«Восток» двигался строго по намеченной орбите. Время выдерживалось точно. Причем скорость была близкой к 28 000 км/ч. Это трудно представить на Земле.

И вот — заключительный этап полета. Бортовые приборы вывели корабль на нужную траекторию полета. Используя Солнце в качестве ориентира, «Восток» начал свой стремительный спуск. В 10 часов 25 минут произошло автоматическое включение тормозного устройства.

В своем отчете Гагарин написал:

— ...Точно в заданное время прошла третья команда. Я почувствовал, как заработала ТДУ... Включение прошло резко. Время работы ТДУ составило точно 40 секунд. Как только включилась ТДУ, произошел резкий толчок, и корабль начал вращаться вокруг своих осей с очень большой скоростью. Скорость вращения была градусов около 30 в секунду, не меньше. Все кружилось.

Между тем, разделения не произошло. По расчетам это должно было произойти через 10–12 секунд после включения ТДУ. Но шли минуты, а разделения не было. Но даже в такой критической ситуации Гагарин не поддался панике.

— Я доложил по КВ-каналу, что ТДУ сработала нормально. — вспоминал Гагарин. — Прикинул, что... где-нибудь сяду. Шум не стоит поднимать. По телефону, правда, я доложил, что ТДУ сработала нормально, и доложил, что разделение не произошло. ...Как мне показалось, обстановка не аварийная, ключом я доложил «ВН» — все нормально.

В это время температура вокруг корабля повысилась настолько, что кабели сгорели и модули наконец разделились. Только поэтому миновала угроза катастрофы. Тем не менее до земли было еще далеко.

Непревзойденный рекорд
Международная авиационная федерация (ФАИ) в мае 1961-го зарегистрировала: первый пилотируемый космический полет совершил гражданин СССР майор Юрий Алексеевич Гагарин. Из официальных документов ФАИ следует, что корабль «Восток» стартовал с космодрома Байконур в 6 часов 7 минут по Гринвичу и приземлился вблизи деревни Смеловка Терновского района Саратовской области через 108 минут. Протяженность маршрута — 40 868,6 км, максимальная скорость полета — 28 260 км/ч, максимальная высота полета — 327 км. Последняя цифра рекордной остается и сегодня. Никто на одноместных кораблях не поднимался выше, чем Юрий Гагарин.

— Разделение я резко почувствовал, — читаем в отчете космонавта No 1, — Такой хлопок, затем толчок, вращение продолжалось. Все индексы на ПКРС погасли. Включилась только одна надпись: «Приготовиться к катапультированию». ...Здесь я уже занял позу для катапультирования, сижу — жду.

Корабль вошел в плотные слои атмосферы. В эти мгновенья сквозь шторки, прикрывающие иллюминаторы Гагарин видел жутковатый багровый отсвет пламени, бушующего вокруг корабля. Невесомость исчезла, нарастающие перегрузки прижали его к креслу. Они все увеличивались и стали значительнее, чем при взлете.

Но Гагарин и здесь дал адекватную, взвешенную оценку происходящего.

— Свист слышен, как обычно в самолетах, когда они пикируют, — написал он в отчете. — Понял, что сейчас будем катапультироваться. Настроение хорошее. Ясно, что это я не на Дальнем Востоке сажусь, а где-то здесь вблизи. Разделение, как я заметил (и там глобус остановился у меня), произошло приблизительно на середине Средиземного моря. Значит, все нормально... Жду катапультирования...

Почему Гагарин должен был катапультироваться? Дело в том, что конструкторы сочли, что приземление внутри спускаемого аппарата будет слишком жестким, и избрали, как им казалось, более безопасный способ посадки. Кстати, и после Гагарина космонавты приземлялись не в спускаемом аппарате, а парашютным способом. НАСА длительное время пыталось настаивать на позиции, согласно которой полным космическим полетом нужно считать полет, при котором возвращение проходит с аппаратом, но данная позиция была не принята мировым общественным мнением.



Но вернемся в 12 апреля на высоту 7000 метров. Система сработала мягко.

— ...Вылетел с креслом, — вспоминал Гагарин, — ввелся в действие стабилизирующий парашют. На кресле сел, как на стуле. Сидеть на нем удобно, очень хорошо, и вращает в правую сторону.

Он спускался на основном парашюте, когда вдруг произошло открытие ранца запасного парашюта.

— Он раскрылся, наполнился, и на двух парашютах дальше я спускался, — написал в отчете Гагарин.

Но это еще не все. Сразу не открылся клапан, что подавал воздух для дыхания. По словам Гагарина, когда его одевали перед полетом, этот клапан попал под демаскирующую оболочку. Пришлось расстегнуть демаскирующую оболочку, с помощью зеркала вытащить специальный тросик и открыть клапан нормально.

Сообщение ТАСС
После успешного проведения намеченных исследований и выполнения программы полета 12 апреля 1961 года в 10 часов 55 минут московского времени советский космический корабль «Восток» совершил благополучную посадку в заданном районе Советского Союза. Летчик-космонавт майор Гагарин сообщил: «Прошу доложить партии и правительству, что приземление прошло нормально, чувствую себя хорошо, травм и ушибов не имею». Осуществление полета человека в космическое пространство открывает грандиозные перспективы покорения космоса человечеством.
ТАСС, 12 апреля 1961 года.

Тем не менее приземление получилось очень мягкое.

Первыми людьми, которые встретили космонавта после полета, оказались жена лесника Анна Акимовна Тахтарова и ее шестилетняя внучка Рита. Вскоре к месту событий прибыли военные из близлежащей части. Одна группа военных взяла под охрану спускаемый аппарат, а другая повезла Гагарина в расположение части. Оттуда Гагарин по телефону отрапортовал командиру дивизии ПВО: «Прошу передать главкому ВВС: задачу выполнил, приземлился в заданном районе, чувствую себя хорошо, ушибов и поломок нет. Гагарин».

Затем он лично доложил Брежневу и Хрущеву о выполнении полета. После чего полетел в Куйбышев.

Первоначально никто не планировал грандиозной встречи Гагарина в Москве. Все решил в последний момент Никита Сергеевич Хрущев. Он потребовал, чтобы Гагарину подготовили достойную встречу.

За Гагариным прилетел «Ил-18», а на подлете к Москве к самолету присоединился почетный эскорт истребителей, состоящий из МИГов. Самолет прилетел в аэропорт Внуково, там Гагарина ожидал грандиозный прием. Огромная толпа народа, руководство страны, журналисты и операторы. Самолет подрулил к центральному зданию аэропорта, спустили трап, и первым по нему сошел Гагарин. От самолета до правительственных трибун была протянута ярко-красная ковровая дорожка, по ней и пошел Юрий Гагарин. Подойдя к трибуне, Юрий Гагарин отрапортовал Хрущеву:

— Товарищ первый секретарь Центрального Комитета Коммунистической партии Советского Союза, председатель Совета Министров СССР! Рад доложить вам, что задание Центрального Комитета Коммунистической партии и Советского правительства выполнено...



Дальше была поездка в открытой машине, Гагарин стоял во весь рост и всех приветствовал. Кругом слышались поздравления, многие махали плакатами. Никита Хрущев вручил Гагарину на Красной площади Золотую звезду «Героя Советского Союза» и присвоил новое звание «Летчик-космонавт СССР».