В новом Уголовно-процессуальном кодексе четко прописаны обстоятельства, при которых правоохранительные органы могут проводить негласные следственные действия.

Об этом рассказал начальник управления прокуратуры Харьковской области Александр Бабиков, комментируя новый УПК, который вступит в силу 19 ноября.

По его словам, существенным отличием нового УПК от старого является то, что в новый УПК интегрирована целая глава (№21), регламентирующая негласные следственные действия (оперативно-розыскная деятельность). Александр Бабиков отметил, что эти действия часто сопряжены с нарушением конституционных прав граждан, например, обыск в доме является нарушением права на неприкосновенность жилища.

«Оперативно-розыскная деятельность оставалась и остается тайной за семью печатями. Из открытых источников вы никогда не почерпнете информации ни о формах, ни о методах ее проведения. В новом УПК оперативно-розыскной деятельности придается определенная степень гласности. Поэтому практически все виды оперативно-розыскных мероприятий, которые раньше были секретными, – прослушивание телефона, снятие информации с компьютера, внедрение в преступную группу, аудио- и видеоконтроль, изъятие корреспонденции, выполнение задания под прикрытием – нашли отражение в новом УПК», – рассказал Александр Бабиков.

По его словам, законодатель четко регламентировал обстоятельства, при которых можно проводить негласные следственные действия. В соответствии с новым УПК, это возможно только в случае тяжких и особо тяжких преступлений и с разрешения следственного судьи. Инициатива в проведении таких мероприятий может исходить исключительно от следователя и прокурора, которые ведут расследование, а не от подразделений правоохранительных органов, как сейчас. Если в результате прослушивания телефона, снятия информации с компьютера или другого негласного следственного действия будет получена информация о совершении другого преступления, начать уголовное производство по этому факту можно будет только с разрешения следственного судьи.

Кроме того, правоохранительные органы, проводившие негласные следственные действия в отношении гражданина, обязаны сообщить ему об этом по истечению года после этих действий либо при предъявлении материалов защитнику.

«Эта законодательная новелла позволяет гражданину, если он не был уличен в преступлении, получив уведомление, начать разрабатывать вопрос о возмещении нанесенного ему ущерба за нарушение тайны его личной жизни. Это заставит правоохранительные органы более рассудительно подходить к вопросу применения подобных мероприятий. Практика западных стран показывает, что за счет этого количество нарушений прав граждан сокращается», – отметил Александр Бабиков.