Фракция регионалов Киевского райсовета и мэр отвечают – нет. Но есть и другое мнение.

После развала Союза волна украинизации захлестнула нашу страну, не обойдя вниманием школьное и дошкольное образование. И хотя Конституция и законы Украины закрепили за родителями право выбирать учебное заведение и язык обучения, украинизаторы на местах взялись за дело серьезно. Их усилиями в Харькове родился совместный приказ облоно и гороно №547/31 от 27.06.1995 г. В нем чиновники констатируют, что «не выполняется решение коллегии облоно от 13.01.1993 г. о переходе всех двуязычных школ на украинский язык… Наметились негативные тенденции, когда отдельные школы, которым уже присвоен статус украинских, начали параллельный набор и в русские классы».
Харьковчане все еще хотят учить детей на русском языке. И для борьбы с этим «негативным явлением» украинизаторы приказали «не допускать случаев открытия русских классов в школах, которые имеют статус украинских; отработать механизм перехода двуязычных школ на украинский путь развития; наладить систему приоритетного финансирования украинских и двуязычных школ; вместе с райисполкомами решить вопрос открытия украинских классов при наличии 10 детей; подчинить дошкольную сеть школьной в вопросе языка обучения».
Украинизаторы работали плодовито, в результате чего появлялись новые «шедевры» соответствующей направленности. 29.11.1996 г. родилось решение коллегии облоно, 06.05.1997 г. — решение исполкома Киевского райсовета № 101.
Механизм украинизации прост. Сформированный «под директора школы» совет школы путем внесения изменения в устав делает из русской школы двуязычную. А все двуязычные школы в соответствии с приказами и решениями местных украинизаторов переводятся на украинский язык. Проживающие в микрорайоне, закрепленном за школой, дети дошкольного возраста лишаются возможности учиться в этой школе на русском языке. Их родители вынуждены либо отказаться от идеи обучать ребенка на русском языке, либо искать школу, которую еще не успели украинизировать.
Украинизаторов не смущает, что эффективность изучения иностранного языка, математики, физики на неродном языке ниже, чем на родном. А ведь даже по официальным данным, 66% харьковчан родным считают русский язык. Русский язык, в том числе и чтение, в украиноязычных первых классах вообще не преподается, а в старших классах изучается в таком минимальном объеме, что по нему даже нет аттестации. В результате дети не знают ни русского, ни украинского. В русскоязычных классах украинский и русский язык и литература изучаются в равном объеме, но чиновники стремятся, чтобы таких классов с каждым годом становилось меньше.
В результате украинизации в 2002 г. из 23 школ Киевского района г. Харькова (коммерческие не в счет) только 6 (26%) принимали детей в 1-е классы с обучением на русском языке (4 из них — в центре города). Не принимали первоклашек в русские классы в русской (по уставу) школе № 100 и во всех двуязычных (по уставу) школах района. Чиновники лишили жителей микрорайонов Жуковского, Коммунар, Пятихатки, Северная Салтовка права отдать ребенка в русский класс в школе по месту жительства.
На вопрос: «почему так?» начальник РОНО уверенно заявляет, что сеть школ полностью удовлетворяет языковым потребностям населения и жалоб нет. На вопрос: «что позволяет так уверенно говорить о полном соответствии сети языковым предпочтениям жителей района?» начальник РОНО заявляет, что родители выбирают школу, а с ней и язык обучения. Но почему, например, выбирая для своего ребенка престижную специализированную на английском языке, ближе расположенную, более новую школу № 16, родители должны согласиться с тем выбором, который чиновники-украинизаторы сделали за них, определив для школы №16 украиноязычное преподавание как единственно возможное? Почему жители Северной Салтовки могут реализовать право учить своего ребенка на русском языке не в школах микрорайона, а лишь в отдаленных школах, посещение которых предполагает, что ребенок будет ежедневно ощущать все прелести пользования городским транспортом в часы пик? А это, кроме всего прочего, еще и небезопасно. Не зря санитарными правилами установлен радиус пешеходной доступности от дома до школы не более 500 м.
В «Третьем рейхе» евреи тоже не писали жалоб.
Однако проверки показали, что родители все же жалуются, но их жалобы не удовлетворяют, об их существовании умалчивают.
Только в результате длительной борьбы и громких скандалов набор 1-х классов с обучением на русском языке был возобновлен в двуязычных школах № 62 и 37, в русской школе № 100. В бывшей русской, а ныне в украинской школе № 16, несмотря на просьбы родителей возобновить параллельный набор в первые классы с обучением на русском языке, в течение четырех лет добиться этого им не удается. Чиновники строго выполняют вышеупомянутый совместный приказ № 547/31, отказываются изменять в уставе школы №16 языковой режим с украинского на двуязычный (последний раз совет школы №16 отказался это сделать в сентябре 2006 г.). Но это не мешает чиновникам в 2005 г. исключить из устава русской школы № 100 слово «русская», заменив его на слово «двуязычная», хотя в школе № 100 нет ни одного украинского класса и соответствующих просьб родителей тоже нет (в 2006 г. школа № 100 набрала три первых класса с русским языком обучения и ни одного с украинским).
Выборы 2006 г. привели к смене власти. Более половины вновь избранного депутатского корпуса Харьковского горсовета, Киевского райсовета
г. Харькова составляют члены Партии регионов — партии, одним из ключевых пунктов программы которой является русский язык. Мэром Харькова избран М.М. Добкин — также регионал. Казалось бы, ситуация в вопросе языка обучения в харьковских школах и детсадах должна измениться. Но ничего не меняется. Разработанный мной еще в 2003 г. проект решения, в соответствии с которым язык обучения во всех школах и детсадах определяется исходя из поданных родителями заявлений с указанием языка обучения, в 2006 г. уже два раза отвергнут регионалами на сессии Киевского райсовета. Мэр вообще отказался включать вопрос в повестку дня сессии горсовета, считая это нецелесообразным.
В июле-августе 2006 г. на просьбы 23 родителей открыть для их детей первый класс с обучением на русском языке в специализированной на английском школе № 16 мэр М.М. Добкин, а затем и секретарь горсовета Г.А. Кернес, ответили отказом.
Составляя новый проект решения, стремясь сделать его максимально приемлемым, я предложил обязать начальника РОНО в срок до 1 марта 2007 г.
обеспечить во всех детсадах и школах района возможность реализации гарантированного Конституцией и Законами права учиться на русском языке. Но и тут фракция Партии регионов в Киевском райсовете выступила против. Они согласились с начальником РОНО в том, что с языком обучения в школах и детсадах нет проблем, поддержав тем самым практику, когда язык обучения детей в школах и детсадах определяют чиновники-украинизаторы, а не родители. Родителям, которые, являясь плательщиками налогов, содержат и чиновников и школы, право выбирать язык обучения в школах и детсадах не доверяют.
Выходит, не все члены Партии регионов за русский язык! Знает ли руководство Партии регионов о таком поведении своих однопартийцев? Надеюсь, что скоро узнает и незамедлительно проведет «разъяснительную работу» в своих рядах. Ведь иначе доверие к Партии регионов очень скоро растает и на ее политическом будущем можно будет поставить крест.