28-29 ноября на саммите Восточного партнерства в Вильнюсе планировалось подписание Соглашения об ассоциации Украины с ЕС.

Однако за неделю до этого Кабинет министров приостановил процесс подготовки к заключению Соглашения.

Как значится в распоряжении Кабмина, приостановка нужна для «более детального изучения и проработки комплекса мероприятий, которые необходимо осуществить для восстановления утраченных объемов производства и направлений торгово-экономических отношений с Российской Федерацией».

Владимир Никитин, политолог:
– Украина много потеряла из-за таможенной войны с Россией. Мы предложили Европе в той или иной приемлемой форме – посредством кредитов, инвестиций – компенсировать нам эти потери, чтобы потом мы их вернули. Но только потом, поскольку экономические проблемы в стране стали нарастать, как снежный ком. Однако Европа проигнорировала эти обращения. 21 ноября МВФ заявил, что независимо от того, будет подписано Соглашение об ассоциации или нет, денег без выполнения своих крайне жестких условий он Украине не даст. А это была наша единственная надежда на большие, достаточно дешевые и быстрые деньги.

Без европейских компенсаций и при разрыве экономических отношений с Россией было принято крайне сложное решение, вызванное крайней экономической необходимостью.

Что касается последствий неподписания соглашения, я уверен: хуже не будет. Возможно, станет даже лучше. Уже сейчас начинаются переговоры в Москве о цене на газ для Украины и о кредитах. Россия может уже за октябрь снизить цену на газ, которая сейчас самая высокая за всю историю независимой Украины – 429 долл. за 1000 м3. Мы надеемся, что цена может быть снижена до 255 дол. за тыс куб м. Сэкономленных денег вполне хватит, чтобы решить проблемы с проплатами через Госказначейство, с задержкой социальных выплат. Плюс возможны прямые кредиты со стороны России, поскольку экономика РФ сильно связана с Украиной.

Если говорить о возможности второго шанса для Украины подписать Соглашение об ассоциации с ЕС, то если это будет нашей стране выгодно – она будет его искать. Дело в том, что в 2014 году в Европе предстоят выборы в Европарламент и европейцам будет не до нас. К тому же нынешняя команда либералов, которая руководит Евросоюзом, может проиграть эти выборы. Тогда к власти могут прийти евроконсерваторы, которые не заинтересованы в расширении Евросоюза. А в 2015 году – выборы президента Украины, которые тоже не дадут возможности принимать какие-то стратегические решения. Поэтому только в 2016 году теоретически мы можем вернуться к этому вопросу.

И если к 2016 году Украина выйдет из обвального экономического кризиса – тогда мы можем вернуться к стратегической идее о Евроинтеграции.

Валерий Дудко, политолог:

Юридической силы решение правительства не имеет и не может рассматриваться как изменение Закона «О государственной политике», поскольку Кабмин не имеет права определять курс внешней политики. А президент пока находится в Австрии. Если глава государства готов изменить вектор нашей политики или отменить во внешней политике евроинтеграцию – то должен принять свой указ и опубликовать его.

Уверен, что если мы сейча прекратим движение в Евросоюз, нам перекроют кислород и с российской, и с европейской стороны. Это самое неправильное решение, которое только можно было принять.

Блиц-опрос на улицах Харькова

Анна, студентка:
– Я за дружбу с Россией. У меня много родственников там, и хотелось бы, чтобы Украина укрепляла дружбу с нашими славянскими соседями. Уверена, если мы не потеряем связей с Россией – у нас все получится и с Европой.

Наталья Павловна, пенсионерка:
– Меня решение правительства не пугает, наоборот – мне хочется, чтобы Украина соединилась с Россией. Я представитель старого поколения, родина которого Советский Союз, и отдаляться от России мне бы не хотелось.

Александр, студент:
– Украина отказала Европе, а не она нам? Вот это да! Не знаю, с кем Украине будет лучше – с Европой или с Россией. Но думаю, что и в том, и в другом случае мы будем «шестерками».

Роман, организатор танцевальной студии:
– Напрасно правительство приняло такое решение. Украине нужно двигаться в Европу, потому что это и положительные преобразования в экономике, и соответствие отечественного законодательства европейским стандартам, и улучшение качества продуктов, состояния дорог, уровня медицинских услуг... Обидно, теперь такой шанс представится не скоро.

Андрей, продавец:
– А кто нас вообще спрашивает? Какое бы мнение мы не высказывали – как правительство решит, так и будет. Хотя я считаю, что в Европе нам будет получше, чем в Таможенном союзе. Хотя бы потому, что европейцы много вкладывают в образование. Да и подход к людям в Европе совершенно другой – с уважением, а у нас народ рассматривают, только как средство для получения прибыли. А что нас связывает с Россией? Только газ и бензин по бешенным ценам.

Сергей, частный предприниматель:
– Кошмар! Решение правительства я воспринимаю очень негативно. Ведь вся цивилизация идет с Запада, а Восток – это вчерашний день. Движение в Евросоюз – это наше развитие, а Таможенный союз – это «назад в прошлое».

Наталья, украинка из России:
– Я украинка, но сейчас живу в России. И очень переживаю за свою родину. Мне очень хотелось бы, чтобы дружба между нашими странами крепла, но если Украина хочет вступить в Евросоюз, препятствовать ей не нужно.