Украина

  • 2261
  •  / 

95-летие боя под Крутами: память и правда

95-летие боя под Крутами: память и правда
95 лет назад - 29 января 1918 года - под небольшой станцией Круты на перегоне между Бахмачем и Нежином состоялся бой украинцев с большевистским русским войском.
Оно двигались на Киев "укротить" Украинскую Народную Республику, которая провозгласила свою независимость от Москвы. 

Многотысячного формирования "братьев-славян" с артиллерией и бронепоездом возглавлял бывший подполковник царской армии Михаил Муравьев, который отличался патологической ненавистью ко всему украинскому. Своих солдат-красногвардейцев он вдохновил такими словами: "Наша задача - взять Киев ... Если потребуется, не постою ни перед чем: камня на камне не оставлю в Киеве. Жителей не жалеть, они нас не жалели, терпели хозяйствования гайдамаков. Мы их всех перестреляем и перережем. Мы им покажем, нечего бояться кровопускания".

И показал: при штурме Киева он применил ядовитые газы, подверг столицу разрушительному артобстрелу 15 тысячами снарядов, уничтожил около пяти тысяч мирных жителей, многие из которых виноваты тем, что были похожи на украинцев. На остальных наводил страх броневиком с надписью "Смерть украинцам!", который рыскал притихшим городом.

Кто же противостоял большевистскому нашествию с украинской стороны? Это были четыре сотни 1-й Киевской юношеской школы им. Богдана Хмельницкого и 1-я сотня Студенческого куреня Сечевых стрельцов, к которой записались студенты Киевского университета Святого Владимира, Украинского народного университета, гимназисты старших классов 2-й украинской гимназии Кирилла и Мефодия.

Всего набралось около 500 вооруженных винтовками устаревшего образца воинов, имевших 16 пулеметов и самодельный "мини-бронепоезд" - установленную на обычную железнодорожную платформу небольшую пушку. Эта необстрелянная молодежь под руководством сотника армии УНР Аверкия Гончаренко должна была помешать врагу захватить столицу республики, где находилось украинское правительство. Успех миссии сотника был исключительно важным - ведь от имени правительства как раз велись переговоры о заключении мирного договора с Россией - Брестского мира, который должен был обеспечить существование Украинского государства.

Бой под Крутами длился несколько часов. В результате в десять раз многочисленнее русское войско, встретив неожиданное сопротивление, понесло значительные потери и остановилось на несколько дней на этом рубеже. Ведь, как оказалось, украинцы успели еще и разобрать железнодорожный путь.

Защитники Крут, забрав убитых и раненых, отступили, чтобы не попасть в окружение. При этом 27 солдат Студенческой сотни заблудились в темноте и вышли прямо на станцию, захваченную врагом, где их и схватили. Разъяренные неудачным боем красные, увидев, что им противостояли подростки, расстреляли их и в ожесточенной ярости так искалечили штыками подростковые тела, что идентифицировать некоторых жертв расправы было невозможно. Свидетели казни утверждали, что ребята принимали смерть, распевая "Ще не вмерла Украина!"

Феномен 29 января
В последние годы на феномене Крут активно пиарятся политики и подкармливаются различные псевдоисследователям, создавая мифы или, наоборот, развенчивая их, оценивают целесообразность или указывают на бездарность осуществления этой военной операции. Однако неоспоримым фактом является то, что драма, разыгравшаяся под Крутами, не была напрасной.

С другой стороны, она продемонстрировала, до чего может довести политическая слепота руководства государства. Именно на нем лежит ответственность за жертвы и ненадлежащее исполнение своего важнейшего обязанности - защищать государство от вражеских посягательств. Ведь руководитель правительства УНР социалист Владимир Винниченко сумел заморочить голову председателю Центральной Рады Михаила Грушевского баснями о том, что большевистская Россия не представляет военной опасности. Мол, русские рабочие и крестьяне никогда не станут нападать на своих украинских "братьев по классу", и поэтому Украина достаточно иметь народную милицию, а не регулярную армию.

Не напоминает ли это позицию нашей нынешней власти, которая исповедует неприсоединение к системе евроатлантической коллективной безопасности? Об этом пишет Вячеслав Прилюк в статье "Круты как символ. Призыв к полемике о Дне защитника Отечества и кровь за Украинское государство" в газете "Украина молодая".

Украинская память как объект уничтожения
Одной из первых "реформ" власти стало удаление из учебников истории упоминания о бое под Крутами. Сейчас режим идет дальше - заменяет в учебниках и тестах героев, которые защищали украинский народ, на иностранных холуев и тех, кем помыкают или, в лучшем случае, попутчиков. Что же такого видит нынешний режим в украинских героях?

Вывод первый: чем заканчивается проигрыш и чего стоит пассивность в решающий момент. Большевики обстреливали Киев с левого берега Днепра, попав, в частности, в несколько церквей столицы. После ожесточенных боев в столице и отступления украинских войск в Киеве начался красный террор. Расстреливали за "буржуйский вид", за "косой взгляд", "за каждое украинское слово" или просто так, как писал очевидец тех событий поэт Владимир Сосюра. Людей хватали прямо на улицах или в домах и расстреливали просто за то, что они разговаривали на украинском языке или имели опрятный ("непролетарский") вид.

Всего за неполный месяц оккупации красными было убито, по разным оценкам, от 10 до 30 тысяч горожан (население города в то время не превышало 300 тысяч). Если передовой отряд Муравьева был уничтожен, а железная дорога разобрана, поход большевиков на Киев мог бы провалиться. Но они долго запрягали.

Второй вывод - иллюстрация, к каким разрушительным последствиям приводит измена.

Все многотысячные человеческие жертвы, как результат террора российских большевиков в Киеве и по пути в столицу, были принесены из-за бессмысленной и кое-где предательской политики деятелей Центральной Рады.

После объявления большевистского ультиматума украинской Центральной Раде она оказалась не готовой ни организационно, ни психологически к отражению агрессии советской России. В стране мародерствовали банды русских солдат, бежавших с фронта Первой мировой войны через территорию Украины и совершали преступления против гражданских лиц. Наступление большевистских войск происходило в условиях подрывной деятельности большевистской партии, даже не запрещенной Центральной Радой. Никто не препятствовал действиям отличной системы революционных агитаторов в составе большевистских войск, которые склоняли на свою сторону население и даже отряды украинской армии. Российские войска захватывали беспрепятственно один город за другим, пользуясь тем, что украинская власть опрометчиво демобилизовали свои войска.

Политики Центральной Рады, которые действовали под социалистическими лозунгами, популярными в то время, в 1917 году последовательно препятствовали попыткам трезвомыслящих политиков, в частности Симона Петлюры и Павла Скоропадского, создать украинскую армию. Кроме того, в Центральной Раде за оборону отвечали люди, которые были тесно связаны с Москвой, в частности как ее агенты. Поэтому все попытки организации и самоорганизации украинского войска гасились сверху. Было сознательно прекращен бурный рост Свободного казачества, которое объединяло десятки тысяч боеспособных казаков в регионах. Также был расформирован ряд украинизированных частей российской армии, которые проявляли готовность воевать и против белых, и против красных. Всем им приказали разойтись по домам. Фактически это была измена.

Третий вывод- в решающие времена место не "полутонам" умеренности или, тем более, некомпетентности и растерянности.

Председатель Центральной Рады Михаил Грушевский был человеком науки, далекой от реальной политики или, тем более, военного дела. Он сам признавался, что начал понимать смысл российской политики относительно Украины сразу после того, как во время безумного артиллерийского обстрела Киева, с левого берега Днепра в январе 1918 года вели большевики, были разрушены его собственный дом.

Едва ли не главным недостатком политики Центральной Рады оказалось то, что в Украине не было организовано внутренней безопасности и противодействия большевистской пропаганде, которая разъедала общество и воинские части. В самом Киеве действовали агенты и провокаторы, которые почти открыто готовили мятеж.

Поэтому когда российское советское войско в составе около 30 тысяч человек двинулось в Украину, им реально некого было противопоставить. Центральная Рада спешно начала искать преданные ей части. Связь не работала, а потому быстро вызвать из регионов и организовать расформированные войска не было никакой возможности. У власти под рукой были очень небольшие воинские силы.

Четвертый вывод - по-своему логичный и особенно поучителеный для нынешней власти.

В преступлениях против Украины участвовали и отдельные украинские и выходцы из Украины, в том числе Юрий Коцюбинский, сын выдающегося украинского писателя Михаила Коцюбинского, Затонский и др.. Они служили "украинским" фасадом большевистской агрессии Муравьева, скрывая ее иностранную оккупационную сущность. Во время репрессий в СССР в 1930-х годах практически все эти деятели были казнены, что в целом должно стать уроком для всех предателей своего народа.

Вывод пятый. Почему нынешняя власть сейчас воюет с украинской памятью?

Ответ на этот многом дает вековая мудрость. "Не знать истории означает всегда быть ребенком" (Цицерон).

Зато беспамятство - не главная причина исторических бед и неудач. Человеку (или народу) дается опыт, полученный тяжким трудом и кровью его предков, чтобы можно было не повторять собственных и чужих ошибок.

А самым украинцам предлагают искусственно лишить себя в будущем героев. Ведь ученик, воспитанный на таких принципах, став взрослым гражданином своей страны, будет только безвольно отступать перед внешним давлением.

Этим в сознание украинцев закладывают ценностную установку - что можно обойтись без собственного государства, а политические и экономические уступки в пользу соседей ради чьих-то меркантильных интересов вполне вписываются в "многомерную правду".

Что происходит на самом деле? На самом деле три года назад произошло и продолжается до сих пор передача властью гуманитарной политики Украины в руки России. "Правильный" герой для таких, как Табачник и Колесниченко, - лишь тот герой, которого утвердил Кремль. А тот, кто защищает украинский народ - априори "фашист", потому что он имеет большой "грех" - любовь к своей стране и народу.

Власти, основанной на частном обогащении, от природы враждебно понятие героизма. Люди, которые на 99% составляют нынешнюю верхушку (оставим 1% для чуда) вряд ли поймут, как можно рисковать за какую-то нематериальную, а следовательно, эфемерную для них вещь. Как можно отдавать самое дорогое "для страны", если вкуснее у нее брать.

Власть панически боится героического примера. Именно поэтому в гуманитарной сфере власть проявляет наибольшую спешку. Массированное издание "исправленных" учебников для детей имеет целью максимально зацементировать национальные комплексы неполноценности, которые разрушаются каждым новым поколением украинцев.

Теперь из молодежи, по старым имперским лекалам, будут пытаться сделать покручив, презирающих собственную страну и ее путь к свободе, привить вирусы безразличия, коррупции и предательства. С такими приоритетами можно воспитать потребителя телевизионной белены и товаров массового потребления, но никак не человека, способного заступиться за свой народ и его будущее.

По сути, это не что иное, как продолжение политики культурного геноцида украинцев и фиксация результатов физического геноцида.

Люди, воспитанные на героическом, составляют естественную угрозу для клептоманского режима. Именно поэтому сейчас с украинских учебников и тестов забирают героев, пишет Александр Палий в статье "Чего стоит пассивность власти в решающий момент" в газете "День".

Лента новостей

Вся лента новостей

Архив новостей
Программа "Вечірні Новини"Вечірні Новини

программа комментарииЛого телеканал Р1
О нас Реклама Подписка
  • Facebook
  • youtube
  • Twitter
  • rss

Курсы валют от НБУ

100 EUR 3141.42 грн
100 USD 2783.71 грн
10 RUB 4.1902 грн


Новости от за посиланням
Загрузка...
Загрузка...
Афиша кинотеатра "Kronverk Cinema" Дафи