История

  • 4027
  •  / 

Когда освобождали Харьков, по Баварии еще ходили немцы

Когда освобождали Харьков, по Баварии еще ходили немцы
Семьдесят лет назад, в июльские и августовские дни, проходили одни из самых значимых сражений Великой Отечественной – оборонительные бои на Курской дуге и наступательная Белгородско-Харьковская операция, которые, по оценкам многих экспертов, переломили ход войны.
Как это было, «Вечернему Харькову» рассказали ветераны, историки и потомки бойцов Красной Армии.

Сегодня историки в один голос утверждают, что освобождение первой украинской столицы стало возможно только благодаря победам Красной Армии в Курской битве, которая состояла из непосредственно Курской оборонительной операции, Орловской и Белгородско-Харьковской и  проходило с 5 июня по 23 августа.

По мнению военного историка Валерия Вохмянина, освобождение Харькова далось большой кровью.

– Хотелось бы, чтобы празднуя 70-летие освобождения нашего города, харьковчане не забывали о той страшной цене, которую пришлось заплатить, –  говорит он.

Освобождение Харькова началось под Курском


События Курской оборонительной операции и крупнейшей в мире танковой битвы (5--12 июня) подробно изучены историками, об этом сражении было снято сотни художественных и документальных фильмов. Но до сих пор трудно понять, как выдержали тогда советские люди такое нечеловеческое напряжение.

– На Курской дуге я воевал в составе 375 стрелкового полка 219 стрелковой дивизии Воронежского фронта район, – без запинки чеканит 87-летний харьковчанин Иван Михайлович Подус.

Юноша, которому тогда не было и 18, держал оборону на Курском выступе в районе населенных пунктов Сергеевка--Солдатское--Готня. Иван Михайлович вспоминает, что в тех боях ему, бронебойщику ПТР (противотанковое ружье), удалось подбить около пяти вражеских бронированных машин.

– Гитлеровцы без конца атаковали, в ход шла бронированная техника и танки, –  рассказывает ветеран. – Броневики еще можно было подбить ПТРами, но с танками могли справиться только артиллерия. Вокруг грохочут орудия, мы то зарываемся в землю, то меняем позиции. В этих сражениях погибло много наших бойцов, я потерял друга и земляка Пантелея Решетняка.

О Курской битве не может говорить без слез и 92-летняя Тамара Васильевна Бутенко. В 1943-м она спасала раненых солдат на Прохоровском поле.

– Танковые бои описать невозможно, – признается ветеран. – Очень страшно. Но когда знаешь, что нужно спасать раненых, страх пропадает и бежишь под огнем, ползком, на четвереньках –  как угодно...

Сколько она спасла – не считала, а вот воспоминания о тех, кому помочь не удалось, до сих пор тяжким грузом лежат на сердце.

– Во время одного из боев на Курской дуге в воронке оказались двое раненых, – описывает один такой случай санинструктор. – Одного я вытащила, а когда вернулась за вторым, увидела только разорванные части тела – в воронку снова попала бомба. Если бы мне тогда удалось его вытащить из воронки, он остался бы жив и, может быть, прошел бы войну, вернулся домой, завел семью и воспитывал детей.

Козырем наступления стали танки и артиллерия


Белгородско-Харьковская операция включала два направления удара: Воронежский фронт Ватутина должен был наступать на Сумы и Полтаву, а Степной фронт Конева – на Белгород и Харьков.

– Исходя из названия, главным являлся удар на Харьков, но Воронежский фронт был гораздо сильнее Степного, – уточняет историк. – К сожалению, этот просчет позже привел к затяжным и тяжелым боям под Харьковом.

Тем не менее планируемая операция была новаторской. Например, впервые в истории войны, которая длилась уже два года, Красная Армия использовала невиданное количество артиллерийского оружия. В местах прорыва концентрация орудий достигала 250--260 единиц на один километр.

Вторым удачным решением командования стало введение в прорыв сразу двух танковых армий.

– Никогда до этого, ни на одном участке фронта, такого еще не предпринимали, – отмечает историк. – Первая танковая армия Катукова и пятая гвардейская танковая армия Ротмистрова вводились на стыке Степного и Воронежского фронтов и должны были разрезать немецкую оборону надвое.

3 августа на южном фасаде Курского выступа началось контрнаступление советских войск. В восемь утра в бой пошла пехота и танки.

Харьков планировали освободить 12 августа


В первые дни операции советское наступление было быстрым и решительным. Свою роль сыграла артиллерия, которая сравняла с землей передовые позиции врага на 100 км на юг, дальше Богодухова.

5 августа был взят Белгород, 6 августа красноармейцы уже вышли к Золочеву, через два дня  к Богодухову. По планам командования, наступая в таком темпе, войска к 12 августа должны были взять Харьков. 

Но на втором внешнем кольце вражеской обороны, расположенном в 6--12 километрах от городских околиц, наступление захлебнулось.

– От Белгорода до Харькова (80 км) немцами было возведено восемь линий обороны, – поясняет Валерий Вохмянин. – Первая линия обороны проходила прямо по городским окраинам, вторая – по населенным пунктам Куряж-- Дергачи--Циркуны--Русская  Лозовая--Рогань.

К 11 августа наши войска так и не смогли прорвать внешний рубеж обороны. На линии Ольшаны--Пересечное--Солоницевка, где река Уды стала естественным рубежом между противниками, 53-я армия в течение пяти дней не могла переправиться на тот берег, чтобы отрезать врагу путь к отступлению по трассе Харьков--Полтава. Как только советские бойцы форсировали Уды, немцы тут же контратаковали танками эсесовской дивизии «Рейх».

По словам историка, именно поэтому командующий Степным фронтом Иван Конев прибыл на занятую красноармейцами высоту к командующему 53-й армии  Ивану Манагарову (сейчас это высота им. Маршала Конева).

– Конев явился туда вовсе не для того, чтобы наблюдать, как Красная Армия победно вступит в Харьков – с этой высоты город просто не видно, –  развенчивает миф Валерий Вохмянин. – Он приехал, чтобы «дать чертей» Манагарову, потому что две армии – 53-я и вторая гвардейская танковая топтались на месте.

Ветеран Тамара Бутенко не понаслышке знает об этих боях.

– Нам пришлось форсировать Уды и Лопань, – рассказывает участница тех событий. – Сегодня эти реки кажутся мелкими и неширокими, но тогда они были непреодолимым препятствием. Солдаты форсировали водные преграды по наспех сооруженным мостам, вброд и на подручных плавсредствах под огнем артиллерии врага.

Вот один эпизод, который навсегда врезался ей в память. Когда инженерной бригаде удалось все-таки навести переправу через Уды в районе поселка Пересечное,  первым на тот берег прорвался командир первого мехкорпуса.

– Отогнав фашистов к Мерефе и Люботину, бойцы мехкорпуса вернулись и нашли своего командира, исколотого фашистскими штыками – у него было девять смертельных ран, – вспоминает Тамара Бутенко. – Хлопцы вынесли своего командира на руках. Его похоронили недалеко от Пересечного.

Красноармейцы оборонялись брошенными в них гранатами


Под Харьковом упорными и тяжелыми были бои за каждое село, за каждую переправу или высоту. О героической обороне одной безымянной высоты около села Полевая рассказала Тамара Бутенко.

– В районе Полевой первый батальон 960 полка 299 стрелковой дивизии прорвал оборону немцев, – вспоминает она. – Отчаянное сражение началось за высоту 201,7 – с нее уже было видно Харьков.

По рассказам ветерана, высота неоднократно переходила из рук в руки, но советским солдатам все-таки удалось закрепиться на ней. Оборону держал взвод старшего лейтенанта Петрищева. Чтобы выбить красноармейцев с выгодной позиции, гитлеровцы пустили в ход тяжелую технику, включая огнеметные танки. После немецкого штурма из 16 защитников в живых осталось четверо.

– Когда немцы снова стали подниматься на высоту, то не ожидали увидеть там обороняющихся, – говорит Тамара Бутенко. – Но выжившие дали отпор врагу. Тогда немецкие солдаты начали забрасывать их гранатами. Полуживые  защитники ловили гранаты и ими же атаковали врага.

Когда же они поняли, что высоту больше не удержат, вызвали огонь своей артиллерии на себя и удержали укрепление до подхода основных сил.

– Все четверо остались живы, хотя двое из них были тяжело ранены, –  рассказывает ветеран.

За мужество, проявленное в этом бою, старшим лейтенантам В. Петрищеву и Г.
Поликарпову, младшему лейтенанту В. Женченко и старшему сержанту В. Бреусову было присвоено звание Героя Советского Союза.

Сама Тамара Бутенко участвовала в освобождении Белгорода, Золочева, Пересечной, Полевой, Солоницевки, Подворок, Люботина, Коротича, Харькова и Мерефы, затем с боями прошла Полтавщину и Правобережную Украину и встретила победу в Румынии.

Солдат погибло больше, чем на Курской дуге
По данным Валерия Вохмянина, Белгородско-Харьковская наступательная операция стала одной из самых кровавых военных операций 1943 года.
– Потери Советской армии были большими, чем при обороне на Курском выступе, – говорит историк.
Две недели боев на Курской дуге, когда немцы наступали группами танков по тысяче и более единиц, обошлись Красной Армии в 177 тысяч 847 человек убитыми, ранеными и без вести пропавшими. В Белгородско--Харьковской операции, которая длилась 20 дней, потери составили 255 тысяч 556 человек.
При проведении Белгородско-Харьковской операции ежесуточные потери в танках исчислялись 89 единицами в сутки, всего было подбито 1864 советских танка. На Курской дуге – 1614.

«Под Харьковом немцы могли получить второй Сталинград»


По словам военного историка Валерия Вохмянина, первый приказ о взятии Харькова Иван Конев отдал 11 августа, затем с разницей в несколько дней было еще четыре приказа, последний – вечером 22-го. Командующий требовал: «Перейти в решительное наступление. Окружить немецкую группировку и взять город Харьков». Ни один из приказов выполнен не был.

– Уже десять дней шли бои, и немцы поняли, что рано или поздно Красная Армия подойдет к городским окраинам и начнет их штурмовать, – подчеркивает историк. – Вариантов было два: остаться в городе и оказаться в окружении или оставить Харьков. Несмотря на важное стратегическое значение города, немцы не хотели получить еще один Сталинград. По узкому коридору (от Люботина до Васищево) командование войск вермахта начало выводить все свои силы из формирующейся ловушки.

23 августа к 12.00 красноармейцы вышли к площади Дзержинского (теперь майдан Свободы) и заняли центр города. Победные флаги появились над зданиями Госпрома и горисполкома. В этот же день в Москву было отправлено донесение об освобождении Харькова.

– Немцы уходили на юг и готовили  оборонительный рубеж в районе Мерефы, где они две недели рыли окопы и строили огневые позиции, – уточняет исследователь. – Поэтому нынешнюю Баварию, тогда Краснобаварский район, немцы держали до 29 августа. Оборонять эту часть города им опять помогала река Уды. Так, что харьковчане, которые жили на Баварии, освобождение города могут праздновать позже – 23 августа у них еще немцы ходили по улицам.

Он освобождал свою школу


23 августа в разрушенный и безлюдный Харьков вместе с бойцами 113-й дивизии вошел и Иван Подус. Ветеран рассказал, что ему пришлось освобождать родной город в районе ХТЗ, а также сражаться в населенных пунктах Кулиничи, Пономаренки, Логочевка и Васищево. По словам Ивана Михайловича, на подступах к Харькову были упорные бои, немцы устроили оборонительные позиции не только в заводских зданиях, но удерживали даже овраги.

– Когда мы наступали со стороны Рогани, я видел свою родную 113-ю школу на проспекте Орджоникидзе, – делится освободитель. – Она была невредима, а вот от корпусов тракторного завода и бараков, где мы когда-то жили, остались руины. Что я тогда чувствовал? Не поверите – несмотря на тяжесть боев, на меня нахлынули детские воспоминания.

Но особенно тяжело солдатам его дивизии пришлось при наступлении и форсировании реки Мжи. Один из боев происходил в районе села Константовка около Мерефы.

– При форсировании речки Мжи погибло очень много бойцов, – вспоминает Иван Подус. – Река небольшая, но бои были кровопролитные. Моста не было, мы перебирались и вплавь, и на плотах под непрерывным огнем. При этом на себе кроме экипировки еще тащили противотанковое ружье Симонова, которое весит 21 кг. Там я и получил осколочное ранение в левое предплечье, но через месяц госпиталя опять вернулся на фронт.
Дальше Иван Подус воевал на Сандомирском плацдарме и в 1944 году освобождал Ковель. В боях за этот город он подбил два танка и был награжден орденом Славы третьей степени.

Герои Курской битвы погибали за Харьковщину
Многие герои Курской битвы сложили голову в сражениях за Харьковщину. К примеру, под Мерефой погиб командир отделения связи 214 стрелкового полка, 73-й гвардейской стрелковой дивизии, 7-й гвардейской армии, Герой Советского Союза Сергей Зорин. Звание героя связист получил в боях на Курской дуге. Тогда тяжелораненый боец, чтобы восстановить связь, соединил провода зубами и держал до тех пор, пока не подоспела помощь. В боях под Харьковом у села Крутой Лог Сергей Зорин 12 раз под огнем противника восстанавливал связь, которую разрывали гусеницы немецких танков. После очередного разрыва Сергею пришлось доставлять донесения командованию, пробираясь ползком мимо вражеских танков. Немцы его заметили, завязался бой. Командир связистов подбил три танка, но сам погиб.
– У шоссе при выезде из Мерефы Герою Советского Союза Сергею Зорину поставлен памятный знак, – рассказывает Петр Емельянович. – Чтобы потомки знали и помнили о героизме советских солдат, мы подготовили путеводитель по местам сражений Степного фронта на Харьковщине «Кольцо памяти».
ОН Клиник Харків

Лента новостей

Вся лента новостей

Архив новостей

Программа "Вечірні Новини"Лого телеканал Р1

Эксклюзивное интервью на Р1Лого телеканал Р1

программа комментарииЛого телеканал Р1

Телеканал Р1 на youtube

Выбор читателей

О нас Реклама Подписка
  • Facebook
  • youtube
  • Twitter
  • rss

Курсы валют от НБУ

100 USD 2776.39 грн
100 EUR 3170.91 грн
10 RUB 4.2331 грн


Новости от за посиланням
Загрузка...
Загрузка...
Афиша кинотеатра "Kronverk Cinema" Дафи