Девяностолетию со дня рождения Виктора Андреевича Афанасьева был посвящен 19 января показ спектакля «Чертова мельница» в Харьковском театре кукол.

Спектакль был поставлен В. Афанасьевым в 1955 году. Его считают хрестоматией кукольного мастерства и называют «Чайкой» Харьковского кукольного театра. Появление «Чертовой мельницы» ознаменовало качественный переход театра на новый уровень — постановка доказала, что кукольный театр может ставить спектакли не только для детей, но и для взрослых. В театр стало трудно достать билеты. «Кукольный балаган» превратился в один из лучших театров страны.
Перед началом спектакля заведующий литературно-драматургической частью Александр Стогний рассказал нам о Викторе Андреевиче Афанасьеве.
— Заслуга Виктора Андреевича Афанасьева не только в постановке этого спектакля, — начал свой рассказ Александр Стогний. — Он сумел создать труппу единомышленников, собрал вокруг театра весь цвет творческой интеллигенции Харькова: художников, композиторов, писателей, журналистов, аккумулировал перспективные идеи развития кукольного искусства. Виктор Афанасьев сумел произвести поворот эстетики театра от натурализма и копирования драматической сцены к освоению специфики театральности и кукольности. Кроме того, он открыл оригинальную школу кукольников при Харьковском университете искусств, вторую в бывшем Советском Союзе. Благодаря Виктору Афанасьеву на Украине существует единственный музей кукол. Вклад Виктора Андреевича в развитие театрального искусства трудно переоценить. К сожалению, великий режиссер не оставил теоретического наследия. Он не делал записей, не вел дневников и письменно не проанализировал свой опыт. После его смерти остался только спектакль, идущий в репертуаре театра и сейчас, и школа, которая носит название Харьковской школы кукольников.
— Спектакль — это все время изменяющаяся художественная система. Что делается для его сохранности в первозданном виде?
— Мы стремится максимально сохранить «Чертову мельницу» в том виде, в каком поставил В. Афанасьев. Это нелегкая задача. Уходят актеры, работавшие с великим режиссером, изнашиваются куклы… Новые куклы — а в спектакле сегодня работает уже третье поколение кукол — сделаны по тем же слепкам, что и самые первые. Спектакль бережно передается и третьему поколению исполнителей. Это довольно сложный процесс: первоначально новый актер только сидит за ширмой и наблюдает, как работают актеры, потом ему доверяют озвучить роль. Куклу еще ведет актер старшего поколения, но озвучивает уже молодой исполнитель. Так он изучает схему, рисунок спектакля. Затем начинается постепенный — посценный — ввод актера в спектакль. Ему доверяют вести куклу сначала в одной, затем в другой сценах. Постепенно он осваивает весь спектакль. Конечно, незаметные изменения в спектакле все же происходят. Ведь каждый исполнитель вносит в спектакль свое отношение к тому, что происходит на сцене.
— Получают ли развитие основы кукольного театра, заложенные В. Афанасьевым? Из ваших слов я понял, что «Чертова мельница» является своеобразным камертоном для создания новых спектаклей.
— Сложно говорить о каком-то камертоне… Ведь сейчас дозволено все. Любой эксперимент может иметь право на существование, если он интересен. Для нас ориентиром остается, собственно, не погоня за экспериментом ради эксперимента, а то, что экспериментальный язык, который может привнести нечто новое в поле существующих в театре традиций. К существующей актерской школе и традиции исполнительского мастерства нужно добавить режиссерские задумки. Часто приезжают режиссеры с оригинальными, но, на первый взгляд, кажущимися неприемлемыми идеями. В процессе работы они доказывают, что эти идеи имеют право на существование. А для эксперимента ради эксперимента существует огромное количество других театров. Все-таки наш театр академичен и в нем ведется работа по сохранению существующих традиций харьковской школы кукольников. Ведь именно эта школа дала целую плеяду блистательных режиссеров, которые работали и работают по всему миру. Харьковская школа кукольников дала почти всех режиссеров, которые создали в 80-е годы уникальный феномен, вошедший во все международные учебники. Это понятие «Уральской зоны», где собирались яркие экспериментаторы. Почти все — выходцы из Харькова. Свои первые шаги они делали на нашей харьковской сцене, почти все учились под руководством Виктора Андреевича Афанасьева.