Парадоксально, но факт – большинство людей совершенно спокойно живут рядом со стихийными рынками, терпят и даже подкармливают бомжей в подъездах, разрешают детям играть с бездомными животными, а ВИЧ-инфицированных сограждан боятся как огня. Да что там боятся – ненавидят.

Уровень нетерпимости к ВИЧ-инфицированным в Украине настолько высок, что в ход идут поджоги. В ночь на 19 октября в Чернигове сожгли филиал всеукраинской сети людей, живущих с ВИЧ. Похоже, конфликт из-за неприятного соседства перерастает в настоящую "охоту на ведьм". До пожара имели место быть и заявления в суде, и жалобы в санэпидстанции, поступавшие от жильцов, обитающих рядом с "ужасной" организацией.
По словам регионального представителя сети Инны Пивоваровой, горел офис за ночь дважды, – вечером в 21:30, а второй – утром в 5:30. Экспертиза показала, что это был поджог – были найдены остатки нефтепродуктов. Главным подозреваемым в поджоге является житель Чернигова Юрий Кондрашов – именно он подал в суд на ВИЧ-инфицированных. Суть дела – "им тут не место". Он с самого начала был против такого соседства (дом Юрия и здание организации стоят впритык друг к другу) и "по вопросу деятельности" филиала посыпались жалобы в санстанцию, мэру города. Проверяли, но нарушений не находили. Было и заявление соседей о том, что по данному адресу расположен клуб бывших и действующих наркоманов, представляющих угрозу подрастающему поколению. Жена Юрия говорит следующее: "Я действительно боюсь заразиться. Не хочу, чтобы мои дети подвергались опасности. Почему мы должны рисковать? Любая другая контора по соседству нас бы устроила. Но ВИЧ-инфицированным не должны разрешать арендовать помещение так близко к людям. Сначала речь шла о том, что они только на год сюда поселились, а теперь уже собираются выкупать помещение. За что нам это? Муж так просто не отступится".
Единственным выходом для ВИЧ-инфицированных людей остается хранить молчание насчет своего страшного диагноза – по закону они имеют на это право. ВИЧ-инфицированный может не сообщать о своем статусе ни на работе, ни в школе – ведь чаще всего при страшном слове СПИД в панику впадают даже медицинские работники.
"Игнатий Федорчук, наш клиент, – рассказывает Инна Пивоварова, сотрудница черниговского центра помощи больным СПИДом, – нуждался в операции – он уже не мог ходить. Выяснили, что кость нужно почистить (хирургическим путем), и, возможно, не раз. На что хирург, не стесняясь журналистов, сообщил: "Оперировать не буду. Не собираюсь в дом заразу нести. А если будете настаивать, чтобы я непременно его лечил, потому что я врач – могу отрезать ногу. Другого лечения не предложу".
С другой стороны, подавляющее большинство здоровых людей считают, что "сокрытие информации" о диагнозе – это нарушение их прав, соглашаясь общаться, человек должен иметь право выбора – рисковать или нет. "Общаться можно, но для них должны быть отдельные больницы. И дети их должны ходить в отдельные сады. Я взрослый человек, могу предпринять меры безопасности, защититься, а ребенка подвергать риску – это безумие. Дети – это травмы, драки, царапины. Как я потом своему ребенку объясню, что он должен умереть, потому что мама большая гуманистка" – говорит одна участница социологического опроса на тему "Опасны ли ВИЧ-инфицированные".
Почему же люди, так боясь ненароком заразиться ВИЧ, гораздо более спокойно относятся к не менее страшным заболеваниям – туберкулезу, гепатиту? Все идет от незнания, ведь многие до сих пор думают, что СПИДом можно заразиться через вилку или общую раковину в ресторане.