Во вторник западные СМИ продолжают писать о смерти бывшего сотрудника ФСБ Александра Литвиненко, который умер от отравления радиоактивным полонием 23 ноября.

Британская The Times в статье "Российские спецслужбы "возглавили заговор с отравлением" утверждает, что отравление Александра Литвиненко было санкционировано спецслужбами Российской Федерации.

Источники в органах безопасности Великобритании сказали The Times, что ФСБ организовала "крайне изощренный заговор" и, вероятно, использовала некоторых своих бывших агентов для осуществления операции на улицах Лондона. "Нам известно, как ФСБ действует за рубежом, и, основываясь на обстоятельствах смерти Литвиненко, мы считаем ФСБ главным подозреваемым", – сообщил вчера источник из органов безопасности Британии.

Вовлечение в операцию бывшего офицера ФСБ помогло выманить Литвиненко на встречи в различных местах и дистанцировать боссов Кремля от прямой причастности к заговору. Представители разведки сказали, что только такие персонажи, как агенты ФСБ, были в состоянии получить достаточное количество полония-210 – радиоактивного вещества, использованного для убийства Литвиненко всего через несколько недель после того, как ему предоставили британское гражданство.

Службы MI-5 и MI-6 работают над расследованием совместно со Скотланд-Ярдом. Высокопоставленный источник в полиции сказал, что метод, использованный для отравления 43-летнего диссидента, был избран в расчете на то, чтобы подать сигнал его друзьям и соратникам. "Это очень мучительная смерть, о чем им должно было быть известно, – сказал источник. – Даже организацию отравления могли осуществить только профессионалы, имеющие опыт в международных операциях".

The Guardian пишет о перспективах расследования, которое проводят в Москве английские сыщики. Отравитель, с помощью полония-210 лишивший жизни бывшего шпиона Александра Литвиненко, может никогда не предстать перед британским правосудием, так как граждан России нельзя экстрадировать для проведения судебного процесса.

Между Россией и Британией нет двустороннего договора об экстрадиции, а принятый в России закон о том, как вести себя с разовыми запросами европейских стран, запрещает экстрадицию ее граждан. Подписав европейскую конвенцию об экстрадиции в 1996 году, Россия дала себе иммунитет, в соответствии со статьей 61 своей конституции, которая гласит, что граждан России нельзя высылать за пределы Российской Федерации или выдавать другому государству.

Пресс-секретарь Генеральной прокуратуры РФ заявил, что, в соответствии с конвенцией и российским Уголовным кодексом, россиянина не могут выдать в другую страну для суда. "Его могут судить только в Российской Федерации с участием необходимых иностранных экспертов".

The Times отмечает, что приехавшие в Москву представители Скотланд-Ярда добиваются встречи с заключенным бывшим сотрудником ФСБ Михаилом Трепашкиным.

Его адвокаты заявили, что Трепашкин обладает информацией, способной пролить свет на то, кто убил Литвиненко. Считается, что Трепашкин предупредил Литвиненко, что за тем охотится "команда смерти" из ФСБ.

"Бывшим агентом быть опасно", полагает немецкая газета Tageszeitung, с разговорчивыми экс-агентами ФСБ не церемонится.

Михаил Трепашкин тоже присутствовал на той сенсационной пресс-конференции в Москве, когда в ноябре 1998 года Александр Литвиненко рассказал о полученном им заказе: российская контрразведка ФСБ – организация, в которой он служил, – поручила ему устранить олигарха Бориса Березовского. Трепашкин тоже был офицером спецслужб. Более 20 лет он прослужил в КГБ и в ФСБ. Ему ФСБ тоже угрожала убийством, после того как он ушел со службы из-за разногласий с начальством.

Трепашкин слишком много знал о махинациях в органах. Тогда знакомство Литвиненко с Трепашкиным было еще шапочным. Они сблизились позже, когда Трепашкин начал интересоваться взрывами трех жилых домов, которые произошли осенью 1999 года в Москве и Волгодонске. Под их обломками погибли более 230 человек. Преступники и заказчики до сих пор не установлены. Кремль предположил чеченский след и тремя неделями позже спровоцировал вторую чеченскую войну. Тем самым премьер-министр Владимир Путин предложил себя в качестве преемника президента Бориса Ельцина.

Итальянская La Repubblica, упоминая о Марио Скарамелле, который находится в госпитале, концентрируется на визите в Россию во вторник министра иностранных дел Италии Массимо Д"Алема.

На сегодняшних переговорах будут обсуждаться не только Ближний Восток, энергетическая политика и двусторонние отношения, пишет газета, Массимо Д"Алема будет просить Путина гарантировать "всеобъемлющее сотрудничество" по делу Литвиненко, ибо "в этом деле содержатся многочисленные элементы, вызывающие тревогу, и множество вопросов, остающихся в подвешенном состоянии". Эти вопросы "российские власти должны помочь прояснить, оказывая помощь британскому правосудию и полиции, а также итальянским судебным властям и полиции, поскольку Италия также вовлечена в это дело".

Кремль на протяжении последних дней демонстрирует все нарастающее раздражение в связи с "политизацией" дела Литвиненко. Именно вчера министр иностранных дел России Сергей Лавров заявил: "Раздувать эту кампанию с участием официальных лиц неприемлемо. Это, конечно, наносит ущерб нашим отношениям с Великобританией. В прошлую пятницу в Иордании, когда я встречался со своей английской коллегой Маргарет Беккет, мы говорили лишь о необходимости избегать политизации этого вопроса, этой трагедии. Есть проблема, связанная с расследованием обстоятельств смерти человека. Давайте заниматься этим профессионально, а не через использование экспертизы средств массовой информации и тех, кто делает различного рода двусмысленные утечки в газеты и на телевидение".