В июле в прокат вышла комедия режиссера Виктора Шамирова по пьесе французского драматурга Филиппа Леллуша, продюсером которой стал Тимур Бекмамбетов, сообщает MIGnews.com.ua.

Три друга живут в небольшом провинциальном городе. Анатолий (Гоша Куценко) пьет горькую и преподает в местном институте, Марк (Дмитрий Марьянов) рулит собственным бизнесом и снимает стресс от развода в компании девушек легкого поведения, а Геннадий (Константин Юшкевич) воспитывает двух детей и работает менеджером в автоцентре.
Двадцать лет назад они вместе учились в институте, были полны радужных надежд и планов на будущее и все трое были влюблены в самую красивую девушку на курсе - Майю (Ирина Апексимова).

«Игра в правду» – фильм-сказка о том, что, даже упустив свой шанс, можно начать жизнь с чистого листа в сорок лет. Что первая любовь вернется все такой же прекрасной, как и двадцать лет назад, и составит семейное счастье немолодого неудачника.

– Гоша, ваша новая картина «Игра в правду» о многом, в том числе и о первой любви. А вы сами свою первую любовь помните?

– Первая любовь не забывается. И я, конечно же, помню. Ее звали Наташа. К сожалению, не знаю, где Наташа сейчас. Мы давно уже не созванивались, где-то 38 лет. Герои фильма играют в правду – рассказывают бывшим одноклассникам все, что накопилось. Опасное занятие – правда бывает страшнее острого ножа. Да, там все герои выпившие были, начали это делать без подготовки (смеется). А с правдой на самом деле надо осторожнее, не зря же есть выражение «рубить правду-матку». Но правда – это только когда лицом к лицу. Вот это круто! А все остальное – это донос в стиле правды.

– У вас самого как с правдой дела обстоят?

– Когда публичен, когда на сцене, автоматически соприкасаюсь с правдой. Вспоминаю Станиславского, который говорил: «Верю, не верю». В жизни, общаясь с людьми, стараюсь быть честен по мере сил. Ну, по крайней мере, когда лгу, то отдаю себе отчет, что лгу. Знаю точно, зачем я это делаю и почему. Все время в этом смысле контролирую ситуацию, стараюсь не перевирать и не врать без повода.

– Вы сыграли уже не одного героя, у которого случился кризис среднего возраста. Но не так давно ученые заявили, что такого кризиса нет, что это просто оправдание людей, боящихся ответственности, той самой правды о том, что они не состоялись в жизни. Вы согласны?
– Не согласен! Кризис среднего возраста существует, и я о нем знаю не понаслышке. Думаю, он связан отчасти и с какими-то физиологическими изменениями в человеке. Кризис среднего возраста – это начало старения: тело дряхлеет, сосуды головного мозга видоизменяются. Из-за этого даже мыслишь иначе. Организм начинает увядать... Ощущать старение страшно. Как только ты его почувствуешь и признаешься себе в этом, могут возникнуть какие-то психологические проблемы, которые начинают тебя вязать, крутить. От этого не уйдешь! И тут уже от тебя зависит, что ты сделал к этому времени, как ты подготовился к остыванию своего ядерного реактора.

Остановить остывание невозможно – это естественно, как смерть близких. У меня умерли родители. Я до сих пор не знаю, как это пережить. Понимаю, что я к этому был не готов, я откладываю, отодвигаю реальность, защищаюсь своими иллюзиями. Иллюзии очень сильно нужны. За них нужно бороться до самой последней секунды, до последнего вздоха. Мне кажется, тот человек попадает в рай, которому удается протащить на тот свет свои иллюзии. Это такие игры разума.

– Иллюзии как раз многим мешали жить...

– Мне и мешали, и помогали. Но, когда я лишался своих иллюзий, конечно, меня сильно накрывало. Артисту вообще нужно жить в иллюзии собственного обаяния, таланта. Если тебе не хватит глупости поверить в себя, если ты настолько умен, ты не будешь артистом. Поэтому артисты - дети немножко, они способны на глупые поступки. Сужу по себе. Я верю в свою звезду. Мне это необходимо, иначе не будет смелости выйти и убедить других, что та глупость, которую ты натворил, есть умный поступок.