Расхожая строчка из Маяковского «Моя милиция меня бережет» у многих из нас вызывает ироническую улыбку. Почему-то в противовес вспоминаются народные анекдоты о прожорливых гаишниках и глупых следователях, которые живут под девизом «ДАЙ». Для украинца эта ситуация настолько привычна и обыденна, что зачастую, даже не задумываясь, нарушал закон или нет, он отстегивает червонец очередному ГАИшнику или оперуполномоченному.

Мы предпочитаем не связываться с правоохранительными органами. А то, что блюстители порядка сами сплошь и рядом имеют весьма поверхностное представление об Уголовном кодексе Украины, Уголовно-процессуальном кодексе Украины и прочей законодательной базе, нам и в голову не придет. Срабатывает выработанный за многие годы рефлекс: милиция — значит надо платить. Но все же уважающему себя человеку не стоит забывать, что мы живем в демократической стране, где все равны, даже те, кто в погонах или с волшебным жезлом в руках. Честному человеку нечего бояться! Подобные размышления, к которым, с уверенностью могу сказать, присоединятся сотни читателей «Вечернего Харькова», служат всего лишь преамбулой к истории о том, как «наехали» оперативники на жительницу Красноградского района с целью «урвать лакомый кусок пирога с капустой». Но вместо капусты, будем надеяться,
им заслуженно всыпят перцу.
8 июля прошлого года в поселок Октябрьское Красноградского района вечером уже при-ехала милицейская машина. Двое сотрудников в гражданской форме В. Иванов и Ю. Рудич без постановления судьи и разрешения хозяина направились во двор домовладения Юрия Николаевича Абакумова, представились работниками областной милиции. Вряд ли они не знали, что своими действиями уже нарушили УПК Украины (ст. 190) и Конституцию Украины (ст. 30)… С ними приехали еще двое — женщина и мужчина.
И дальше — ребята заварили кашу, начальники рангом повыше подсолили ее маленько, а расхлебывать — не тут-то было.
Так как отсутствовал хозяин, сотрудники милиции начали предъявлять претензии гражданке Н.И. Абакумовой, которая даже не зарегистрирована по этому адресу. Оперативники мотивировали свое вторжение тем, что красные цветочки на клумбе Абакумовых весьма похожи на мак, выращивание которого влечет уголовную ответственность, — так называемый мак снотворный. Цветы мака они увидели якобы невзначай, когда проезжали по дороге. Ну уж действительно: «…а глаз, как у орла», так как от дороги до приусадебного участка Ю.Н. Абакумова — больше 100 метров! Рассмотреть вообще что-нибудь трудно, особенно учитывая то, что в самих клумбах насчитывается более 30 видов растений. Со слов Наталии Ивановны, сотрудники предложили ей сделку: «Надо заплатить — и протоколов составлять не будем». Она отказалась давать деньги без ведома мужа, и позвонила ему, объяснив ситуацию. Юрий Абакумов, находившийся в этот момент в командировке в Харькове, выяснил у оперативного дежурного УВД области, что такие сотрудники, как Иванов и Рудич, у них не числятся. И только когда участковый из Красноградского РО прибыл на место происшествия, удалось установить, что вымогатели — доблестные работники линейного отдела милиции со станции Лозовая. Получается, что, преодолев расстояние в 140 км, оперативники «случайно» — дескать, «проезжали мимо, решили завернуть» — заехали погостить к господину Абакумову. Авось, угостят пирогами с «капустой»…
Но вернемся в с. Октябрьское. Наталия Ивановна рассказала оперативникам, что это декоративный мак, который они с мужем купили у профессора-ботаника Л.М. Шульгиной на выставке цветов в Харькове, и показала пакет семян декоративного мака «Датский флаг».
Но работники милиции, попросив у гражданки Н.И. Абакумовой мешок, начали срывать растения мака и складывать их в него. При якобы понятых Ирине О. и
Сергее Ш., которые, наконец-то, дождались в УАЗике своего выхода «на сцену», а также при гостившей у Наталии Ивановны подруге Елене К., оперативники стали составлять протокол осмотра места происшествия. Составляли протоколы возле автомобиля таким образом, что будущая обвиняемая даже не видела, что именно они пишут. По окончании составления протокола Н.И. Абакумовой предложили его подписать. Естественно, она ответила отказом. Когда это у нас выращивание декоративных цветов мака было преступлением?! Подруга обвиняемой в список свидетелей преследования Н.И. Абакумовой не была внесена. Зато «ученики великого Холмса» в список очевидцев не забыли включить людей, каких и вовсе не существует. В частности, некоего С.В. Жиркова.
Смотрю в подшивку документов дела Н.И. Абакумовой. В копии протокола места осмотра происшествия не указаны также причины, по которым проведение осмотра места происшествия до возбуждения уголовного дела «носит неотложный характер». В деле также есть противоречия по поводу времени начала и окончания осмотра места происшествия… Я не юрист, но уже эти факты вызывают сомнения в правомерности действий сотрудников милиции ст. Лозовая на территории не обслуживаемого ими Красноградского района. С интересом (хотя и без аппетита) кушаю кашу дальше.
Через два часа приехал хозяин домовладения, к которому по закону должны предъявляться любые требования со стороны милиции. Понятное дело, женщину как эмоционально слабое звено припугнуть гораздо легче. Именно ей незаконно и инкриминировали преступление, предусмотренное ч.1 ст. 310 УК Украины. Да могут разве простые сельские жители тягаться в знании законов с милицией! Оказалось, не только могут, но и потягаются. Юрий Николаевич — частный предприниматель, исправно платит все налоги, помогает нуждающимся в своем селе. Депутат райсовета, уважаемый человек в районе, а значит — реальная сила противостояния бесчинству служителей Фемиды. Такого поворота оперативники не ожидали. Зато поняли, что назад дороги нет — не то полетят погоны и мундиры. И — началась правовая война. Органы милиции, которые представляют государство, вступили в баталии
с простыми гражданами.
Интересные детали добавило наше интервью с понятым Сергеем Ш., который приезжал с работниками милиции ст. Лозовая:
— Сергей, 8 июля 2004 года у вас был выходной? Так каким образом вы попали в машину
к Ю. Рудичу и В. Иванову?
— На вокзале я встретил знакомого работника милиции, который был с ними. Он сказал, что тут недолго проехаться, от тебя ничего не требуется, только поприсутствовать. Куда и к кому ехать, я не знал…
Кроме того, со слов свидетелей Сергея Ш. и Елены К., стало ясно, что права и обязанности понятым разъяснены не были. В качестве кого они там «поприсутсвовали» — непонятно. Но это, оказалось, были еще «цветочки»…
На протяжении полугода три следователя из Лозовой вели до-судебное следствие. Но за это время они так и не смогли выяснить, кто посадил изъятые растения и ухаживал за ними. Позже, в суде, самая главная свидетельница со стороны оперуполномоченных Ирина О. ни разу не являлась на заседания, вследствие чего так и не была допрошена. Интересно отметить, что ни один из троих следователей, как утверждает Наталия Ивановна, на место осмотра происшествия не приезжал. Мало того, в ходе судебного разбирательства были выявлены факты фальсификации материалов дела: расхождение показаний свидетелей, понятых и милиции. Количество кустов в обвинительном заключении — 109, а в заключении эксперта — 86. Неточности в выводах экспертиз и сгинувшее (или просто сгнившее) вещественное доказательство дает повод усомниться в его достоверности. Это послужило основанием для трех доследований. Муж обвиняемой Ю.Н. Абакумов неоднократно вызывал работников Лозовской милиции для изъятия оставшихся на клумбах кустов «Датского флага», чтобы провести повторную экспертизу и сравнить их с теми кустами, которые милиция представила суду. Не-а, не сделали. И он, отчаявшись, обращается в харьковскую юридическую фирму с просьбой провести независимую экспертизу.
На моем столе лежит «Заключение по результатам юридической оценки правомерности действий и решений государственных органов и должностных лиц», данное Восточно-Украинской юридической компанией «Правовой Центр». Оно однозначно характеризует деятельность защитников порядка (которые, кстати, отказались давать нам интервью). Как считают юристы «Правового Центра», судебной перспективы у дела нет. В правовой экспертизе указано несколько десятков «существенных нарушений норм действующего законодательства Украины, допущенных лицами, в производстве которых находилось дело». Харьковские юристы также рекомендуют обвиняемой подать встречный иск работникам милиции ст. Лозовая.
Дело Н.И. Абакумовой было передано для утверждения обвинительного заключения харьковскому межрайонному транспортному прокурору в конце отчетного периода, так как истекал срок следствия. Тот, в свою очередь, направил дело в Красноградский суд и, спасая честь мундира, Управление МВД на ЮЖД вновь направляет дело гражданки Н.И. Абакумовой без существенных изменений в Лозовской горрайсуд, ссылаясь на (ст. 38) УПК Украины. Открываю Закон и поражаюсь… Статья 38 УПК Украины «допускает возможность передачи дела из одного суда в другой с целью обеспечения наиболее объективного и полного рассмотрения дела только по месту жительства и работы обвиняемого или по месту нахождения большинства свидетелей». Судя по обвинительному заключению, которое содержит список свидетелей, становится ясно, что изменение подсудности в данном случае невозможно, так как 8 из 11 свидетелей, а также обвиняемая проживают на территории Красноградского района. Возникает резонный вопрос к председателю Апелляционного суда Харьковской области: а не нарушен ли закон?
Как утверждает Наталия Ивановна, ни на один из вопросов, поставленных семьей Абакумовых суду и следствию о законности действий работников правоохранительных органов, вразумительных ответов не получено. На неоднократные жалобы, ходатайства, обращения Н.И. Абакумовой служители порядка дали лишь отписку о том, что следователю А.А. Бугарю, возбудившему дело в отношении гражданки Н.И. Абакумовой, был объявлен выговор. А за что именно — указано не было. Дело так и зависло в Лозовском горрайсуде, до сих пор остается до конца нерассмотренным и зависло без решения уже полтора года. Долго ли еще будут «тянуть резину»? Точка в деле о (не) виновности сельской жительницы, купившей на выставке семена декоративного мака, до сих пор не поставлена.
Вот такие цветочки, вот такие пироги!