Профессия водолаза – в списке запрещенных для женщин, но в любом правиле всегда есть исключения. Пример тому – харьковчанка Светлана Матвейчук, за плечами которой 4,5 тысячи часов, проведенных под водой.

«Харьков был самым ныряющим городом»


Светлана – родом из Изюма, сколько себя помнит, болела морем. Девятнадцатилетней студенткой биофака Харьковского университета им. Горького (ныне ХНУ им. В.Н. Каразина) она впервые погрузилась с аквалангом в Белое море и «пропала» – навсегда влюбилась в профессию водолаза.

– Во времена моего студенчества Харьков был одним из самых ныряющих городов в Советском Союзе. Тогда работали специальные секции и погрузиться было просто: достаточно изучить теорию и взять снаряжение, – рассказывает Светлана Матвейчук. – В такую студенческую секцию ходила и я. Первый спуск был неглубоким – 10-12 метров.

С тех пор Светлана Васильевна провела под водой более 4,5 тысячи часов –  погружалась в Тихом и Ледовитом океанах, Баренцевом, Охотском, Японском морях. Самыми красивыми она считает Южные Курилы.

– Это удивительное место: там очень красиво, масса млекопитающих, норовящих пристать к тебе под водой, невероятное количество рыб, большие глубины и интересная геологическая структура дна, – описывает Светлана. –  Вообще, водный пейзаж зависит от грунта и температуры воды. Чем выше прозрачность воды, тем богаче подводный мир.

В то же время море для харьковчанки – прежде всего предмет научных исследований.

– По своей первой специальности я морской биолог и не один год провела на пароходах, изучая морскую фауну. Работала как научный сотрудник, выполняла обязанности врача, позже стала работать еще и как водолаз. В Тихом океане приходилось спускаться на дно за морскими ежами, гребешками и трепангами –  мы анализировали, какой будет популяция в следующем году, чтобы дать разрешение на промысел.  И сейчас, когда приглашают в рейсы, не отказываюсь, потому что биология – это моя вторая жизнь.

Нагрузки водолазов сравнимы с нагрузками космонавтов


Женщин-дайверов встретишь часто, а вот женщин-водолазов не сыскать, поскольку профессия для слабого пола была недоступной с самого ее появления. В свое время, когда Светлана записалась на специальные курсы в Санкт-Петербурге, россияне были немало удивлены, завидев женщину в своих рядах. Но желание харьковчанки заниматься неженской работой покорило преподавателей, и Светлана получила допуск к занятиям и квалификацию «водолаз».

– То, что среди профессиональных водолазов нет женщин, связано прежде всего со спецификой работы, – объясняет Светлана Васильевна. – Нагрузки водолазов по тяжести сравнимы с нагрузками космонавтов и летчиков-испытателей. Помимо этого, физиология у нас, барышень, особая – газообразование в тканях после погружения сильнее, чем у мужчин, и кессонная болезнь больше выражена. Вообще, декомпрессионная болезнь – основное профессиональное заболевание водолазов, работающих на глубинах больше десяти метров. После того как под давлением в воде инертный газ, например азот, растворяется в крови – при слишком быстром подъеме образуются пузырьки в сосудах, мышцах, суставах. Это приводит к разрывам тканей, нарушению функций кровообращения.

О том, как лечить водолазов, Светлана знает все. Еще одна ее профессия – физиолог. Без медицинского образования в экспедициях нельзя, а спасать порой приходилось не только водолазов, но и потерпевших крушение.

– В Охотском море, где я работала, часто тонут суда. Были случаи, когда приходилось вылавливать людей, которые полтора часа пробыли в ледяной воде. После такого переохлаждения велика вероятность смертельных исходов -- и тут, как и при спасении водолазов, главное – оперативность. Бывало, что к нам «заходили» акулы и касатки, поэтому как зашивать раны после их укусов – тоже знаю, – признается специалист. – А еще водолаз должен быть уравновешенным и уметь быстро принимать решения. От этого зависит твоя жизнь при отказе оборудования или внештатной ситуации.

«Ныряю» в барокамеру, когда чувствую себя неважно»


Работа водолаза требует и сил – только оборудование весит несколько десятков килограммов. На пенсию они уходят рано: провел под водой 2750 часов за десять лет – и ты уже на заслуженном отдыхе.

– 20 лет работы под водой –  это плюс десять лет физиологического возраста организму, – объясняет физиолог. – Адреналин изнашивает сердце, сказывается и воздействие повышенного давления. Бывает, что у водолазов, которые постоянно работают, после перерыва в 3--4 месяца ухудшается самочувствие, тогда лечение одно – погружение. Я и сама иногда «ныряю» в барокамеру, если чувствую себя неважно.

Свой опыт работы водолазом Светлана Матвейчук сейчас передает курсантам Национального университета гражданской защиты Украины. А вот погружаться под воду детям Светлана Васильевна не советует, говорит, организм сначала должен сформироваться, прежде чем его можно испытывать на прочность.