Любит наш человек — чего уж там — бичевать себя на миру и плакаться в жилетку: на жизнь-жестянку, судьбу-злодейку, болячки в сокровенных местах. Это святое — положа руку на сердце, подробненько поведать белу свету о своем внешнем и внутреннем несовершенстве. И даже присочинить о себе что-нибудь совсем убийственно-интимное — просто так, для красного словца. Ларчик славянской души удалось раскрыть с помощью психотерапевта.

Вредные советы. Выводим изъяны на чистую воду
Женщины — известные жалобщицы, поэтому им и предназначаются эти вредные советы. Француженка комплимент «какое у тебя красивое платье!» воспримет как должное. Зато наша женщина непременно доложит, что это вовсе не платье, а перелицованная лет эдак двадцать назад побитая молью школьная форма. Американок, говорят, лучше и не спрашивать о возрасте — все равно соврут. А наши женщины вывалят все паспортные данные и даже зачем-то еще годков себе прибавят. Любимая больная мозоль женщин — собственная внешность. Жалость к себе, разнесчастной, можно вызвать разными способами: все средства для того, чтобы вывести собственные дефекты на чистую воду, будут чудо как хороши.
Особенно важно привлечь подруг к покупке одежды себе, несовершенной, и сделать их благодарными слушательницами горестных, но убийственно метких комментариев. Хорошо бы методично перемерить все — и не купить ничего, громогласно объявив приятельницам, что все фасоны вам катастрофически противопоказаны: юбки выдают отсутствие талии, маечки — борцовские плечи, а брюки для коротконогих шить почему-то совсем перестали. Немаловажно призвать в свидетели также продавщиц, а заодно и покупателей. Подобные откровения обязательно разворошат в душах подруг смутные сомнения по поводу вашей неотразимости. И к финалу неудавшегося шопинга окружающие непременно сделают замечательное открытие: вы — сомнительный экземпляр, о существовании которого не подозревают ни отечественные, ни импортные производители. Подруги, конечно, с удовольствием пожалеют вас вслух и даже смахнут слезу, но в глубине души обязательно возрадуются. Вечная дружба вам гарантирована: на фоне такой, как вы, ошибки природы они, вне всякого сомнения, должны выглядеть верхом совершенства. Кроме того, они обязательно будут — в самый неподходящий момент — соболезновать вам, страдалице, вслух по поводу ножек как у козы рожек или жутко оттопыренных ушей.
Открываем вежды избраннику
В период влюбленности женщина напрочь забывает о своих комплексах и предстает перед избранником во всей красе. Но, завоевав мужчину дивной красотой, она через какое-то время все-таки вспоминает о своих изъянах и постепенно начинает открывать вежды своему избраннику. Крайне необходимо привлечь любимого в немые свидетели при покупке косметики и парфюмерии. Пусть ваша половина узнает, наконец, что у вас себорея, начинающаяся лысина, неконтролируемая потливость и невыносимый запах изо рта. Чтобы любимый не расслаблялся — не стоит оставлять ему шансов, даже если он непонятлив и все еще способен заблуждаться дальше. Делитесь сомнениями денно и нощно: начать стоит с собственного черепа очень забавной формы, а закончить непозволительной волосатостью ног. Вываливайте на свет божий все, что только можно вывалить. А в завершение самобичевания стоит побряцать самым грозным оружием — целлюлитом, ближе к ночи старательно продемонстрировав возлюбленному все проблемные зоны. Человек обязан знать, с каким весом в вашем лице и в остальных частях тела ему придется жить дальше. Способов для самоуничижения еще предостаточно, но вполне хватит и этих, чтобы всю оставшуюся жизнь обожать тему «все мужчины — сволочи». Потому что к моменту полного саморазоблачения ненаглядный наверняка уже пребывает в активном поиске другой — у которой, по ее убеждению, нет ни обильной перхоти, ни носа картошкой.
Насмерть пугаем коллег
О своих особо крупных изъянах стоит обязательно оповестить и коллег. Сообщить, например, коллективу, что вы мучительно худеете. После подробного изложения проблемы вам обязательно начнут соболезновать. Но самое главное — провозгласить, что сидите на специальной диете по экстремальному лечению ожирения и питаетесь только воздухом. В результате горьких откровений уже и дураку станет ясно, что речь идет не о каких-то невнятных трех с половиной килограммах, а, по меньшей мере, о семидесяти процентах лишнего веса. А для того чтобы быть откровенной с окружающими до конца, отучите их делать комплименты. Пусть знают, что на каждый из них найдется яростное опровержение: в вашем лице и характере комплименту не за что зацепиться, вы — противница любого лицемерия и всегда готовы вывести лжеца на чистую воду. Необходимо дать отпор по всем статьям, чтобы узнали до донышка, с какими окостеневшими комплексами им приходится сотрудничать.
Заглянув в себя, можно на всю жизнь остаться заикой
С вопросом, почему же мы все-таки любим прилюдно бичевать себя, я обратилась к главному психотерапевту Министерства охраны здоровья Украины, доктору медицинских наук, профессору, заведующему кафедрой психотерапии ХМАПО Борису Михайлову.
— Борис Владимирович, ну скажите, пожалуйста: почему женщины в ответ на комплимент о хорошем цвете лица тут же сообщают, что цвет лица создан благодаря французскому тональному крему, а на самом деле натуральный оттенок кожи — «жизнерадостный» зеленый? Почему мужчины, если восхищаются их бицепсами, рассказывают, что это они накачались совсем недавно, зато в детстве были «дохленькими ботаниками»?
— Проблема, почему мы о себе сообщаем негативные сведения, имеет две причины. Славяне так устроены — и это свидетельствует об определенной искренности — отвечать на заданный вопрос по существу спрашиваемого. О чем спросили — то конкретно и ответили. А если проанализировать — нота мессианства, особого предназначения славян прослеживается всегда. Мы являемся экспериментальным плацдармом для остального человечества. Славянской нации присуща высочайшая степень внутреннего мазохистического комплекса. Мы предназначены для страдания: вся нация в целом и каждый в отдельности. Поэтому каждый представляет себя подсознательно негативно. Пережить страдания таким образом — это и есть суть мазохистического комплекса. Если человек выглядит внешне позитивно, демонстрируя признаки физического, материального, психологического благополучия — как же он может быть страдальцем? В этом смысле, если у человека обе ноги на месте или нет дикого шрама на лице — нужно представить себя в каком-то негативном плане. «Да вы гляньте на меня, деревянного коня! Почему мои копыта крепко-накрепко прибиты?» Тогда со стороны окружающих появится реакция сочувствия, жалости, насмешки, унижения как к человеку ущербному. А человек, сообщивший о себе такие сведения, переживает чувство глубокого внутреннего удовлетворения.
А зато у меня все плохо!
— Извините, но мне кажется, не все мы склонны к мазохизму.
— Человек не может до конца осознавать свое внутреннее содержание и не имеет возможности полностью себя контролировать. Но есть огромный неосознаваемый пласт, который прорывается наружу в виде парадоксальных реакций, парадоксального поведения. Человек не в состоянии осознать свой глубокий внутренний мир: даже сверхквалифицированные психотерапевты и психоаналитики, как правило, не занимаются самоанализом — они прибегают к помощи коллег. Человеку не дано заглянуть внутрь себя, иначе можно заглянуть в себя, испугаться и на всю жизнь остаться заикой. Потребность ощутить себя ущербным, униженным, обиженным глубоко наличествует в нашем психологическом строе. С другой стороны, сообщение о себе негативной информации не всегда приводит к негативным последствиям для человека, который себя так ведет. Если человек сам говорит, что ущербен — это действует и как механизм психологической защиты от агрессии: тогда человек сам снимает себя из градации соперничества, он становится ниже рангом. И тогда давление общества на него становится гораздо меньше. Если человек испытывает постоянную агрессию окружающих — наряду с мазохистическим комплексом это может быть и скрытой универсальной психологической защитой. А это человеку всегда бывает необходимо: нельзя постоянно жить в крепости, окруженной неприятелем. Основным моментом воспитания психологической устойчивости у работников спецслужб является наработка психологического состояния агрессивного победителя: нужно подавить, переагрессить окружающих. Но одна из новейших и очень интересных доктрин состоит в уничижительном имидже поведения: сообщение о себе негативных данных, обычно вымышленных, действует как механизм психологической защиты.
Борис Владимирович поведал еще об одной возможной причине сообщения о себе негативной информации. Большинству людей присуща хотя бы временно, периодически потребность привлечь к себе внимание, побывать в центре неважно чего — даже в центре толпы из двух человек, один из которых — он. Почувствовать на себе, как подсолнух солнце, чье-то внимание. Если человеку похвалиться больше нечем — так хоть этим: «Вот вы все в шоколаде, а у меня зато все плохо». Психологических такого рода реакций и механизмов может быть несколько. Но суть негативной презентации себя одна — крик человека, который просит обратить на себя внимание. Причем одному достаточно привлечь внимание хоть кого-то, а другому и всего мира мало — это зависит от уровня притязаний.
Не стоит вываливать сведения о количестве зубов
— А как с этим бороться?
— А нужно ли?
— Но разве нормально рапортовать окружающим о том, чего они никогда бы не узнали: о потливости, шрамах или даже о геморрое? Или выносить сор из семейной избы? Можно же как-то научиться сдерживаться и просто радоваться, глядя на себя?
— Порадоваться никогда не мешает. Порадовался — и, хромая, ушел со сцены, — смеется Борис Михайлов. — Тут нет единого рецепта. Непосредственность и откровенность бывает гораздо более ценным качеством: она подкупает людей и часто более выигрышна, чем наигранный оптимизм и резиновая улыбка. А с другой стороны, пагубным является привычное формирование панциря несчастного образа, и тогда человек становится ходячим укором окружающим в силу хронического несчастья. Это другая крайность. Истина, как всегда, лежит посередине. Не нужно, конечно, спешить вываливать исчерпывающие сведения о количестве зубов или пломб. Но нашей культуре не присущ западный формально-победный стиль общения: «Как дела?» «Все ОК!» «А у меня еще лучше» — и разбежались. Все — мажоры. А потом там задумываются: почему человек одинок в толпе, почему такое чувство страшной внутренней опустошенности при материальном благополучии? Потому что контакт между людьми носит формально-бездушный характер. Поверхность отношений вроде блестящая, без царапин: встретились-разошлись, но потом это надоедает. Хочется старого кресла, растоптанных шлепанцев и разговоров на кухне на тему «Какие все гады». Натянуть на нас западную схему трудно, но достоевщина в обыденной жизни — мы все время ущербны — это тоже нехорошо. Как поступать в таких ситуациях, решать нужно самому. Но иногда действительно полезно выдержать определенную паузу.