Дети тоже люди?
Милое дитя (как правило, от трех лет и далее) совершенно не желает вас слушать. Топает ногами. Вырывает ручку и ложится на дорогу. Вопит в диапазоне ультразвука, стоит только вам сказать «нет». Расколачивает любимую вазу вашей прапрабабушки и заливает чернилами ваше вечернее платье. Несмотря на уговоры, крики и объяснения, для него исконно важно настоять на своем. Слова «я» и «дай» — главные в его лексиконе. И что с ним делать, совершенно непонятно. Конечно, есть надежда, что дитя со временем образумится, но вдруг этот знаменательный факт случится только лет через десять?
Родители кивают друг на друга: это он в твою маму (бабушку, тетю, внучатую племянницу), вечно она разыгрывает сердечный приступ, если не получает желаемого. Друзья и родственники закатывают глаза: ах, какой избалованный! Уговорить кого-нибудь «посидеть с ребенком только часик» практически невозможно, ибо каждый знает: минут через пять «сидения» захочется отправить очаровательное дитя куда-нибудь за Полярный круг или заставить замолчать силой. Еще через пять — сесть рядом и заплакать. Потому что совершенно непонятно: ну зачем оно все это делает?!?
Зачем они это делают?
Дети просто хотят вашего внимания. Возможно, вы
общаетесь с ребенком в стиле: пойди, надень, принеси, свободен. Возможно, уткнулись в книжку и вообще не общаетесь. Это вопрос индивидуальный — вам лучше знать, почему дитя желает «впасть вам в око». Но из рекомендаций специалиста, «как выжить родителям», можно предложить
следующие.
Признать за ребенком право на эти эмоции
Если ваш босс ударит кулаком по столу и рявкнет: «Не будет тебе премии! Я сказал!», — что вы подумаете? Как минимум: «Ну, я тебе еще это припомню», — и (мысленно) швырнете в него дыроколом.
Если вы сломали руку, а врач, пренебрежительно пожав плечами, цедит сквозь зубы: «Ну, подумаешь, это же не больно» — вы задумаетесь о профессионализме этого Гиппократа и пожалеете, что сломанной рукой не въедешь ему в зубы.
А вот если и тот и другой проникновенным голосом скажут: «Я понимаю, вы рассчитывали…», «Я понимаю, вам больно…» — желание немедленно применить к ним насилие у вас наверняка ослабнет. Ведь — все понимают!
Поэтому в общении с ребенком для начала хорошим вариантом будет: «Да, я понимаю, тебе хочется посмотреть мультики. Но…» — «Да, я знаю, тебе сейчас очень больно. Но…» — и т.д.
Объяснить, что произойдет потом
Потом, когда босс объяснит вам, что временно не выплатит пару сотен долларов в целях экономии фонда Сороса, из-за кризиса планетарного масштаба в Югославии и осложнений в международном положении в Южнороссийске, вы, конечно, все поймете и подумаете: «Я ведь не знал…»
Ребенок, как правило, тоже «не знал». Ну откуда ему знать, вредно ли смотреть мультики пять часов подряд? Или что ушибленная коленка перестанет болеть минут через десять? Так что придется объяснить, что будет дальше. Например: «Я выключила мультики, чтобы мы могли пойти погулять. На прогулке мы покатаемся на качелях, увидим много машин, птичек (нужно же подсластить пилюлю). Или: «Сейчас больно, но через десять минут все пройдет. Давай вместе смотреть на часы, и как только эта стрелочка…»
Переключить внимание
Это если получится. Одни дети переключаются легко, другие — не очень. Но у каждого есть что-то особо любимое. Сказка, игрушка, песня, книжка. Главное — чтобы не очередная конфетка или мобильный телефон, который строго запрещен к детскому употреблению.
Оставаться спокойной
Почему в выигрыше остаются родители, которые при первых признаках истерики любимого дитяти выходят из комнаты? Не видя ребенка, бьющегося в истерике, им гораздо легче сохранить спокойствие. А значит — гораздо легче убедить ребенка в том, что родители справятся с этой ситуацией.
Как правило, если ребенок плачет — значит ему страшно. Ударился, не понял, не получил чего хотел, на все это у детей пока одна реакция: какой же он страшный, этот незнакомый мир! А если страшно, очень важно знать, что сейчас придут, спасут и защитят. От родителей они ждут пояснения и уверения в том, что страшное — не страшно. И если ребенок ударился и заплакал, а мама в ужасе завопила: «Да я же тебе говорила: не ходи туда, скотина такая!!!» или схватилась за сердце и пузырек с валидолом: «Ах, зайка, солнышко, да как же так!», плач гарантированно перейдет в истерику. Потому что ребенок понимает: мама не может с этим справиться! Это та-а-ак ужасно! Конец света! А-а-а-а!!!
Для примера: вы на новом месте работы. Не на то нажали, уничтожили важный договор. Ужаснулись, пошли с повинной к начальнику. Если тот вздохнул и предложил попробовать восстановить документ — то и вы вздохнули с облегчением и все исправили. Если побелел и бессильно опустился на стул — все. В его закатившихся глазах вы прочитали свой смертный приговор и опустились на стул рядом.
Конечно, когда залитое слезами существо, багровея и захлебываясь от крика, падает на спину и машет кулаками, желание одно — дать подзатыльник. Но если вы сейчас поддадитесь эмоциям, ребенок не прекратит истерику еще как минимум час. Вам этого надо?