Двойной юбилей на кафедре имени Алексея Максимовича Петриченко.

Человек любил варить суп. Даже не суп, кулешик такой. И угощать им ближних. Ну что тут такого? А сложилось так, что люди, пробовавшие тот кулешик десятки лет тому назад, вспоминают его и сегодня, через много лет после смерти того человека. Наверное, дело не совсем в кулешике…
«Хороший человек — не профессия», — любил говорить сам Алексей Максимович Петриченко. А жаль. Жаль, что хороших людей нельзя готовить так, как готовят, скажем, токарей или фрезеровщиков. Или инженеров-литейщиков. Хороший человек шестого разряда — звучит? Как бы мы замечательно жили, если бы их было много.
И все же хорошие люди, а среди них и совершенно уникальные личности, изредка встречаются. Не математики-физики-лирики, а именно Личности. И когда они уходят, оставляют по себе тонкую щемящую боль. Вспоминаем их до тех пор, пока сами живы. Так в ХФТИ помнят академика К.Д. Синельникова, а на университетском мехмате — члена-корреспондента АН СССР Н.И. Ахиезера. В Харьковском национальном автодорожном университете точно так же помнят профессора Алексея Максимовича Петриченко, сорок лет заведовавшего кафедрой технологии металлов и материаловедения. Обычно такие люди достигают некоторых высот, но вот что характерно: когда они в своей карьере перемещаются на очередное место, это происходит не потому, что они этого места хотят и добиваются, они его уже бесспорно занимают, и речь идет лишь о формальном закреплении установившегося положения вещей. И как бы ни был честолюбив или даже тщеславен их преемник, он никогда не посягает на их место до конца, чувствуя большую разницу между местом и креслом. Их место в жизни — уникально, и его занять не может никто.
В этом году случилось наложение круглых дат — 95 лет со дня рождения Алексея Максимовича и 75-летие кафедры, которой он заведовал. И его многочисленные ученики — а это и нынешний заведующий кафедрой профессор Василий Иванович Мощенок, и первый проректор профессор Иван Павлович Гладкий, и большая часть профессорско-преподавательского состава кафедры, и многие другие ученые и инженеры, «петриченковцы», разбросанные, можно сказать, по огромным просторам Евразии — совместно с ректоратом во главе с доктором технических наук профессором Анатолием Николаевичем Туренко решили отметить эти две даты проведением научно-методической конференции «Современные технологии производства деталей: достижения и проблемы».
Кафедра технологии металлов и материаловедения имени А.М. Петриченко славна многими делами — новыми научно-техническими разработками, новациями в учебном процессе. Их трудно все перечислить. Большой научный интерес представляет созданная на кафедре и запатентованная исследовательская станция «Виквант», позволяющая изучать физико-механические свойства конструкционных материалов и исследовать их микроструктуру при тысячекратном увеличении. Разработана компьютерная программа для количественной металлографии, в которой большое внимание уделяется методам неразрушающего контроля. На кафедре разработан и запатентован новый метод определения свойств материалов на основе исследования целого ряда параметров твердости и изготовлен новый прибор. Работниками кафедры разработаны также и внедрены в производство различные методы поверхностного упрочнения, позволяющие увеличить сроки эксплуатации деталей машин. Все разработанные технологии используются в хоздоговорных работах, проводимых кафедрой совместно с машиностроительными заводами Украины: «Центролит» (г. Сумы), ГП «Завод им. Малышева», «Свет шахтера» (г. Харьков).
На кафедре широко практикуются конкурсы и олимпиады студенческих научных работ.
Во время проведения олимпиады по инициативе кафедры преподаватели всех вузов-участников подписали совместный договор о создании учебника нового поколения — компьютерного — по технологии конструкционных материалов и материаловедению. Сейчас учебник уже готов к изданию, в ходе конференции состоялась его презентация.
Ежегодно сотрудники кафедры публикуют не менее 20 статей в специальных научных изданиях, выступают с докладами на международных конференциях, принимают участие в выставках Украины и СНГ. Своим мощным научным потенциалом, постоянной жаждой поиска и трудолюбием кафедра обязана Алексею Максимовичу Петриченко.
К началу конференции я опоздал. Войдя в зал, я застал на трибуне Ивана Павловича Гладкого, рассказывающего, как повел себя профессор, когда заводское начальство не хотело отпускать с завода в аспирантуру к Петриченко молодого специалиста — еще не кончился его двухлетний «оброчный» срок отработки по месту распределения. Алексей Максимович молча сел за стол и написал директору завода не казенное «отношение» в три строки, которое легко было бы бросить в корзину, а обстоятельное письмо, изложив в нем свой взгляд на проблему выбора жизненного пути молодым человеком и на роль и меру ответственности окружающих за это. Если вы мне скажете, что на его месте так поступил бы каждый, то глубоко ошибетесь. Одного лишь профессионализма в своем деле для такого поступка мало — надо иметь свой собственный широкий неравнодушный взгляд на общество и человека в нем и обладать развитым чувством ответственности перед людьми. О том, как профессор выбирал темы диссертаций, тоже стоит сказать несколько слов.
Когда идет освоение некого «нового пространства», оно идет в два этапа. Сначала идут пионеры и «рвут его на куски». В этом выражении нет никакого негатива. Такова уж логика освоения. Сначала — все легкодоступное, очевидное. Но после «пионеров» остаются «белые пятна», которые далеко не всегда представляют собой что-то не очень интересное и не очень ценное. Более трудное — это да. Профессор Петриченко предложил аспиранту Гладкому исследовать некие вопросы, связанные с микролегированием чугуна — тему, лежащую именно в «избитой», «истоптанной» области, в которой молодому ученому очень легко впасть в «изобретение велосипеда» и «открывать» то, что давно открыто другими. Но Петриченко, энциклопедист во всем, что касалось литья, смог предостеречь ученика от повторения пройденного и показать новые, еще неразведанные «земли» (литейный термин). Он вообще был прирожденным учителем и любил показывать. Одним из любимых его речевых оборотов были слова «обратите внимание», рассказал И.П. Гладкий. Так он общался со всеми. Ему обязательно надо было поделиться со всеми тем, что увидел он сам. Наверное, не надо объяснять, какую ценность представляет собой общение с человеком такого личностного и профессионального масштаба, если он умеет еще и «обращать внимание».
Алексей Максимович был прирожденным педагогом. Лучше всего, на мой взгляд, об этом говорит такой эпизод. На одной из научных конференций двое молодых киевлян вели себя очень заносчиво: мол, чего могут стоить эти провинциалы, что они могут вообще знать? Вот мы — это знать! Петриченко терпел их выходки довольно долго, наконец обратился к одному из них: «Вы, говорят, из Киева?» — «Да». — «Часом, не с Куреневки?» А Куреневка — это в Киеве район такой, пользующийся дурной славой. Один из них все понял — и уже до конца конференции ходил как побитая собака и непрерывно извинялся. Второй так и не понял ничего.
Более 400 опубликованных научных работ, около 30 учебников, пособий и монографий, среди которых есть труды, посвященные истории литейного производства и даже такой экзотике, как художественное литье или литье монет, сами по себе достаточно красноречиво говорят о его профессиональном масштабе. Но когда мне сказали, что он является еще и одной из центральных фигур в истории металлургии Китая, я поверил не сразу. Но пришлось поверить. В 1957-1958 гг. Петриченко со всей семьей жил и работал в Китае, помогая молодому еще государству создавать собственную металлургическую промышленность, готовить кадры для нее, и оставленный им на китайской земле след глубок. За этот след он был награжден китайским орденом Дружбы, а его китайские ученики хранят память о нем. За несколько лет до смерти он посетил Китай по их приглашению. Ректор ХНАДУ Анатолий Николаевич Туренко рассказал о том, как он в составе нашей делегации побывал в Китае и как их там во всех мероприятиях доброжелательно сопровождала память об А.М. Петриченко.
— Петриченко не принадлежит одному Харькову, — сказал Анатолий Николаевич, — он принадлежит очень многим. Пришли из Китая и статьи для сборника воспоминаний. Правда, его ученики уже забыли русский язык и пришлось переводить их с английского.
Об Алексее Максимовиче было сказано столько, что нет никакой возможности упомянуть все в коротком газетном материале. Мир его увлечений был велик и своеобразен. «Он ничего не делал просто так, он всегда был увлечен тем делом, которым занимался», — пишет в своих воспоминаниях В.М. Сойфер, доктор технических наук, бывший главный металлург завода «Электротяжмаш», живущий ныне в Москве. 12-14 сентября этого года в Домодедовском историко-художественном музее (Московская область) прошел международный симпозиум «Проблемы изучения, сохранения и использования искусства вырезки», посвященный 95-летнему юбилею Алексея Максимовича Петриченко, собравшему уникальную коллекцию вырезок.
О знаменитом супе, кстати, вспомнила его вдова — Елена Алексеевна Суходольская. Алексея Максимовича очень любили дети во дворе. И он их любил. Он их частенько сажал в свою 21-ю «Волгу» и вез в лес погулять, а в лесу варил для них в котелке тот самый суп. Потом их родители спрашивали у Елены Алексеевны: «Что там за суп варит Ваш муж? Мой ребенок за столом вспоминает: вот у Алексея Максимовича суп — это суп. А у тебя не такой». Я бы не стал фиксировать на нем внимание (мало ли что впечатляет ребенка), но… о супе я прочел еще и в книге воспоминаний об Алексее Максимовиче совершенно взрослых людей. О супе, который он однажды сварил в стороне от общего «завтрака на траве», и стал угощать им уже пресытившихся, в общем-то, взятой с собой едой коллег. И они не только съели все дочиста, но и запомнили его суп на всю жизнь. Повара таких супов не варят.