на границе? 

Два взгляда на одну войну: свидетельства историков

– О том, что на советской границе идут боевые действия, первым узнал командующий Харьковским военным округом генерал Смирнов – ему позвонили из Генштаба Москвы, – рассказывает военный историк Валерий Вохмянин. – В 4.00 командующий поднял по тревоге части гарнизона Харькова и сообщил первому секретарю обкома Алексею Епишеву о боях на границе. В 5.00 облвоенком Маслов вскрыл пакет с мобилизационным планом, в 7.00 — уже докладывал о начале работ по мобилизации людей и техники. В 16.00 председатель облисполкома Свинаренко вскрыл конверт с планом мобилизации экономики области, к его реализации приступили уже на следующий день. В армию призвали 168 тысяч жителей области, родившихся с 1905 по 1923 год. Из колхозов забрали почти 50 тысяч лошадей и весь имевшийся автотранспорт.

Война. Бои за Харьков: врали все и всем

Пакеты с планом действий на случай войны имелись в сейфах всех директоров заводов: выпуск какой продукции прекратить, а какой начать.

– Все было продумано заранее, – отмечает историк. – Например, завод имени Малышева в первый же день прекратил выпуск паровозов, оставив только производство танков и таковых двигателей. Паровозоремонтный завод перешел на ремонт бронепоездов и изготовление артснарядов.

Жители города полдня ничего не знали о войне


Основная масса харьковчан до полудня 22 июня пребывала в неведении.

– По радио – никаких сообщений о том, что случилось, – рассказывает Валерий Вохмянин. – Правда в 9 утра вместо новостей культуры или сельской жизни стал транслироваться концерт патриотической песни. Потом прозвучало объявление: «В 12 часов будет передано заявление советского правительства». Ровно в полдень из уличных репродукторов прозвучал голос Молотова: «... Сегодня утром... немецкие войска перешли границу, идут тяжелые бои... Враг будет разбит! Победа будет за нами!»

Харьковчане боялись не успеть на войну


В первые дни войны наблюдался сильный патриотический порыв – харьковчане активно рвались на фронт.

– Советская идеология была очень проста. Предвоенные установки гласили: мы мощное государство, отразим любой удар, разгромим любого агрессора! – рассказывает Валерий Вохмянин. – Людям это внушалось, люди в это свято верили и... боялись не успеть на войну. Мол, она же закончится быстро. Особенно активно в бой рвалась молодежь – 18--19-летние наивные дети со святой верой в светлое будущее.

Война. Бой под Соколово: как это было А потом пошли сводки: на седьмой день оставлен Минск, немцы под Киевом... На второй неделе Великой Отечественной выясняется, что фашисты уже пол-Украины прошли.

– Никому даже в голову не приходило, что немцы могут выйти к Днепру. Тут уже у харьковчан появился другой настрой: оказывается, мы терпим поражение, – рассказывает Валерий Константинович. – Моя бабушка взяла паспорт и побежала в военкомат: «Возьмите меня на фронт!» Ей говорят: «Женщина, вы вдова, у вас двое несовершеннолетних детей – мы таких не призываем». «Нет, – топнула она ногой, – возьмите! Я поняла, что это не шутки. Я должна идти защищать Родину!» Уговорила – через три дня она уже ехала на фронт. 400 тысяч человек в области ушли на войну, две трети из них погибли.

Паники не было


– В начале войны люди надеялись, что это только пограничный конфликт, – считает и заведующая вторым научно-экспозиционным отделом Харьковского исторического музея Валентина Казус. – С 1939 г., когда в Европе началась вторая мировая война, жители СССР жили в напряженной атмосфере. На предприятиях страны, в том числе и Харькова, росло производство военной техники и оборудования, увеличивались наборы молодежи в военные училища, в большинстве вузов начали действовать военные кафедры, были открыты три средние специальные школы по подготовке молодежи к обучению в военных училищах. Повсюду были организованы многочисленные оборонные кружки: стрелковые, противовоздушной и химической обороны, санитарные, пулеметные и др. Через город в западном направлении шла боевая техника и воинские части. Над городом из репродукторов неслось: «Если завтра война, если завтра в поход...»

Харьков достоин стать городом воинской славы Вместе с тем старший научный сотрудник второго научно-экспозиционного отдела Харьковского исторического музея Сергей Дейнеко отмечает, что в первые дни войны настроения в советском обществе были разными.

– Молодежь, выросшая на пионерии и комсомоле, была настроена патриотически, – поясняет Сергей Дейнеко. – Люди старшего поколения, заставшие первую мировую войну и видевшие немцев, когда они заняли Украину в 1918 г. во времена гетмана Скоропадского, не боялись оккупации, считая что «немцы – народ культурный». Третьей группе украинцев, пострадавшей от Советской власти, ждали от немцев избавления.

Пресса помалкивала


Пресса не очень информировала о том, что происходит на фронте.

– В газете «Социалистическая Харьковщина» за июнь-июль 1941 г. негатива почти не было: да, писали, что фашисты напали, что они изверги, но без конкретики, – говорит Валентина Казус. -- Например: «Наши бойцы отважно бьются» – а где идут бои, сколько погибших – неизвестно. Это меня очень удивило: где идет война, как воюем, есть ли у нас потери, какие территории заняли фашисты – непонятно. 18 июля, например, начинается окружение Киева, но в газете об этом нет ни слова. При этом подчеркивалось: немцев бьют, они бегут.

«Свет из окна заметен на 10-12 км»


Предприятия и сельское хозяйство переориентировали на нужды фронта. Но уверенность, что до Харькова фашисты не дойдут, по-прежнему сохранялась. Работали театры и кинотеатры. Например, театр им. Шевченко в июле 1941 г. открыл сезон спектаклем «Богдан Хмельницкий». Газета публиковала объявления о наборе студентов в харьковские институты и техникумы на 1941/1942 учебный год и писала о трудовых достижениях советских людей. 

Кто развязал Вторую мировую войну?

Сообщения, связанные с войной, часто были завуалированы. Так, 16 июня «Социалистическая Харьковщина» поведала, что в городе действует противовоздушная оборона, – только из этого можно было заключить, что город уже подвергся воздушным налетам. В газете за 16-17 августа нет ни слова о массовом налете: между тем центр города в эти дни полыхал – бомбежка стала причиной 250 пожаров. 

О «белых пятнах» военной истории Харькова

В то же время в центральной школе ОСОВИАХИМа горожанам массово показывают фильмы о том, как вести себя во время налетов, как защититься от химических веществ, как оказывать первую помощь. В «Социалистической Харьковщине» появляются рекомендации харьковского начальника штаба МППО Гильмана, как защитить город от вражеских бомбардировщиков: «Каждый гражданин должен помнить, что даже одно незамаскированное окно может выдать противнику расположение нашего города. Свет из окна заметен на расстоянии 10-12 км, свет от спички – на 5-6 км, от сигареты – на 2-3 км».

В Доме партпропаганды (Пушкинская, 49) читают доклады и лекции «Великая Отечественная война советского народа», в кинотеатрах идут фильмы: «Профессор Мамлок» (о борьбе немецкого народа против фашизма), «Ударник», «Танкер Дербент», «Рот. Фронт», «Александр Невский». 

Эвакуация: как это было

Через несколько дней после начала войны уже почти в каждом номере газеты появляются плакаты: «Народ и армия непобедимы», «Били, бьем и будем бить!», «Чем крепче тыл – тем крепче фронт», «Женщины, изучайте профессию – заменяйте рабочих, ушедших на фронт», Наполеон потерпел поражение – то же самое будет и с зазнавшимся Гитлером». Спустя две недели с начала войны появляются публикации «Что творят звери-фашисты на нашей земле». Чтобы поднять дух харьковчан – в газете публикуют материалы о подвигах и присвоении званий героев.

Но уже в августе 1941 г. в газетах появилась тенденция к реальному освещению военных событий.

За несоблюдение правил ПВО – уголовная ответственность


Власти экономили на чем только можно: прекратили выпуск местных журналов -- научных и детских, а газеты уменьшили в формате. Кроме того, ужесточили цензуру на радио и в печати. Скупая выверенная информация о событиях на фронте перемежалась агитацией в прозе и стихах. 

Оккупация Харькова: воспоминания очевидцев

– В те июньские дни немецкая авиация еще не долетала до Харькова, но отряды дежурных и милиция строго контролировали соблюдение правил противовоздушной обороны, – рассказывает историк. – Нарушителей сначала только штрафовали, а потом даже ввели уголовную ответственность. Кроме того, о них обязательно сообщалось в газетах.
Например, на четвертый день войны «Соцiалiстична Харкiвщина» писала: «На сто рублей оштрафован гражданин Александрович. Среди ночи он включил в незатемненной комнате электрический свет и выключил только тогда, когда несколько раз его предупредили дежурные по группе самозащиты».

В Харькове ловили спекулянтов и шпионов
Как информирует «Соціалістична Харківщина» в те месяцы, уже в первые дни войны в городе активизировались спекулянты. Некая Прасковья Бабичова перед войной нигде не работала: жила тем, что покупала в Змиеве птицу и перепродавала на харьковских рынках. Отсидела за спекуляцию, но с началом войны снова вернулась за старое. При обыске у нее нашли крупы, сахар, огромные куски хозяйственного мыла. 27 июня 1941 г. суд приговорил женщину к десяти годам лишения свободы. 

Кроме того, харьковчан как в прессе, так и при помощи агиток призывали раскрывать шпионов и их пособников. «Не базiкай в час вiйни і другого зупини!» – плакаты с таким призывом были развешены по городу.

Как пишет «Социалистическая Харьковщина», в первые же дни войны садовником в один из городских парков устроился мужчина средних лет. Через время коллеги заметили у мужчины интерес не только к парку. Он стал знакомиться с работниками военных заводов и под видом посадки цветов пробирался на территорию предприятий, собирая сведения. Мужчина оказался шпионом, пишет газета. А еще у проходной одного из харьковских заводов сотрудники предприятия задержали женщину, которая фотографировала заводские корпуса. 

Но уже в августе 1941 г. в газетах появилась тенденция к реальному освещению военных событий.