9 декабря в зале Харьковской филармонии состоялся первый концерт цикла «Concept–misaims». Во время проведения концертов в фойе работает выставка, в экспозиции которой представлены старые афиши, билеты, фотографии исполнителей и другие предметы.

Организаторы акции ставят перед собой цель не только рассказать о музыкальной жизни Харькова, но и с помощью зрителей, пришедших на концерт, попытаться восстановить имена забытых артистов. Ведь не все фамилии изображенных на фотографиях музыкантов сегодня известны. Эта акция проводится совместно с видеоканалом «Первая столица». Перед началом концерта мы встретились с Ингой Долговой, художественным руководителем Харьковской филармонии. Начав с концерта, Инна Вячеславовна коснулась всех сторон жизни коллектива филармонии. Впрочем, судите сами.
От выставки к музею
— Инга Вячеславовна, как и где собирались экспонаты для выставки?
— Многие из них подарил Эрван Тигранович Кеворкян. Это отец Константина Кеворкяна. Дело в том, что отец Эрвана Тиграновича долгое время работал в филармонии заместителем директора. А его мать Анна Кеворкян — певицей. В их домашнем архиве сохранился целый ряд интересных фотографий. Они и стали основой выставки. Другие были найдены в процессе реконструкции здания филармонии. Еще часть подарена харьковчанами. Все они откликнулись на обращение в прессе Юрия Владимировича Янко с просьбой подарить нам какие-то старые вещи, связанные с музыкальной жизнью города. Ведь в нашем городе богатейшая история и богатейшие традиции. В ходе этих концертов мы хотим презентовать харьковчанам частички имеющейся у нас коллекции. Надеемся, что концерты этой серии соберут большое количество зрителей. А вообще, у нас давно уже существует мечта создать музей музыкальной культуры Харькова. В проекте нового строящегося комплекса филармонии заложено создание музейной комнаты. Но пока о создании музея говорить рано.
Скрипка, клавесин и шоу
— Кроме концертов этой серии, какие еще концерты ждут зрителей в ближайшее время?
— Есть несколько интересных задумок и на январь.
В первую неделю ожидается неординарный концерт, сейчас ведутся переговоры и окончательной договоренности пока нет. Ожидается приезд лауреата многих международных конкурсов, в том числе конкурса имени П.И. Чайковского, Олега Полянского. А вместе с ним приедет и скрипачка, которая играет на инструменте, сделанном Страдивари. В нашем городе скрипка работы Страдивари не звучала уже очень давно. Думаю, что этот концерт будет приятной изюминкой для харьковчан.
Остальные планы связаны с отъездом нашего оркестра на традиционные рождественские гастроли в Испанию.
Они продлятся месяц, в течение которого музыканты проедут всю Испанию с юга на север. В 2003 году в испанской прессе харьковский оркестр назвали лучшим зарубежным коллективом года.
Часть коллектива, оставшаяся на стационаре, даст концерт, в ходе которого будет исполнен «Реквием» Моцарта. Это достаточно любимое публикой произведение.
В конце января планируется большое событие — презентация клавесина.
Если все переговоры по его приобретению пройдут удачно, то в конце января мы презентуем этот инструмент со специальной концертной программой. В ней примет участие замечательный музыкант из Одессы Владимир Чикалюк. Прозвучит интересная и редко исполняемая музыка композитора Протезини.
Детей ожидает музыкальный спектакль «Иллюзион-шоу «Очевидное — невероятное».
Это любимые песни в сюжете новогодней сказки.
Затем возвращается с гастролей оркестр и сразу попадает «с корабля на бал», потому что на старый Новый год пройдет традиционное новогоднее шоу. В прошлом году мы провели по два таких концерта на старый Новый год, День святого Валентина, 8 Марта и 1 апреля. Это был эксперимент. Тогда сомневались: разойдутся билеты или нет? Их распродали еще до того, как расклеили афиши. За две недели до шоу билетов уже не было. А в этом году решили делать по одному, так как проведение подобных концертов требует от исполнителей большой физической отдачи. Ведь шоу идут на импровизации, и в таком режиме работать очень трудно.
— Из вашего ответа я понял, что вы стремитесь как можно больше проводить не классических филармонических концертов, а концертов-зрелищ.
— Мы стараемся соблюдать баланс. Ведь нельзя опускать планку. Иначе потеряем своего слушателя — того, кому действительно интересны серьезные симфонии, требующие определенной музыкальной подготовки для восприятия. Но, с другой стороны, нельзя бросить и другую часть аудитории. Поэтому симфонические концерты, которые у нас шли по субботам, будут продолжаться. Другое дело, концерты, рассчитанные на более массового слушателя, будут проходить в дополнение к концертам серьезной музыки, а не вместо них. Ведь музыканты могут расти и развиваться только на сложной серьезной музыке. И эти два подхода надо совмещать. Зрителя необходимо воспитывать.
— Есть ли подобный опыт работы у других филармоний или харьковчане были первыми?
— Симфонические шоу — это «ноу-хау» Юрия Владимировича. Они проводятся у нас уже много лет. Первое шоу провели на старый Новый год, когда Юрий Владимирович только стал главным дирижером. И поскольку оно имело успех, следующее провели на 8 Марта. Потом добавили еще. А в этом году их количество немного сократили — нельзя, чтобы качество страдало из-за количества.
Решать проблемы самостоятельно
— Самое время спросить о проблемах...
— Проблемы есть, от них никуда не денешься. Есть планы концертной деятельности филармоний по Украине. На наш взгляд, они не соответствуют потребностям любителей музыки. В свое время Василий Филиппович Третецкий ехал с предложениями в управление культуры. Мы составили и передали ему целый список предложений по совершенствованию концертной деятельности. Обратите внимание, сейчас практически замерла гастрольная деятельность между городами Украины. Это понятно, ведь все филармонии одинаково бедные. Особняком стоит Национальная филармония, потому что она находится в столице и все проблемы решают там. Другие филармонии Украины находятся в ужасном состоянии, некоторые вообще не имеют собственных зданий. В некоторых существует только симфонический оркестр — и все. По сравнению с другими городами у нас не худшее положение. Когда мы недавно были в Киеве на Киевмюзикфесте, то были единственным оркестром со всей Украины. Но и это стало возможным только благодаря спонсорской поддержке. За свой счет мы бы никуда не уехали. По отзывам, наш оркестр назвали вторым после национального, и это касается не только оркестра. Думаю, что это можно сказать и о филармонии в целом. Другое дело, что за постперестроечные годы мы ухитрились так глубоко свалиться вниз, что все дальнейшее время ушло на попытку выбраться на поверхность. У нас растут сборы. Это очень серьезный показатель. Более того, мы постоянно следим за тем, как продаются билеты. Анализируем: ведь не всегда, если плохо продаются билеты, то это плохой артист, плохой концерт.
Бывает, что один и тот же артист выходит в полупустой зал на стационаре, а когда он работает в органном зале, то там аншлаг. Ко всему нужно подходить гибко и искать новые формы работы. Да, сегодня у нас нет ни пресс-службы, ни маркетинговой службы, как в филармониях России. Приходится искать внутренние резервы. Находим тех людей, кто более к этому способен. Мы постоянно анализируем результаты работы. И если сборы растут, то смотрим почему: где мы правильно себя повели, а где ошиблись. Если какой-то концерт прошел слабо, значит, анализируем все его звенья. Ищем причину. Из-за чего произошла неудача — из-за творческого уровня исполнителя или из-за отсутствия рекламы. Не секрет, что если зритель видит красивую афишу, то уже хочется посмотреть, что там. К сожалению, даже эти вопросы легко не решаются.
Но самый тяжелый вопрос — низкий уровень заработной платы. Весь административный состав работает на минимальной заработной плате 400-600 гривен. Конечно, удержать на эту зарплату нормальных специалистов безумно трудно. Но стараемся и ищем пути.
Юрий Владимирович сейчас на полную мощность работает как директор. Создает крепкую структуру внутри и выдвигает новые требования к людям. Он говорит, что нельзя работать по-старому и приветствует инициативу и творческий подход. Весь коллектив работает в достаточно напряженном ритме. Считаю, что это хорошо, потому что нельзя кивать только на маленькие зарплаты, мы ведь государственное учреждение. И если мы станем в ту позицию, что будем работать ровно на столько, сколько мы получаем, то никогда из этой ямы не вылезем. То, что у нас все поняли необходимость перемен, — это очевидно. Мы не можем рассчитывать на кого-то: ведь у нас действительно сейчас удачная ситуация, на нас обратили внимание и наши власти и спонсоры. Работаем с ними. Всему постепенно учимся. Конечно, не все получается, но при этом мы четко осознаем, что рассчитывать можем только на себя, на свой творческий потенциал; поэтому и перед солистами выдвигаются новые задачи.
— Можно ли сегодня заниматься «чистым искусством»?
— Такой же вопрос я задала одному известному исполнителю. Он ответил : «Могу, но тут простая арифметика. Я должен посмотреть на зал, в котором выступаю, количество людей, которые туда придут, посмотреть цену на билеты в этом зале и после этого просчитать, могу ли я из заработанных денег, занимаясь только «чистым искусством», содержать менеджера, который будет за меня решать все эти вопросы». К сожалению, у нас еще распространен такой подход: «мне кто-то должен».