На съемках «Голубого огонька на Шаболовке» Владимир Винокур рассказал, что планирует выдать замуж дочь.

– Как вы отмечаете Новый год?

– В семейном кругу. Мама уже старенькая, но сама готовит на стол. Она и на все концерты ходит. 25 лет Аншлагу было – мама шесть часов сидела на съемках. Это старое поколение, которое ничего, кроме войны, разрухи и восстановления, не знало, не видело. Ей сейчас интересно смотреть. Они железными людьми были и остались. Их не очень-то много. Мама моя пережила не один знаменательный, но тяжелый момент для нашей страны. Она любит Россию. Мы снимаем огоньки, берем интервью, но забываем о том, что с каждым годом нужно больше заботиться о "горстке" ветеранов. А их с каждым годом их все меньше. Всегда думаю: Если бы не я, как бы моя мама прожила на эту пенсию. Она, как женщина, которая больше 50-ти лет проработала в школе, преподавала русский язык и литературу, получает чуть-чуть. А я за все, что есть благодарен маме. Она дала мне мозги мои.

– Вы много путешествуете. Берете маму с собой?

– Когда я родителей из Курска перевез в Москву, постарался за короткое время им что-то показать, потому что они не были нигде. Они поехали в Германию, Израиль, Венгрию. Куда успели. А мама, благодаря видео, знает все о моих путешествиях. Увы, ей сейчас уже сложно подниматься в воздух. Но она много читает. Она такая женщина – информированная.

– А вам в какой стране больше всего нравится отдыхать?

– В Турции, потому что там есть спортивный клуб. Мы много лет семьями ездим туда лечиться. Дочка у меня выросла там. Многому научилась благодаря этому. Я, кстати, стреляю из лука хорошо. Никто этого не знает.

– На пляже узнают?

– Да, там русские есть. Но все тактично. Люди там спортивные, менее пафосные. За несколько дней привыкают.

– Это закрытый клуб, в него не каждый может зайти?

– Нет, не каждый. Но купить путевку может любой человек.

– Расскажите, как ваш год прошел, он вас чем-то порадовал?

– Я порадовался, потому что моей дочке сделали предложение. В следующем году будет свадьба. Ее жених – хороший парень, он работает в продюсерском центре с Тимати. Они коллеги. А Тимоху я знаю с малых лет, хорошо к нему отношусь. У нас полярные жанры. Но я недавно был на его концерте в Крокусе (концертный зал). Порадовался – людей полно. И тоже завелся. Жена танцевала в ложе.

– А у избранника Насти такой же стиль, как и у Тимати?

– Он стрижется коротко. У него есть татуировки, они нейтральные, хотя думаю, скоро он себе выбьет имя моей дочери.

– Вы подарите дочке глобальный подарок или что-то простое?

– Я еще раньше квартиру ей подарил. Домик на острове не подарю. Я же артист. А не магнат нефтяной. Прожиточный минимум есть, а там уже посмотрим, что дальше будет. Она в театре работает. Гришка тоже вкалывает. Они нормальные. Все себе купят, всего добьются.

– А дедушкой скоро планируете стать?

– Я с радостью. Счастлив, что у нее нет таких мыслей: «Я балерина, нужно отдать себя искусству». Она готова иметь много детей. Это очень важно. Я не успел, потому что мотался по гастролям. Сейчас жалеем с женой. Нужно было родить 21 малыша.