Несколько лет назад, отслеживая хронику бизнес-войны Константина Григоришина с группой Медведчука — Суркиса за Облэнерго, я думал, что это чисто криминальные разборки, и удивлялся пассивности правоохранителей. И лишь позже понял, что границы прав собственника по защите своей собственности простираются очень далеко, а границу между «твоим» и «моим», если хорошо постараться, можно сделать очень размытой и сомнительной. На этом и построены сценарии захвата предприятий. Внешне же все может выглядеть вполне благопристойно. Люди, захватывающие предприятия, называются красивым иностранным словом «рейдеры».

Не надо путать рейдерский захват с нормальным рыночным перераспределением капитала. Переход капитала из рук в руки — в рыночной экономике совершенно нормальная вещь. Кто-то хочет продать, кто-то хочет купить. Для таких сделок существует фондовый рынок.
Один мой товарищ говорит: «Конечно, рейдеры — это хищники. Но ты вспомни о том, как это устроено в природе. Хищники уничтожают слабых животных и тем способствуют улучшению стада. Точно так же и здесь».
Пожалуй, он недодумал мысль до конца. Да и аналогия «хромает». Ведь чума, например, уничтожает не только слабых животных. Одно дело, когда собственник решает продать свою собственность добровольно, не выдержав, скажем, конкуренции. И совсем другое, когда его вынуждают к этому совсем не рыночными методами — угрозами или шантажом. Поэтому рейдеры больше похожи не на волков, выбирающих слабых больных овец, а на чумной вирус, поражающий цветущий организм. Рейдерство — дело сомнительное и с точки зрения окончательного результата.
Любое предприятие может стать жертвой рейдерства, независимо от того, кто его учредители и каково экономическое положение.
Сегодня на Украине эксперты различают «белое», «серое» и «черное» рейдерство. «Белые» рейдеры действуют исключительно в рамках закона. «Серые» рейдеры совершают свои операции на грани законности, а «черные» не гнушаются ничем. Однако перейдем ближе к делу.
В сентябре к учредителям ООО «Институт Харьковпроект» в массовом порядке стали обращаться представители двух фирм — «Резон» и «Главком». Суть обращений — предложения продать принадлежащие работникам института доли в имуществе ООО. Имущество ООО — это прекрасное девятиэтажное здание по проспекту Ленина, 38, принадлежащее ему целиком. Кусочек, конечно, лакомый. Руководству ООО объяснили, что за всем этим стоит «один из самых богатых людей на постсоветском пространстве». В его планах — включить институт в состав создаваемого им строительного холдинга, руководство которого находится в Киеве. Им возразили в том духе, что предприятие является прибыльным (у ООО «работы невпроворот, есть прибыль, выплачиваются дивиденды, в том числе и неработающим пенсионерам») и что не очень хочется со всем этим расставаться. На это был ответ: что ж поделаешь, таковы неумолимые законы рынка, по которым время от времени кто-то кого-то съедает. Руковод-
ству было разъяснено, что визитеры располагают полной информацией об учредителях, которых насчитывается около 300 человек, что существуют источники, из которых первые почерпнули о последних полный комплекс информации. «Сейчас 15 рейдеров с нотариусом объезжают на машинах учредителей и производят некоторые совершенно законные операции», — сказали визитеры. Как выяснилось, они уже «съели» целый ряд акционерных обществ — просто скупали акции, а, завладев контрольным пакетом, собирали собрание акционеров и меняли руководство. В результате этих операций ряда институтов уже не существует, например — ГипрокоммунНИИпроект», «Агропроект», «Укрводхоз» и целый ряд других организаций. Да, говорят они, мы это купили, теперь это наша собственность…
Да, но что значит — «скупить акции»? Для этого надо как минимум встретиться с их владельцами. Можно, конечно, дать объявления (видел я такие): «Купим такие-то акции. Дорого». Часть их держателей прибежит сама. Но только часть, и нет никакой гарантии, что таким образом будет собран контрольный пакет. По недостающим акциям придется провести настоящую сыскную работу, ведь их регистратор не только не обязан, он не имеет права давать информацию об акционерах любому желающему. А когда акционеры будут найдены, их надо «наклонить» на продажу. Так что целенаправленная скупка определенных акций довольно откровенно пахнет коррупцией и должностными преступлениями, шантажом и пр. Доказать же это практически невозможно. С точки зрения закона этот сценарий захвата АО можно считать безупречным. Практически.
Менее безупречен сценарий, применяемый к «Харьковпроекту». Хотя и здесь нет уголовщины, разве что торговля информацией со стороны таинственного «источника». Хотя гражданские правоотношения выстроены небезупречно. Дело в том, что нет акций, которые могли бы продавать собственники имущественного комплекса по пр. Ленина, 38. У них есть долевые корпоративные права по учредительному договору ООО «Институт Харьковпроект». Согласно договору, доля не может быть продана без согласия всех остальных собственников. То есть перед теми, кто соблазнился выгодным предложением и продал свою долю вопреки договору, теперь появилась отравляющая жизнь перспектива: суд может признать сделку незаконной, и тогда деньги придется вернуть. Причем случиться это может и лет через пять, когда от самих денег мало что останется. Как быть тогда? Где их брать? Кто-нибудь из «нарушителей конвенции» об этом задумывался?
Впрочем, о прямой продаже здесь речь не идет. Балансовая стоимость имущественного комплекса ООО (только не смейтесь) — 6084,87 гривен. Корпоративная доля каждого совладельца определена в 18,467 гривен. Им предлагается подписать «Договор мены корпоративных прав на ООО на ценные бумаги». Ценные бумаги — это 10 простых именных акций АО «УкркоммунНИИпроект» общей номинальной стоимостью 5 гривен. В договоре записано, что мена производится без денежной доплаты. По слухам же, в действительности наличные деньги присутствуют: сначала продавцу корпоративной доли предлагалось 25 тыс. гривен, через три дня цена якобы выросла до 50 тыс. По тем же слухам, перед ним, как в триллере, просто выкладывали из портфеля пять обандероленных пачек 100-гривневых купюр.
Не берусь оценивать эти события с точки зрения бизнеса. Но вот что я понял. В Харькове всегда было множество организаций с названиями типа «Что-топроект». Они все устроены примерно одинаково и находятся примерно в одинаковом положении. Некоторые из них уже потеряли свои здания примерно по такому сценарию. Не будем говорить и о том, что каждая из этих проектных организаций выполняла какие-то уникальные функции. Это сейчас у нас основная проектная работа — сочинение дач и коттеджей. Но ведь они были (или даже, как «Харьковпроект», еще есть) также и хранителями архивов о городских зданиях и сооружениях, об инженерных сетях города и т.д. И вот что получается: старый собственник из здания выезжает и архивы ему забрать некуда, а новому они не нужны. Говорят, так уже утрачена часть архивов по Диканевским очистным сооружениям — из тех, которые помогли в свое время ликвидировать аварию. Страшновато городу оставаться без таких документов… И уж совсем непонятны социальные последствия. Но, как оказалось, и городские власти не смогли помочь институту, когда к ним за помощью обратились руководители ООО «Институт Харьковпроект».
К сожалению, законы Украины не дают бизнесу защиты от рейдерства. Пока прозвучали только первые предложения о внесении антирейдерских изменений в законодательство, в том числе — и в уголовное. Что-то надо срочно делать. Возможно, наложить временный мораторий на какие-то типы сделок. В конце концов, при Кабмине есть бюро по борьбе с рейдерством. Иначе такой передел собственности может плохо закончиться, особенно для городов-миллионников.
P. S. Пока писалась эта статья, ООО «Харьковпроект» отказалось от борьбы — подписано компромиссное соглашение. Таким образом, имущественный комплекс по пр. Ленина, 38 сменил собственника. На совершенно законных основаниях. Институт «Харьковпроект» пока будет существовать.
По мнению экспертов, рейдерские атаки готовятся на тысячи украинских предприятий, и среди них значительная часть — проектные и научные организации.
Но все же хочется предостеречь собственников, что в принципе коллектив, по каким-то причинам недовольный внутренней политикой предприятия, на вполне законных основаниях имеет возможность сменить одних собственников на других, например организованно перепродав свои акции. Терпение людей имеет свои пределы, и только перспектива улучшения условий работы и оплаты склоняет чашу весов в нужную сторону…