Итак, повышение тарифов, о котором так долго говорили эти самые, свершилось. В программе «Пряма мова» на 7 канале директор КП «Харьковские теплосети» Сергей Андреев сетовал на то, что из его критиков «никто не пытался всерьез разобраться». Изо всей рабочей группы, сказал он, один только Михаил Гаевский кое-что знает и кое-что попытался сосчитать…

Утром того же дня на сессии горсовета Михаил Петрович сообщил присутствующим, что КП ХТС год назад получило лицензию на транспортировку газа по нерегулируемым ценам, и кто может поручиться, спросил он, что они по этим ценам не продают газ сами себе? Говорят, г-н Андреев от такого предположения чуть не упал со стула…
С таким «скандалистом», единственным среди всех критиков, конечно же, надо было встретиться. И вот — встретились. Оказалось, что у него, как у Остапа Бендера на Корейко, заведена папка с тесемочками, наполненная давно собираемым «компроматом» на ЖКХ вообще и на КП ХТС в частности. Это действующие правовые, нормативно-правовые и нормативные акты, а также документы, которые были предоставлены самими предприятиями ЖКХ или «доставались» по случаю.
— Михаил Петрович, соответствует ли нынешнее повышение тарифов этим актам?
— Да, согласно Закону Украины «О жилищно-коммунальных услугах», тарифы на жилищно-коммунальные услуги утверждают органы местного самоуправления, но рассчитывают их сами предприятия, предоставляющие эти услуги. А вот в свои расчеты они закладывают, кроме себестоимости и необходимых накладных расходов, еще и многочисленные элементы своего неумения экономно хозяйствовать. Например, КП ХТС теряет до 40% воды, получаемой от КП «ПТП «Вода». Поэтому у нас норма потребления воды не 9,1 кубометра в месяц на человека (Правила пользования системами водоснабжения, водоотведения в городах и поселках Украины, утвержденные приказом № 65 в 1994 году), а 11,1. Органы местного самоуправления и мэр М. Пилипчук, в бытность свою начальником метрополитена неизменно ратовавший за повышение тарифов, утверждая такой норматив водоснабжения, вышли за рамки своих полномочий. Законодательство не давало им такого права.
— Можете ли вы привести другие примеры подобного самоуправства?
— Конечно, с удовольствием. Тарифы на горячую воду и тепло, действующие с 10.10. 2003 года, являются подложными, так как рассчитывались на основании отмененных на тот момент документов. А именно: «Правила пользования тепловой энергией» были отменены Минюстом Украины, удельные нормы потребления ТЭР (топливно-энергетических ресурсов) были приостановлены письмом Госкомэнергосбережения. Кроме того, они были завышены более чем на 60%. Дело в том, что в феврале 2002 года контрольная комиссия горсовета (в состав которой входил и его нынешний секретарь) обнаружила явное завышение тарифов на 12,5%. Она же обнаружила резервы, позволявшие снизить тарифы еще на 20%. В сентябре 2003 года уровень платежей населения за тепловую энергию, достигавший 91%, был искусственно снижен бывшим мэром В. Шумилкиным до 54%, затем тарифы на тепловую энергию были повышены более чем на 42%. Получается так, Иванову сказали: плати в полтора раза больше, потому что Петров якобы не платит. А Петров — платил!
— Такое положение вещей только с тарифами на тепловую энергию или с другими тарифами тоже?
— Госбюджет должен КП «Вода» и ГКП «Харьковкоммуночиствод» определенные суммы. Если государство немедленно отдаст им свои долги, то тарифы на услуги этих предприятий нужно будет повышать всего лишь на 10-15% и они составят 1,1 грн. и 0,32 грн. за кубометр соответственно. У жилищников не определены размеры придомовых территорий, что позволяет им трактовать этот термин произвольным образом и назначать за уборку придомовых территорий совершенно произвольные суммы. Не определены юридические отношения между предприятиями ЖКХ, между предприятиями ЖКХ и потребителями-физлицами. Предприятия не выполняют решений горисполкома об исполнителях услуг в связи с неопределенностью юридических правоотношений. Все это позволяет предприятиям ЖКХ оставаться бесконтрольными и безответственными в своих действиях, а потребитель не может найти ответственного за неполученную или некачественную услугу.
— Что должна была заложить в основу местная власть, повышая тарифы?
— Любое повышение тарифов должно базироваться на трех составляющих: правовая обоснованность, экономическая обоснованность, социальная обоснованность этого повышения. В данном случае, как видно из вышесказанного, правовая и экономическая составляющие отсутствуют. Что касается социальной, то по этому поводу можно сказать следующее: нынешнее повышение противоречит ст. 48 Конституции Украины: «Каждый имеет право на достаточный жизненный уровень для себя и своей семьи, включающий достаточное питание, одежду, жилище» и ст. 32 Европейской социальной Хартии, подписанной Украиной в 2005 году (плата за жилье должна быть доступна для малообеспеченных). Если говорить о предполагаемых мерах социальной защиты, то они сомнительны. Теоретически в них вроде бы все гладко. На практике же люди столкнутся с массой сложностей, и для многих из них эти сложности окажутся непреодолимыми. На субсидии будет претендовать до 70% населения. При такой массовости было бы естественно, если бы эти деньги были отданы
в местные бюджеты и распределялись по предприятиям ЖКХ. Но сделано будет не это. Сделано будет бесчеловечно. Люди будут мучительно собирать документы, стоять в очередях, получать в них инфаркты и даже умирать. А пока они оформляют субсидию, у них будут образовываться долги — даже у тех из них, у кого их на сегодня нет (по статистике 50% людей имеют долги по различным причинам: сбои в абонентских службах, судебные разбирательства по причинам отсутствия или предоставления некачественных услуг и т.д.) — и они будут терять право на субсидию прежде, чем ее получат. Вот такой будет наша «социальная защита».
Достаточно очевидно, что за предприятиями ЖКХ давно нужен жесткий общественный контроль, но лишь сейчас, по предложению М. Гаевского, планируется создать общественный наблюдательный совет, в который войдут представители общественных организаций. Однако язык не поворачивается произнести очередное «все хорошо, прекрасная маркиза». Потому что все плохо. Потому что, как (напоминаю) заметил С. Андреев, среди многих десятков членов рабочей группы ГИК М. Гаевский оказался единственным, кто владел тарифными вопросами — профильными для данной рабочей группы! — и был в состоянии что-то сосчитать. В обществе по сей день нет осознания того, что отстаивание своих социальных (да и всех прочих) прав — это не битва глоток, а состязание умов. И в этом состязании оно — то есть мы с вами — проигрывает уже 15 лет.
Кстати
В эфире телепрограммы «Пряма мова» 6 октября директор КП «Харьковские тепловые сети» (ХТС) Сергей Андреев заявил: «Повышение тарифов на теплоснабжение является жизненно необходимой мерой». По его словам, безопасность городских тепловых сетей напрямую зависит от этого повышения. С. Андреев прогнозирует временное понижение уровня оплаты населением коммунальных услуг по новым тарифам (сейчас уровень оплаты услуг ХТС составляет 99,4%). По словам С. Андреева, харьковские тепловики собираются проводить разъяснительную работу с населением и «доказывать обоснованность повышения тарифов на теплоснабжение своей работой». Как сообщил С. Андреев, недавно Европейский банк реконструкции и развития отказал ХТС в выдаче кредита, так как предприятие было абсолютно убыточно. Теперь, с введением новых тарифов, ХТС станет более привлекательным для инвесторов, передает «STATUS QUO»

В тему
В статье «Тайны коммунального тарифа»(«2000», от 6.10) профессор кафедры прикладной экологии Донецкого технического университета Михаил Краснянский утверждает, что тарифы по оплате услуг ЖКХ не назовешь заниженными или завышенными — они вообще сомнительны! Оказывается, «отпущенное задекларированное количество тепловой энергии совершенно недостоверно, поскольку ни одна котельная на Украине не имеет на выходе теплового счетчика и теплосети не ведут приборного учета выпускаемого ими тепла. Само же количество тепла определяется расчетным путем по неизвестной потребителю методике, не прошедшей к тому же независимую экспертизу. Кроме того, в затратах на производство тепла не указывается ни количество закупленных энергоносителей и воды, ни цены, ни поставщики, ни удельные расходы. А это значит, что можно покупать по любой «договорной» цене, расходовать сколько душе угодно, — за все потребитель молча заплатит».
— Конечно, все службы ЖКХ декларируют в официальных документах свои «потери в сетях». Они там зафиксированы на уровне 8—12%. Между тем независимые эксперты оценивают реальные потери тепла в котлах и теплосетях в 30—40%. Более того, они считают наше ЖКХ крайне затратным. Хотя бы потому, что расход тепловой энергии на отопление жилфонда составляет около 200 кВт-ч/год на 1 кв. м, что в 3 раза превышает аналогичные показатели даже для таких «холодных» стран, как Финляндия или Швеция. А ежегодный объем «теплопотерь» в ЖКХ по всей цепочке выражается в 25-30 миллионах гигакалорий на общую сумму 5 млрд. грн.
Экономика Украины в 5-6 раз более газоемка, чем экономика ЕС. Однако на это есть объективные причины, главная из которых — суперэнергоемкий, дающий 60% ВВП страны горно-металлургический комплекс. Что же касается газоемкости ЖКХ, то объяснить, почему мы тратим на 48 миллионов своих граждан в 6 раз больше газа, чем ЖКХ 39-миллионной Польши (при почти одинаковой среднезимней температуре), не может никто! В связи с этим весьма любопытно выглядят сведения о плановых завышениях объемов газа. Исследуя документ одной из теплосетей Донецкой области за 2002-2005 годы, мне удалось установить, что среднее превышение «плана» над «фактом» за время отопительного сезона составило 1,6 раза. То есть газа котельные получают больше, чем фактически расходуют. И так по всей Украине. Куда девается лишний газ — сказать сложно; зато доподлинно известно, что именно плановые показатели являются исходной базой для расчета тарифов, в том числе и для очередного их увеличения.
Довольно спорными выглядят и нормы потребления газа и воды для населения «без счетчиков» (330 л/чел-сут. и 23,6 куб. м/чел.-мес.). По сравнению со среднестатистическими показателями сотен «квартирных» счетчиков воды и газа, уже установленных в домах Донецкой области, эти нормы также завышены в 1,5-2 раза. А ведь счетчики стоят примерно в 20% квартир, остальные 80% платят по нормам, а значит, переплачивают, вероятно, покрывая все потери ЖКХ. А последние огромны.
В среднем ежегодно каждый четвертый киловатт-час из вырабатываемых на Украине 180 млрд. кВт-ч/год исчезает бесследно!!! Куда? Вот один из ответов. По сообщению пресс-службы прокуратуры Донецкой области, удалось пресечь воровство электроэнергии в крупных размерах. Электричество поставлялось в адрес «Северокавказской ж/д» в объеме 400 кВт-ч/мес. по линии сетей электропередач, находящейся вне зоны таможенного контроля. И подобных примеров воровства электроэнергии по Украине можно привести
не одну сотню.
Средние объемы потерь питьевой воды, по данным независимых экспертов, составляют 30—40%. Проверка в Кировограде выявила, что потери воды составляют 51%, а в Николаевской области — 60% («Зеркало недели», 16.08.03 и 27.03.04). А в 2006 г. в результате проверок, проведенных Дебальцевской городской прокуратурой (Донецкая обл.), установлено, что вследствие превышения коммунальным предприятием предельных размеров потерь воды, определенных Дебальцевским горсоветом, местный водоканал утратил 1,3 млн. кубометров воды на общую сумму 820 тыс. грн. При этом предприятие начисляло к уплате завышенную почти вдвое сумму за предоставленные услуги по водоснабжению. В целом же по Украине потери оцениваются в 1 млрд. куб. м «хозпитьевой» воды в год! Эти огромные потери косвенно подтверждает еще один факт: французские коммунальные службы потребляют лишь 6,6% всей забираемой по стране воды, а украинские — 17,2%.
Исходя из того что «приборный» учет тепла, производимого котельными, отсутствует; нет объективной информации о структуре себестоимости услуг и в оплату включаются огромные потери ЖКХ; нормы на потребление газа и воды для населения завышены, а лимиты газа в котельных не соответствуют фактическим расходам, любое повышение тарифов нельзя считать экономически обоснованным. Более того — при той системе взаимоотношений, которая складывалась в коммунальном хозяйстве десятилетиями, повышение тарифов не является решением проблем, в том числе и проблем качества услуг — вот вывод, сделанный в статье корреспондентом «2000» Ириной Поповой.