В нашем городе примерно раз в год начинается «атомный кошмар». Последние «страсти» происходили из-за пожара в УФТИ (там горел холодильник) и из-за Запорожской АЭС (где проходили учения). В этот раз слухи «взорвали» Курскую АЭС.

Каждый раз события развиваются по одному и тому же сценарию: по городу ползут странные слухи, появляются люди, которые начинают утверждать, что чуть ли не «сами все видели», в очередях и на скамейках завсегдатаи со знающим видом сообщают о подтверждающих факторах от «вот и пасмурно стало» до «потому и доллар падает — все уже знают». Абсурдность доводов и слухов никого не смущает. Даже сильные мира сего бывают подвержены массовой панике: например, один из высокопоставленных харьковских чиновников год назад после информации о пожаре в УФТИ мгновенно взял билеты на самолет, чтобы спасаться бегством вместе с семьей...
Слухи о ЧП на Курской АЭС возникли в Харькове 21 апреля. Сложно сказать, что именно их спровоцировало. Судя по официальным российским сведениям, никаких ЧП на станции не было, наоборот, там недавно запущен один из энергоблоков. Да еще и отмечается снижение мощности станции. Харьковские работники МЧС испытали настоящий шквал звонков, их счет шел на сотни. Они обзвонили многие АЭС, в частности Курскую и Запорожскую, но нигде никаких ЧП не отмечалось. Взрыв на АЭС действительно был — на Игналинской атомной уже 15 лет не могут разрушить ненужный 3-й блок. На днях его аккуратно взорвали, чтобы затем легче было сносить. Остановка энергоблока произошла на Калининской АЭС, где испытывали оборудование. 20-го отключили, 21-го — включили. Проверка прошла успешно, как заявляют российские энергетики.

Аналогичная паника происходила в эти дни в Крыму, где 20 апреля выпал желтый дождь. В разных районах полуострова данное природное явление (кстати, абсолютно естественное, происходящее регулярно) вызвало разную реакцию, причем неизменно паническую. В Джанкое «грешили» на содовый завод, в Феодосии — на Запорожскую АЭС. Нашлись «добрые люди», которые утверждали, что лично слышали, как «спасатели ездили по городу и просили всех закрыть окна и никуда не выходить». На самом деле тот дождь содержал отнюдь не загрязнения предприятий и не выбросы станций, а частицы песка и глины, поднятые ветром с Аравийского полуострова и перенесенные через сотни километров разбушевавшейся атмосферой. Кстати, явление это происходит регулярно, к нему крымчане могли бы уже привыкнуть. Видимо, все эти факторы, наложившись друг на друга, и вызвали у харьковчан некоторую панику. Специалисты в один голос утверждают, что поводов для волнений нет: радиационный фон в области в норме, никаких сообщений об авариях или выбросах на АЭС или других объектах не существует.

Однако ситуацию с паникой курьезной не назовешь. До тех пор, пока в мире будет существовать хоть одна атомная станция, эти вспышки страха будут возникать регулярно. Достаточно один раз побывать в окрестностях Чернобыльской АЭС, чтобы обрести панический страх на всю жизнь. Если бы эта земля была выжженной — было бы не так страшно. Она изуродована, практически все живое там трансформировано. Нелепо огромные плоды на странных деревьях, страшные живые организмы... Мы слишком дорого заплатили за мирный атом, чтобы говорить о его рентабельности. Мы слишком многим рискуем, чтобы пользоваться атомной энергетикой. Сомнительная «прибыль», о которой постоянно твердят атомщики, построена на крови тысяч и на страхе миллионов людей. Вряд ли это рентабельно.