Известный украинский политолог Дмитрий Выдрин поделился мыслями о работе нынешнего парламента, социально-политической ситуации в стране и напряжении в обществе.

- Как вы оцениваете эффективность и уровень работы украинского парламента?

- Я постоянно пытаюсь найти какие-то объективные критерии оценки деятельности нашего парламента, чтобы меня не обвиняли в предвзятости и «вкусовщине». Пока самым объективным считаю соотношение между временем её формальной работы и фактической. Грубо говоря, за полгода с момента избрания народные депутаты проработали в эффективном режиме меньше трёх недель. То есть, как ни крути, КПД - 3-4%, что выше уровня паровозной машины братьев Черепановых, но значительно ниже КПД бензиновой газонокосилки. Можно ли считать такую работу эффективной? Наверное, братья Черепановы дали бы позитивный ответ, но какой-нибудь Эдисон только бы рассмеялся.

Проработает ли она положенный срок - сказать сложно. С одной стороны, у нас есть внутренний опыт, который подсказывает: чем примитивнее механизм, тем дольше он работает. Но с другой стороны, есть давление высокотехнологичного мирового окружения, которое настоятельно советует демонтировать те политические институты, которые вызывающе устарели.

- А если говорить о социально-политической ситуации в стране в целом?

- Любая масштабная социальная ситуация имеет три уровня анализа: стратегический, оперативный и тактический. Стратегический анализ - это попытка найти новые ориентиры, мотивацию, ценностные и мировоззренческие блоки в нашем явно меняющемся мире. Этим на Украине не занимается никто. Впрочем, не только на Украине. Можно назвать двух-трёх мыслителей во всём мире, которые за последние десятилетия пытались об этом хотя бы говорить. Так что по-прежнему мы плывём на «Титанике» по непроложенному курсу, рыская из стороны в сторону, в зависимости от наплывающих айсбергов.

Оперативный анализ в мире сводится сегодня к выяснению: какие оффшорные зоны надёжнее; какая модель экономики - китайская, американская или европейская - эффективнее; а какая модель демократии - президентская, парламентская или популистская - актуальнее? Но даже такой анализ у нас тоже практически отсутствует. В оперативном плане мы плывём по тем навигационным картам, которые нам прокладывают в других странах.

Поэтому остаётся только тактика. А тактика сводится к тому, какая политическая сила победит на следующих парламентских выборах и какой политический лидер будет при власти после следующих президентских выборов.

Внутри этой двухходовки и варится весь «политический интеллект нации». Причём такое впечатление, что у оппозиции он уже «сварился». Дело в том, что во всём мире оппозиция имеет колоссальное преимущество перед властью - у неё есть больше свободного времени (так как не заняты руки в бюджетных процессах) для выработки и анализа разного рода альтернативных политических программ и дорожных карт. Но наша оппозиция почему-то этим не занимается, поэтому власть прессингует по всему полю и вытесняет оппозицию на маргинальное бездорожье.

- Эксперты предрекают Украине технический дефолт к концу года, если правительство не получит кредит от МВФ. Хотелось бы узнать ваше мнение на этот счёт?

- Суть ситуации, наверное, в следующем. Денег сегодня в мире напечатано значительно больше, чем разработано проектов для их адаптации, освоения и реализации. Украина в этом плане - приятное исключение. Она может осваивать деньги быстрее, чем их печатают. Поэтому не столько нам нужен МВФ с его деньгами, сколько мы нужны МВФ с нашей способностью денежной утилизации.

- Вы согласны с мнением, что уровень жизни в стране падает, социальное напряжение в обществе растёт вместе с безработицей и всё это происходит на фоне тотального отупения людей и разрушения ценностей?

- Когда я вижу демонстрации в Афинах, в Стамбуле, в Париже с перевёрнутыми, сожжёнными автомобилями, с полицейскими брандспойтами, я понимаю: напряжённость растёт. Когда я вижу на акции «Вставай, Україно!» несколько сот людей и то в большинстве оплаченных, я начинаю задумываться над степенью социальной напряжённости.

Что касается новых смыслов, то действительно это главная проблема. Весь мир сегодня переживает, на мой взгляд, не экономический, а прежде всего смысловой кризис. Старые добрые капиталистические ценности - классная «тачка», «клёвая тёлка», триста сортов колбасы в магазине - уже не так работают. Люди всё же хотят держать в руках не только триста палок колбасы, но и иметь в голове какую-то миссию, какую-то сверхзадачу. Конечно, не все люди, но некоторые - точно.

Недавно прочитал в Интернете про болгарского 98-летнего дедушку Доброи, который собирает милостыню и всю её тратит на детские дома, храмы и приюты. Оказалось, что этот дедушка сделал больше пожертвований в своём городе, чем олигархи и политики. Вот пока такие святые дедушки ещё есть, сохраняется шанс, что мы всё же найдём какие-то новые посткапиталистические ценности.

- Некоторые украинские политики заявляют, что недавно подписанное соглашение об ассоциации Украины с ЕС защитит Украину от российской экспансии, с другой стороны, звучат тезисы о том, что эта ассоциация не гарантирует Украине членства в ЕС, поскольку в Европе нас не ждут. Что вы думаете по этому поводу?

- Скажу только, что меня смущает сам характер вовлечения Украины в те или иные объединения. Многие мои знакомые поехали на праздники отдыхать и на Восток, и на Запад. По этому поводу у меня возникла странная ассоциация: интеграция в Евразийский союз по своей архитектуре напоминает турецкий магазин сувениров с громким зазывалой, который перечисляет все скидки и преимущества, а евроинтеграция почему-то напомнила о былинных торговцах «гербалайфом», где каждый следующий вовлечённый пытается заработать на последующем вовлечённом.

Если же говорить более подробно, то надо несколько месяцев считать не только экономические, но и психологические, культурологические преимущества и риски, связанные с тем или иным вектором. У нас же пока все зациклились на чистой экономике.

- Давайте поговорим о Крыме. Как вы оцениваете сегодняшнее положение нашего полуострова?

- За Крым, честно говоря, болит душа, поскольку он не выполняет, на мой взгляд, свою миссию в «фабрике смыслов». Наши предки интуитивно пришли к выводу, что Крым - это своего рода «силиконовая долина», только не по производству бездушного кремния или компьютерных элементов, а именно по производству прорывных идей в науке, литературе, поэзии. Именно поэтому в Крыму создавали «профессорские уголки», и там - истоки многих великих научных открытий. А сегодня Крым потихоньку провинциализируется. Если, скажем, соседнюю Турцию можно сравнить с модерновой клиникой с электронным оборудованием, то Крым - это сельский фельдшерский пункт с йодом, зелёнкой и ватками. Я отдаю дань уважения нынешнему крымскому руководству - оно много делает, чтобы Крым окончательно не сполз на провинциальную обочину. Однако эти усилия пока только тормозят негативные тенденции, но не перебарывают их. На крымском экспертном клубе я говорил, что Крым, на мой взгляд, желательно «встряхнуть» каким-то великим проектом, вдохнуть в него какой-то великий смысл. Неважно, что это будет. Например, лучшая в мире клиника по геронтологии - продлению жизни и здоровья. Или создание мирового дома творчества для выдающихся представителей мировых творческих элит. Или построение самого большого в мире моста между Крымом и Кавказом. Главное, чтобы смысл наполнял причастных ощущением смыслобытия и жизненной миссии.