19 декабря исполняется сто лет со дня рождения «дорогого Леонида Ильича», Генерального секретаря ЦК КПСС и одновременно председателя Президиума Верховного Совета СССР, верховного главнокомандующего, маршала Советского Союза, Героя Социалистического Труда, четырежды Героя Советского Союза, лауреата Ленинской премии по литературе Леонида Ильича БРЕЖНЕВА.

Большое видится на расстоянии, поэтому профессиональные историки никогда не делают окончательных выводов о каких-то событиях и не подводят итоги жизни любого исторического персонажа ранее полувека после завершения очередного витка спирали истории. Кем был Брежнев, какова его роль в истории, — на эти вопросы предстоит еще отвечать и, конечно, спорить.
Одна из оценок, сделанная современником Леонида Ильича — журналистом-международником Александром Бовиным, который считался личным спичрайтером генсека, составлявшим для него пространные и длинные речи, выглядит так: «Представьте себе XIX век, желательно его середину. Где-нибудь в Тверской губернии на высоком холме, подальше от покосившихся избенок, стоит господский особняк. Внизу крестьяне жнут и сеют, а вокруг дома конюшни, псарня, девки молодые, ядреные и покладистые. Утром — псовая охота, днем — утомительный доклад управляющего, зато вечером у парадного крыльца хлебосольный барин встречает соседей. Потому что любит и веселое застолье, и милых сердцу друзей. И зовут барина Леонид Ильич Брежнев. Он просто родился на сто лет позже, а вместо именьица в Тверской губернии ему досталась вся страна».
Народ шел дальше: Леонид Ильич стал мишенью кухонных пародий на уровне обывателей (на публике, официально, такие шутки не появлялись) и героем многочисленных анекдотов. Только ленивый не пересказывал беззлобные, как правило, истории о человеке, который на протяжении 18 лет стоял у руля Советского Союза. Очень показателен для того времени такой: «перенесли Брежнева в машине времени на сто лет вперед. Молодежь его уже не знает, подхалимы повымирали. Открывает он Большую советскую энциклопедию, а там написано: «Брежнев Л. И., второстепенный политический деятель времен Аллы Пугачевой». Следует отметить, что, в отличие от времен Сталина, когда за безобидный анекдот рассказчик и слушатели получали по пять лет тюрьмы, в эпоху Брежнева органы КГБ на это смотрели сквозь пальцы. Сам Брежнев считал, что если народ о нем сочиняет анекдоты, значит, уважает.
Большая доля шуток — по поводу длинных речей и дикции первого лица СССР («брови черные, густые, речи длинные, пустые»). Много лет спустя зять Брежнева Юрий Михайлович Чурбанов, которого «папа» в 1976 году назначил заместителем министра внутренних дел СССР, подтвердил, что Брежнев дряхлел на глазах: «на Малой Земле он получил осколочное ранение в челюсть. Врачи уже не могли ничего исправить. С возрастом это только усугублялось. И Леонид Ильич чувствовал это. После каждого выхода на публику спрашивал: «Ну, как я выступил?» Все в один голос отвечали: «Здорово! Здорово!». Но это же было не так».
Малую землю народ тоже знал хорошо, хотя она в географическом смысле не существует. Это был прижатый к воде каменистый клочок суши южнее Новороссийска площадью шесть на четыре километра, который советские десантники удерживали в тяжелых боях в течение 225 дней. Малая земля стала известной благодаря документальной книге, которую якобы лично написал Брежнев, служивший в годы Великой Отечественной войны заместителем начальника Политуправления Южного фронта и начальником Политуправления 4-го Украинского фронта. Чуть позже за тонюсенькие брошюры — «Малая земля» (1978 г.), «Возрождение» (1978 г.) и «Целина» (1978 г.) — по которым все советские школьники, в том числе корреспондент «Вечерки», писали сочинения по литературе — фактически за чужой труд Леонид Ильич не постеснялся получить Ленинскую премию.
Болезненное пристрастие генсека к различного рода наградам и высоким званиям использовали для своих целей все доброжелатели и свита. Более 150 орденов и медалей давали повод острякам от души повеселиться: «-Слышали? Брежневу сделали операцию. — Какую? — Грудь расширили: награды не помещаются». В мирное время Леонид Ильич стал четырежды Героем Советского Союза наравне с героем войны, любимцем солдат маршалом Жуковым. Награды бережно хранились у Брежнева в большой коробке, и приближенные рассказывали, что он часто любовался ими, как ребенок.
А кто у нас не без слабостей? Народ до сих пор вспоминает эпоху «дорогого Ильича» беззлобно, несмотря на тотальный дефицит всего — продуктов питания, одежды и обуви, книг, бытовой техники, услуг. Да, помним очереди в магазинах и полки, заваленные безликой массой ТНП, поиски «блатных» продавцов, продававших из-под полы дефицит, бешеные цены перекупщиков и фарцовщиков. Но бытовые заботы советского человека все же не сравнить с глобальными проблемами, которые мы вынуждены решать сегодня: где найти работу, где взять деньги на квартиру или оплату коммунальных услуг, на медицинскую операцию и лекарства, на учебу и оздоровление ребенка и как прожить на мизерную пенсию.
Жизнь при Брежневе была тихой, спокойной, размеренной и предсказуемой на ближайшие сто лет. Главное, что объединяло всех — жизненный уровень секретаря обкома, инженера и слесаря был практически одинаков. Нынешние олигархи еще ходили в коротких штанишках хозяйственников, номенклатурных работников, иногда теневиков, не догадываясь о своем блестящем будущем с дворцами и болонками в бриллиантах. Мы все были одинаково бедными, но не замечали этого. Потому что не с чем было сравнивать — граница пока была на замке.
Как ни парадоксально, но Леонид Ильич косвенно повлиял и на историю независимой Украины. Из недр возглавляемой им партии вышел наш будущий первый президент, тогда еще секретарь ЦК Компартии Украины по идеологии Леонид Кравчук. Практически на родине генсека (Брежнев родился в селе Каменском, позже ставшим городом Днепродзержинском Днепропетровской области), в Днепропетровске родились экс-премьер Украины Павел Лазаренко и выдвинутая своим протеже в большую политику Юлия Тимошенко. Большой вклад в развитие военно-промышленного комплекса внес будущий президент Украины Леонид Кучма, возглавлявший комплекс ракетных заводов «Южмаш» в Днепропетровске.
Родина не забывает своего героя. В день его столетнего юбилея в Днепродзержинске городскому центральному парку культуры и отдыха будет присвоено имя Генерального секретаря ЦК КПСС Леонида Ильича Брежнева, музей истории города презентует каталог подарков генсеку под общим названием «...И лично Леониду Ильичу». А на фасаде Днепродзержинского технического университета в его честь откроют мемориальную доску.
Харьков тоже мог бы сделать что-то вроде реверанса в сторону одного из популярнейших персонажей нашей истории. Даже несмотря на то, что тот был «москалем» и «коммунякой», что в нынешнее время на Украине почти равнозначно статусу врага народа. «Славный сын Украины» или «национальный позор» — кому как нравится — побывал в Харькове дважды. Один из визитов зафиксировала наша газета в апреле 1970 года. «Вечерка» рассказывала, что 12 апреля из Москвы прибыл на самолете Генеральный секретарь ЦК КПСС товарищ Брежнев для вручения правительственных наград Харьковской области и коллективу одного из промышленных гигантов города — ХТЗ им. Серго Орджоникидзе. Это был третий орден на знамени тракторного завода и второй — на знамени Харьковской области. 14 апреля Брежнев из Харькова улетел…
Ко «второму Ильичу» (первый «Ильич» — Владимир Ленин) приближался его последний ноябрь. Его смерть 10 ноября 1982 года стала шоком для многих. Человек, ставший для поколений советских людей символом бессмертия, вечным кремлевским старцем, умер, как обычный 76-летний смертный. Конец периода брежневизма сопровождался траурной симфонической музыкой по немногочисленным тогда каналам центрального и местного телевидения. Закончился золотой век брежневских времен «застоя».
Какую тень оставила фигура легендарного лидера бывшей супердержавы — «выдающегося деятеля КПСС, советского государства и международного коммунистического движения», как называли его при жизни, или «политического Обломова», как считается после его смерти, — пусть решает каждый из нас, его современников, сам.
Одно можно сказать: отношение к этому политическому деятелю меняется — от беззлобных анекдотов до глубокой аналитики. Потому что нельзя понять сегодняшнее время без оглядки на времена прошедшие. Здесь не только ностальгия — здесь попытки разобраться в собственной экономике, выросшей из государственного планирования, фиксированных цен и высокоразвитой промышленности. И политики, давшей Украине «днепропетровскую мафию» и «оранжевую оппозицию».
Личность Брежнева противоречива, как противоречив был весь советский период нашей истории. А по поводу анекдота о «второстепенном политическом деятеле времен Аллы Пугачевой» еще посмотрим, кто кого. Звезды угасают, а политика остается.