Если уважаемому в городе человеку вдруг начинают угрожать, а потом обливают с ног до головы краской, от которой он едва не лишился зрения, — значит он перешел кому-то дорогу. Пострадавший харьковчанин считает, что случившееся с ним — это месть управдома за раскрытую аферу с квартирой.

Иван Карапетян — достаточно известный в городе человек, дважды лауреат звания «Харьковчанин года» и «Деловой человек Украины». И хотя по возрасту он вполне пенсионер, но до сих пор продолжает вести активный образ жизни: изобретает аппаратуру для решения энергетических проблем, строит из настоящего армянского камня копии религиозных сооружений. В общем, не сидит без дела. Поэтому то, что случилось несколько дней назад, сам Иван Аршалуйсович называет не иначе как расплатой за свое правдолюбие.
По мнению Ивана Карапетяна, непосредственное отношение к нападению и угрозам имеет председатель правления ОСМД (объединение совладельцев многоквартирных домов), в котором проживает сам Иван Карапетян — по адресу ул. Роганская, 144. А камнем преткновения, вокруг которого разгорелся весь сыр-бор, является квартира № 114. Поскольку речь идет об ОСМД, квартирой распоряжаются все жильцы дома, делегировавшие полномочия правлению, состоящему в нашем случае из шести человек.
«Закрасили» глаза?
Накануне международного праздника пожилых людей харьковчанину преподнесли неприятный сюрприз. Когда пенсионер возвращался с собачкой после прогулки, в подъезде неизвестный мужчина вылил ему на голову около трех литров голубой краски. Нападавший сразу же скрылся, а на сцене тут же появилась Галина Подпорина, которая, как считает пострадавший, и была наводчицей для человека с краской. Восхищенная и довольная, она ушла с места происшествия, даже не позвав людей на помощь и сама не оказав помощи пострадавшему.
Между тем помощь Ивану Карапетяну очень была нужна. Агрессивное вещество попало в глаза и возникла реальная опасность потери зрения. Не отмытого до конца пенсионера (краской пропиталось даже нижнее белье) пришлось срочно спасать врачам офтальмологической больницы. Вызванная милиция прибыла не скоро, после многократных звонков, но каких-либо следственно-розыскных мероприятий «по горячим следам» не произвела.
В неформальных беседах с Иваном Аршалуйсовичем правоохранители признаются, что расследование «не пойдет». Конкретно сами они ничего не объясняют. Однако версия есть у самих жильцов. Одной из причин такого «тормоза» может служить заинтересованность серьезных должностных лиц в том, чтобы скрыть от общественности историю приватизации квартиры № 114. Говорят, ее окольно, обходными путями получила женщина, которая работает в одном из судов, а ее муж — в милиции.
Обманутое правосудие
Теперь о том, что, по версии самого пострадавшего, стало причиной нападения. В мае нынешнего года Орджоникидзевский районный суд Харькова принял решение признать право владения квартирой № 114 за Борисом Колесовым. Основанием послужило то, что он якобы долгое время (начиная с 1996 года) проживал вместе с квартиросъемщиком Коротченко и до самой смерти последнего вел с ним общее хозяйство.
Все бы ничего, но, по сведениям жильцов дома № 144, ни один из шести свидетелей, фигурирующих в судебном деле и доказывающих права Колесова, не проживал в доме в 1996 году (в это время он был только сдан в эксплуатацию, а активно стал заселяться лишь на следующий год). Поэтому ни о каких настоящих свидетельствах в пользу Колесова не может быть и речи. Более того, в спорной квартире, оказывается, никогда не жили ни покойный Коротченко, ни его «опекун».
Жильцы дома свидетельствуют, что раньше в квартире № 114 находилось правление ОСМД после того, как его перевели туда из 55-й квартиры под предлогом ремонта. Сама квартира № 55 «с подачи бывшего председателя Е.В. Дзюбенко в одночасье и без согласия на то совладельцев дома была продана».
Однако суду об этом, конечно, никто не сообщил, чтобы не мешать «правосудию». Позже на основании судебного решения исполком Орджоникидзевского райсовета признал самого Колесова съемщиком квартиры. Через неделю договор найма между ОСМД в лице председателя и Борисом Колесовым был подписан. А 24 июля новый хозяин получил свидетельство на право собственности от отдела приватизации жилищного фонда Харьковского горсовета.
Втихомолку и без ведома
То, что в истории с квартирами что-то нечисто, первым заподозрил Иван Карапетян, который является членом правления ОСМД. Он заинтересовался, каким образом без ведома жильцов можно было оформить аренду жилья. Именно он узнал о том, что квартиру № 114 даже успели приватизировать, а потом, спустя два дня (!) после приватизации, перепродали некой Евгении Сухойван за 100 тыс. грн.
Теперь обратимся к другим документам, отправленным в местный РИК, в прокуратуру и другие инстанции. Жильцы дома № 144 просят проверить финансово-хозяйственную деятельность правления ОСМД, которое избегает проведения общих собраний на протяжении последних лет, а все вопросы решает без согласования с членами правления. В частности, претензии высказываются и в адрес бывшего управдома Галины Подпориной, которая единолично, без участия членов правления, руководит делами ОСМД.
Отдельной темой могла бы стать стоимость квартиры, которая, согласно договору купли-продажи, «находится полностью в пригодном для ее использования по целевому назначению состоянии». Между тем ее продали всего за 100 тыс. грн., тогда как минимальная цена однокомнатных квартир в Харькове составляет на сегодняшний день не менее 150 тыс. грн. (30 тыс.долларов). Но это уже, как говорится, вопрос вторичный.
Главное же — то, что пришлось пережить после этого пенсионеру Ивану Карапетяну. И неизвестно, что еще достанется на долю человека, который не намерен молчать. Тем более что правоохранительные органы традиционно бездействуют…
Справка
Объединение совладельцев многоквартирного дома
ОСМД (кондоминиум) — юридическое лицо, созданное владельцами помещений для содействия по использованию их собственного имущества и управления, содержания и использования. Правовые основы ОСМД определены в Законе Украины «Об объединении совладельцев многоквартирного дома». Хозяевами дома со всеми соответствующими правами и обязанностями являются владельцы жилых и нежилых помещений. Они решают, какие соглашения и с кем им следует заключать. Никаких указаний, тем более давления «сверху», для ОСМД быть не может, поскольку это независимая организация, существующая за счет средств жильцов.
ОСМД имеет печать и другие необходимые реквизиты, а также расчетные счета в учреждениях банка, является неприбыльной организацией. Владельцы ОСМД становятся реальными владельцами имущества, принимают непосредственное участие в управлении и содержании дома; получают структуру, способную решать общие проблемы жильцов, отстаивать общие интересы, в частности в суде; получают возможность использовать трудовой взнос жильцов вместо квартплаты; могут получить кредит в банке на проведение ремонта, установления счетчиков
и тому подобное.