Кем его только не называли: сепаратистом и главным рупором «антиоранжевых» сил, непримиримым партийным лидером, блестящим оратором и высокопрофессиональным политиком, «мозгом» и «серым кардиналом» Партии регионов. Ему прочили перспективное будущее в украинском политикуме, его харизматичность, незаурядность личности и волевые качества лидера не вызывали ни у кого сомнения.

Безусловно, лучше всех на Украине Евгения Петровича Кушнарева знали на Харьковщине — его родине. Здесь он появился на свет, вырос, выучился, начал трудовой путь и партийную карьеру. Первый демократически избранный мэр города, затем губернатор запомнился тысячам харьковчан ответственным отношением к каждому человеку, обратившемуся к нему за помощью и советом. Нет вопроса, который бы не смог решить Кушнарев — таково было мнение народа.
За время работы в газете «Вечерний Харьков» я не могу припомнить случая, когда наши чиновники после еженедельных «Прямых телефонных линий» с читателями отчитывались за поступившие звонки и обращения граждан. Помню свое удивление, когда после общения читателей с Евгением Петровичем (огромное количество звонков!) я получила из госадминистрации увесистый пакет с отчетом по каждому звонку и принятым мерам.
В последний раз Евгений Петрович общался с читателями «Вечерки» всего месяц назад — в декабре прошлого года. Он был уверен в себе, полон сил и оптимизма…
Нелепая ли случайность, злой ли умысел обезглавили украинский политикум и в целом всю страну, установит следствие. В народе же он останется таким, каким был на самом деле, — без мглы черного пиара и низкой лести примазавшихся «друзiв».
Он вошел в политику сам, он делал ее, а не плыл по течению. Он ничего не боялся, не перекрашивался, уверенно и убедительно отстаивал свою точку зрения, но в то же время действовал осмотрительно и взвешенно, поскольку понимал, что несет ответственность за судьбы многих людей. Его фигура вызывала зависть тех, кто помешан на личных амбициях и частных бизнес-интересах, увяз в склоках и разборках, независимо от партийной принадлежности. Для Украины он не был «типичным»…
Украинцам еще предстоит понять и осмыслить, кого и чего они лишились после рокового выстрела 16 января 2007 года.