Гость «Прямой телефонной линии ВХ» – худрук театра оперы и балета Владимир Болдырев.

Гость «Прямой телефонной линии» – худрук ХНАТОБа народный артист Украины, лауреат международных конкурсов Владимир Болдырев.

Замахнуться на Вагнера решаются не многие


– Здравствуйте, Владимир Александрович. Меня зовут Марина. Скажите, пожалуйста, под чьим именем пройдет в театре оперы и балета 137-й театральный сезон?

– Следующий год – год Джузеппе Верди и Рихарда Вагнера. Мы обсуждали, как можем отметить вагнеровский юбилей. К сожалению, не каждый театр осилит Вагнера: проблема исполнителей стоит сегодня особенно остро.

– А в чем сложность?

– Чтобы взяться за Вагнера – театру нужны вагнеровские исполнители: это должны быть крепкие драматические голоса – в частности драматический тенор с хорошей исполнительской техникой. Как правило, тот, кто не готов, но берется исполнять вагнеровский репертуар, погибает как творческая личность. Поэтому не каждый театр замахивается на такой репертуар: в ХНАТОБе нет ни одного вагнеровского спектакля. Мы решили обойтись малой кровью: сделать концерт, посвященный юбилею этого композитора. А год Верди мы отметим, вероятнее всего, концертом или мини-фестивалем из его спектаклей, которых у нас в репертуаре достаточно: «Аида», «Риголетто», «Травиата», «Отелло», «Набукко», «Трубадур».

– Здравствуйте, Владимир Александрович. Меня зовут Наталия Сергеевна. Скажите, пожалуйста, какие голоса считаются для оперы дефицитными?

– Драматические сопрано, тенор, баритон. Очень редкий голос — меццо-сопрано. Сейчас в консерватории таким голосом обладает, пожалуй, только одна студентка.

– Вы охотитесь за редкими голосами?

– Конечно. Я преподаю в консерватории и сразу беру одаренных студентов на карандаш. Недавно услышал тенора и сразу предупредил парня – пора в театр. Мало того – интересуюсь вокалистами в других городах, езжу на конкурсы, объявляем вакансии на сайте ХНАТОБа.

Опере нужны молодые таланты


– Здравствуйте, Владимир Александрович. Меня зовут Ирина. Скажите, пожалуйста, откуда театр черпает кадры и какой средний возраст артистов труппы?

– Наша основная кадровая база – Харьковский национальный университет искусств им. И. Котляревского. Кроме того, приезжают на прослушивание певцы из других городов. Но, к сожалению, кадровый вопрос очень злободневен. В театре должен быть постоянный системный отбор кадров. В мое время, когда я только пришел в театр, каждый год из консерватории брали одного-двух исполнителей: происходила смена поколений. Но последние 20 лет отбор был точечным, и если на пенсию уйдет поколение наших известных певцов, народных артистов, нам придется снимать спектакли с репертура. Разрыв между этим и следующим поколениями – лет 12–15. Сейчас средний возраст наших вокалистов – около 50 лет. Для оперы это многовато.

– А почему? С возрастом голос стареет или некому исполнять молодые роли? 

– Мне 57 лет, и я еще пою Онегина, которому было 26 лет. Стараюсь держать форму. Насколько долог век певца, зависит от того, какой образ жизни он ведет, следит ли за здоровьем. По нормативным актам артист должен следить не только за вокальной, но и за физической формой. Поэтому как руководитель я обязываю артистов приводить себя в порядок: придерживаться диеты, заниматься в спортивных клубах.

– Добрый день, Владимир Александрович. Меня зовут Анна. Скажите, пожалуйста, удается ли театру омолодить труппу? 

– За последние два года мы взяли 14 новых солистов. Правда, молодежь не сразу выходит на сцену: становление вокалистов происходит от трех до восьми лет. Редкое исключение – очень одаренные певцы, которые все быстро схватывают и сразу начинают петь ведущие партии. С молодыми нужно заниматься: они должны набраться мастерства, научиться слышать оркестр, баланс зала, уметь носить костюмы, петь в парике, чтобы пение было комфортным. Актеры не только поют – они много двигаются. В каждом спектакле своя пластика. Кармен, например, работает кастаньетами, танцует, играет платьем, но в это время ей нужно петь, не потерять из виду партнера, дирижера и оркестр. Поэтому суфлеры существуют только в оперном театре, где у артиста много отвлекающих моментов.

– А чем мешает парик? Глушит звуки? 

– Парик дает нагрузку на слуховой аппарат, а шляпа может стать просто катастрофой. Как-то я, уже будучи опытным певцом, пел на гастролях в спектакле «Сельская честь». Выхожу петь, настроился -- а голосом управлять не получается. Не могу понять, в чем дело, хотя догадываюсь, что звук глушат поля шляпы: нет баланса. Во время второго выхода я уже пел, держа шляпу в руке -- с голосом все было нормально. Поэтому когда ставится новый спектакль – артисты должны репетировать в париках, костюмах и обязательно в гриме, чтобы во время пения не отклеились, например, борода или усы.

ХНАТОБ ждет достойного финансирования


– Владимир Александрович? Добрый день. Вам звонит постоянный зритель Евгений Алексеевич Степаненко. Я постоянно изучаю ваши афиши и замечаю, как часто в них допускаются ошибки и даже глупости: масса ляпсусов в датах и названиях спектаклей, в фамилиях исполнителей.

– Спасибо, что вы так внимательно следите за афишами. Этот вопрос стоит у нас на повестке дня, поэтому сейчас мы формируем бюро организации зрителей. Думаю, в дальнейшем мы ликвидируем все эти недостатки.

– Добрый день, Владимир Александрович. Вас беспокоит Елена Витальевна. Скажите, пожалуйста, а насколько ценятся за рубежом артисты нашего театра оперы и балета? 

– Спектакли ставятся под конкретных артистов, и у нас есть певцы и спектакли, которыми мы гордимся. Нас ценят и за рубежом. Последняя наша зарубежная поездка – в Японию, куда мы возили «Князя Игоря» Бородина и «Турандот» Пуччини. Спектакли прошли с большим успехом, в них, кстати, участвовали лучшее сопрано мира Мария Гулегина и один из ведущих теноров в мире Олег Кулько, которые дали самую высокую оценку и оркестру, и хору, и солистам нашего театра. Японская сторона тоже высоко оценила нас в прессе. Что касается гастрольной деятельности за рубежом – в Испании, Германии, Франции, в других странах – мы всегда показываем себя на достойном уровне.

– А не переманивают ли наших артистов другие театры?

– К сожалению, это огромная проблема. В связи с недофинансированием у нас развалена социальная база (когда-то было театральное общежитие, выделяли квартиры). Сегодня этого нет. Зарплата в нашем национальном театре ниже, чем во всех оперных театрах Украины. Поэтому выпускники харьковского университета искусств нередко делают выбор в пользу других театров: артисты хора и балета, музыканты оркестра едут во Львов, Одессу, Киев.

– Здравствуйте, Владимир Александрович. Меня зовут Татьяна. Я давно была в нашей опере, но заметила, что исполнители не очень много двигаются, а зрители хотят видеть что-то более динамичное, живое. Скажите, пожалуйста, собираетесь ли вы приглашать режиссеров, у которых есть оригинальные творческие замыслы?

– Конечно, известные имена привносят новые эмоции, опыт. Последние два-три года мы очень много приглашаем дирижеров, исполнителей. Например, 5 мая был великолепный спектакль «Аида», в котором пел ведущий тенор Виктор Луцюк из Мариинского театра, а дирижировал народный артист России Вольф Горелик из Москвы. 18 мая мы приглашали дирижера Руслана Дороживского. Не так давно у нас дирижировал очень известный на Западе маэстро Андрей Юркевич. На начало ноября у нас намечена премьера спектакля «Летучая мышь» Иоганна Штрауса -- ставить ее приедет режиссер из Санкт-Петербурга Александр Лебедев. Такое сотрудничество всегда дает положительные импульсы и зрителю, и нашему коллективу. Главное – решить вопросы финансирования, это даст возможность приглашать хороших режиссеров, дирижеров, балетмейстеров, актеров. К слову, приглашаю вас к нам в театр -- 7 и 11 июля у нас состоятся премьеры камерных опер – «Брачный вексель» Джоакино Россини и «Рита» Гаэтано Доницетти.

– А чем они интересны?

– Это игровые итальянские оперы известнейших композиторов с очень красивой музыкой.

Певец – как спортсмен, должен быть всегда в форме


– Здравствуйте, Владимир Александрович. Вам звонит Сергей. Наверное, вокалистам приходится во многом себя ограничивать?

– По сути, певец – раб своего голоса: он работает только на свой голос, думает только о голосе. Только в этом случае он сможет дотянуться до высокой профессиональной планки и будет востребован.

– А что может убить голос?

– У певцов много ограничений. А убить голос можно, если ты с ним не здороваешься, а значит, его не уважаешь. Каждый день с голосом нужно здороваться. Проснулся – подойди к фортепиано, спой, разогрей мышцы 20–30 минут. Певец – как спортсмен: каждый день голосу нужно давать нагрузку. Природа одаривает талантом многих, вокалу учится тоже немало людей, но петь могут единицы.

Поздравляем!
В день проведения «Прямой линии» нашему гостю исполнилось 57 лет. От всей редакции искренне поздравляем Владимира Александровича с днем рождения и желаем побольше ярких моментов в творчестве и в жизни.

Личное дело
Владимир Александрович Болырев 

родился в 26 июня 1955 года в Астраханской области. В 1973–1975 годах служил в армии. В 1978 году окончил подготовительное отделение вокального факультета Харьковского института искусств им. И.П. Котляревского. 1978–1983 гг. -- учеба в Харьковском институте искусств по классу сольного пения. В 1981 году был принят в труппу солистов оперы Харьковского академического театра оперы и балета им. Н.В. Лысенко. С 2011 года по настоящее время -- художественный руководитель театра. С 1989 года преподает в Харьковском национальном университете искусств им. И.П. Котляревского. Профессор, лауреат международных конкурсов, обладатель кубка токийской концертной организации «Мин-Он», народный артист Украины, солист ХНАТОБа им. Н.В. Лысенко, мастер сцены. Женат, сыну 21 лет. Хобби – рыбалка.