Как бы вы отреагировали, если бы увидели объявление следующего содержания: «Районный суд по желанию истца выселит из понравившейся квартиры прописанных там соседей. Отсутствие у последних жилья значения не имеет»?

Может, для кого-то подобный текст объявления и является поводом улыбнуться, однако молодой маме Елене Поддубной сейчас не до смеха. Орджоникидзевский районный суд г. Харькова выселил ее и трехлетнего сына из занимаемой квартиры, где они были прописаны, и фактически сделал их бомжами. Именно так утверждает Елена Поддубная в жалобе районным властям и прокурору района.
Предыстория
До 2002 года Елена жила в квартире своей бабушки, а потом перебралась в 49-ю квартиру дома № 24 на улице Соколова. Именно по этому адресу ее и прописали в одном помещении с отцом и другой бабушкой. Здесь у Елены родился в феврале 2003 года сын, которого назвали Владиславом и которого тоже зарегистрировали здесь же.
Именно в то время, когда Елена Поддубная находилась в роддоме, в квартиру вселилась ее двоюродная сестра Оксана Касилова. Как явствует из материалов дела, сестра воспользовалась отсутствием бабушки (та лежала в больнице) и отца Елены (по работе тот уезжал из Харькова). Открыв замок своим ключом, Оксана собрала вещи Елены и выставила их из комнаты, которую та занимала. Оксана была зарегистрирована по этому адресу еще в 1987 году, однако из-за замужества жила в другом месте с 1993 года. Там же жил и ее ребенок.
Как утверждает Елена Поддубная, Оксана повела себя очень хитро, воспользовавшись преимуществом возраста (старше на 15 лет) и жизненного опыта. Жалуясь на жизнь и вызвав сочувствие, она рассказала, что ей пришлось уйти от мужа. Дальше она убедила сестру временно пожить у своей матери, которая к тому же помогла бы ухаживать за новорожденным. Позже, когда не станет бабушки, Оксана обещала разделить квартиру поровну. Поверив, Елена не стала никуда жаловаться.
В связи с теснотой (четыре человека в двухкомнатной квартире) по месту прописки она не могла жить, однако наведывалась туда часто. Там оставался отец, который, между прочим, оплачивал коммунальные платежи за себя и за Елену. Большую часть времени Елена и сын Владислав жили у матери.
В апреле прошлого года умерла бабушка, проживающая в многострадальной квартире на ул. Соколова. Оксана Касилова тут же поменяла замок на входной двери, не пуская прописанных там Елену и ее отца. Проблему пришлось решать с помощью жилищников и милиционеров, а в суд был отправлен соответствующий иск. Как выяснилось, они… опоздали.
Суд
Оксана Касилова оказалась предусмотрительнее Елены. Раньше сестры она подала иск, требуя признать Елену и Владислава Поддубных утратившими право на пользование жилым помещением. Истица объясняла это тем, что ответчики хоть и были зарегистрированы в этой квартире, но никогда в ней не проживали (как и их отец) и не оплачивали ее содержание.
В свою очередь, Елена объясняла суду, что она не могла жить в спорной квартире по уважительной причине — их комнату фактически без разрешения заняли посторонние. Тем более открыть новый замок, не имея ключа, у нее возможности не было.
Интересно, что в качестве третьего лица Орджоникидзевский районный суд привлек орган опеки и попечительства Орджоникидзевского райсовета. Однако его представители оказались незаинтересованными в решении вопроса в интересах трехлетнего мальчика и его мамы. Как указано в документах суда, третье лицо в суд не явилось, предоставив суду возможность решать судьбу ответчиков на собственное усмотрение.
В итоге Орджоникидзевский суд вынес решение в пользу Оксаны Касиловой, а в рассмотрении встречного иска Елены Поддубной — отказал.
Последствия
Фактически суд отправил маму и ее трехлетнего сына на улицу. «Мы остались без своего законного жилья, а проще говоря — стали БОМЖами», — написала Елена в жалобе. Попытка разрешить странную ситуацию с помощью Апелляционного суда Харьковской области ни к чему не привела — апелляционную жалобу отклонили. Однако Елена на этом не остановилась и обратилась в Верховный суд Украины. По нашим данным, заявление в ВС приняли и зарегистрировали. Поэтому основное «сражение» за свои права Елене еще предстоит пережить.
Сейчас она живет у подруги и продолжает добиваться справедливости. Ее возмущает факт самоустранения от проблемы органа опеки и попечительства. Поэтому она просит прокуратуру и райисполком проверить и дать оценку позиции представителей этого органа. Подключили к решению вопроса и Харьковскую правозащитную группу.
Не понимает Елена позицию самого суда Орджоникидзевского района, который не принял во внимание ни свидетельств очевидцев, которые подтверждали факт проживания Елены в квартире № 49, ни того, что выселение произошло «в никуда», на «n-ый километр». Странно и то, что суду хватило всего трех заседаний, чтобы решить это дело в пользу Касиловой. Похожие разбирательства в иных случаях тянутся месяцами и даже годами…