Фрунзенский районный суд приговорил Владимира Сургая к четырем годам лишения свободы условно с испытательным сроком на три года.

Помимо этого, он должен выплатить 32 тыс. грн. компенсации КП «ХТС» и больнице неотложной скорой помощи, а также 14 тыс. грн. судебных издержек.

Как уже сообщал интернет-портал «Вечерний Харьков», дело о взрыве дома №248г на пр. Московском суд рассматривал в сокращенном порядке. Никто из потерпевших, а их 23 человека, на слушание не пришел — все подали заявления, чтобы дело рассматривалось без них.

Из всех жильцов дома №248г на пр. Московском на заседание явился только Владимир Сургай, обвиняемый в нарушении правил пожарной безопасности. Это он 16 декабря занес в тамбур своей квартиры газовый баллон, который потом взорвался. Мужчина заметно волновался и попросил убрать из зала видеокамеры, мол, ему и так тяжело. На рассмотрение доказательств его вины в сокращенном режиме обвиняемый согласился, хотя судья предупредил, что в таком случае он не сможет оспорить решение в апелляционном суде. 

От услуг адвоката Владимир Сургай отказался, объяснив, что свою вину признает, поэтому в защите не нуждается.

– 16 декабря мой зять Алексей Шеховцов привез мне баллон, – говорит Владимир Сургай. – Сказал, что заправил его на газовой заправке. В тот день мы должны были отвезти вещи в детский дом, а этот баллон на дачу. Я всего на час внес его в тамбур. О том, что ставить баллон в тепло небезопасно, не знал. Пользуюсь такими баллонами много лет, и всегда ставил их в тепло.

По словам прокурора прокуратуры Фрунзенского района Олега Гладких, экспертиза подтвердила, что именно перепад температуры и то, что баллон был неправильно заправлен, стало причиной взрыва.

– В момент, когда случилось несчастье, меня не было дома, – говорит Владимир Сургай. – Мне позвонила дочка, сказала, чтобы бежал домой. По дороге я встретил пожарную машину и понял, что это к нам. Остановил ее и подъехал к дому вместе с пожарными. Когда понял, что уже не смогу ничем помочь, пошел в милицию давать показания.

По данным прокуратуры, убытки от взрыва дома –  почти 8 млн грн. Но иски к Суграю предъявили только КП «ХТС» на 14 692 грн. и нетложка на 18 тыс. грн.

Суд рассмотрел все обстоятельства дела в течение часа. Обвиняемый еще раз подтвердил, что полностью признает свою вину.

– Хочется каяться, но не знаю как. Прошу прощения у всех и за все, стыдно, что доставил беспокойство всему городу, простите, если сможете, –  сказал в своем последнем слове Владимир Сургай.

Как отметил Олег Гладких, статья за преступление, совершенное Сургаем, предусматривает до восьми лет тюрьмы, но в деле нет отягощающих обстоятельств.

– Владимир Сургай сам себя наказал, – отметил прокурор. – Он признал свою вину, раскаялся. К тому же у Сургая есть малолетняя дочь, которая нуждается в лечении. Все это –  смягчающие обстоятельства, поэтому наказание в виде условного срока вполне оправданно.