Этот военный эпизод случился в августе 1943 года около Ахтырки. Под непрекращающимся артобстрелом молоденькой медсестре Марии Ландарь удалось раздобыть планшет у раненого немецкого офицера.

Обнаруженные в нем документы и карты оказались настолько ценными, что 18-летняя девушка была награждена орденом «Красной Звезды». О подвиге бесстрашной харьковчанки «Вечернему Харькову» рассказал ее сын – наш читатель, доктор медицинских наук, профессор Василий Россихин.

Старший сержант медицинской службы Мария Ландарь служила в составе полкового медицинского пункта (ПМП) при 3-м гвардейском Котельниковском танковом корпусе генерал-лейтенанта Ротмистрова. 8 августа 1943 года танкисты вступили в Золочев – один из опорных пунктов немецкой обороны в 50 км Харькова.

Ахтырка переходила из рук в руки несколько раз


Гитлеровцы не случайно называли Харьков замком, запиравшим ворота к украинским просторам. Уже на следующий день после взятия Золочева фашисты усилили свои части танковой дивизией и группой бронепоездов. Они неоднократно переходили в контратаки, удерживая оборонительные рубежи. Верховное главнокомандование в эти дни передало 3-й Котельниковский корпус 4-й гвардейской армии. Противник не только оказывал сопротивление, но и, перебросив в район Ахтырки свои лучшие танковые дивизии «Великая Германия», «Викинг» и «Мертвая голова», переходил к мощным контратакам, удерживая левый берег Ворсклы. Ахтырка – важный плацдарм фашистов на левом берегу Ворсклы – переходила из рук в руки несколько раз. Бои за нее продолжались восемь дней -- до 18 августа. В боях участвовали и танки гвардейцев-котельниковцев.

– Потери среди танкистов были велики. Бойцы, которые выбирались из горящих танков, страдали от ожогов и ранений, – вспоминает рассказ матери Василий Россихин. – Медики ПМП, расположившегося в двух километрах от передовой на опушке леса, работали в сортировочной, перевязочной, операционной с короткими, трех-четырехчасовыми перерывами на сон. Тут же за операционной палаткой на пламени костра стерилизовались хирургические инструменты, вывешивались для сушки бинты и марля.

По людям она стреляла впервые


Медсестре Марии было приказано в сопровождении двух санитаров набрать в канистры воды из ручья, протекавшем в 100 метрах от полкового медпункта. Внезапно на другом берегу ручья, буквально в 50 метрах, появились с полтора десятка немцев в черной танкистской и хаки-маскировочной одежде.

– Наши, укрывшись в углублении, начали отстреливаться. Благо что у санитаров оказались автоматы, – рассказывает Василий Россихин. – Но немцев было значительно больше, все вооружены «Шмайсерами». В первые же минуты боя один из санитаров был ранен в голову. Мария стала отстреливаться из его ППШ: по людям – хоть и по фашистам – она стреляла впервые.

У Марии и в мыслях не было пристрелить немца


Тем временем в медпункте тоже увидели атакующих немцев и начали обстрел: за оружие взялись все, кто мог стрелять – от персонала до легкораненых, для которых нашлось стрелковое оружие. Враги ответили пулеметной очередью. Пули изрешетили операционную палатку: были убиты операционная медсестра и ранен оперировавший хирург.

– Мария уже расстреляла весь диск ППШ, когда уцелевший санитар заметил, что немцы-то, оказывается, сопровождали офицера, который был ранен первой же автоматной очередью, – продолжает Василий Россихин. – Прижимая к груди планшет, раненый фашист упал в лощину, которая хорошо простреливалась нашими стрелками, и немцы не имели возможности подобраться к нему. Тогда Мария под обстрелом по-пластунски пробралась к лощине – раненый в грудь эсэсовец уже был без сознания. Девушка отбросила в сторону его офицерский «Парабеллум» и стала отстегивать планшет.

А офицер вдруг пришел в себя. Ранение было тяжелым, немец не мог даже пошевелиться, но о чем-то просил, шевеля окровавленными губами. В «Вальтере» была полная обойма, но у Марии даже мысли не возникло его пристрелить – она помнила слова главврача ПМП Вячеслава Россихина: «Раненый должен получить грамотную медицинскую помощь, даже если это враг». Медсестра достала перевязочный пакет, раскрыла его и приложила к кровоточащей ране на мундире офицера. Тот неуклюже прижал бинт к ране, а девушка, прихватив планшет, поползла в сторону медпункта. В этот момент острая боль обожгла ее правое плечо и левый бок. К счастью, на полковой медпункт подъехал наш Т-34, который, открыв огонь, заставил немецкую группу ретироваться. Санитары подхватили раненую Марию и помогли добраться до медпункта.

Она нашла мужа на войне


– Через полчаса к ПМП подъехали штабисты и рассказали, что на медпункт вышла группа прорвавшихся из окружения эсэсовцев. А в планшете, добытом старшим сержантом Марией Ландарь, находились ценные для нашего командования карты и документы, – ведет рассказ сын героической медсестры. – Раненого штурмбанфюрера доставили на ПМП и оказали необходимую медицинскую помощь, в дальнейшим он оказался ценным «языком». Информация из планшета была настолько значимой, что старшего сержанта медслужбы Марию Ландарь наградили орденом «Красной Звезды».

А было Марии в ту пору всего 18 лет. Пулевые ранения, полученные ею в бою, оказались сквозными, и уже через две недели храбрая девушка снова трудилась медсестрой на том же ПМП. Война, начавшаяся для нее в сентябре 1941 года с фронтовой линии, продолжалась. А в 1944 году Мария Ландарь и главврач ПМП капитан медслужбы Вячеслав Россихин расписались.