Бывший премьер-министр Юлия Тимошенко категорически отказывается от любой медицинской помощи, которую ей предлагают созданная Минздравом комиссия из украинских врачей.

По словам замминистра Минздрава Раисы Моисеенко, украинские специалисты не могут самостоятельно принимать решение о дальнейшей реабилитации Юлии Тимошенко без выводов немецких специалистов клиники «Шарите».

«Однако, после того, как Тимошенко объявила голодовку, украинские специалисты решили, что не могут не предложить Тимошенко медицинскую помощь, и фактически каждый день обращаются к ней, но она категорически отказывается от обследований», - сказала Моисеенко.

Также она сообщила, что украинские врачи обратились к немецким коллегам клиники «Шарите» с просьбой прибыть в Украину, однако через МИД получен официальный отказ.

Кроме того, Моисеенко отметила, что не может точно сказать принимает или не принимает пищу Юлия Тимошенко в настоящее время. По ее словам, украинские врачи полностью обеспечивают Тимошенко продуктами, но не следят за тем, ест она или нет.

На вопрос, возможно ли применять к экс-премьеру какие-либо процедуры без ее согласия, в частности, насильственно кормить ее, Моисеенко ответила: «По закону врач имеет право совершать медицинское вмешательство без согласия пациента только в случае, если пациент не осознает свое состояние либо ситуация с его здоровьем крайне критическая». Что касается насильственно кормления, замминистра отметила, что этот вопрос в компетенции Пенитенциарной службы и украинские врачи не имеют к этому никакого отношения.

«Если закон позволяет Пенитенциарной службе кормить заключенных насильственно, то они сами принимают решение когда и как это делать», - подчеркнула Раиса Моисеенко.

Также она отметила, что в настоящее время состояние Тимошенко удовлетворительное.

«На протяжение всего периода с 9 мая не было зафиксировано никакого другого состояния, кроме удовлетворительного», - подытожила Раиса Моисеенко.

При этом она заявила, что медика категорически не рекомендуют экс-премьеру голодать.

«Политика политикой, но нужно как-то жить дальше», - отметила замминистра.