Высказывание заместителя министра охраны здоровья Валерия Ивасюка, что одной из причин смерти Кушнарева стал недостаток крови для переливания, возмутило не только медиков.

Директор Департамента охраны здоровья и социальных вопросов Игорь Шурма был в числе первых харьковских медиков, прибывших в изюмскую больницу, где пытались спасти Евгения Кушнарева. Поэтому теперь Игорь Шурма немало удивлен тому, сколько неправды и кривотолков ходят вокруг смерти политического лидера. Обвинения звучат и в адрес медиков.
Когда пришло известие о ранении Евгения Кушнарева, Игорь Шурма, по его словам, находился в городской больнице скорой и неотложной медицинской помощи. В «неотложке», не теряя времени, сформировали бригаду из анестезиолога, реаниматолога, хирурга, взяли в больнице наличный объем крови, плазмы, медикаментов и выехали в Изюм. На вопрос о характере травмы Евгения Кушнарева Игорь Шурма отвечать не стал, предупредив, что обнародование сведений о состоянии больного балансирует на грани закона, но сообщил, что травма, которую получил Евгений Кушнарев, была очень тяжелой, с поражением внутренних органов. Удивительно даже, говорит Игорь Шурма, как Евгения Кушнарева при такой травме удалось довезти до Изюмской больницы. Она была несовместима с жизнью: это доказанный факт, и мнение врачей подтвердило вскрытие. Смерть не бывает мудрой ни при каких обстоятельствах, говорит Игорь Шурма, но врач обязан вести с ней борьбу, используя любые возможности.
— Я могу четко сказать: шансов выжить у Евгения Петровича практически не было, но врачи сделали все возможное и невозможное, чтобы этот шанс использовать. Говорить о непрофессионализме действий врачей не приходится, равно как и об отсутствии медикаментозного обеспечения, крови и кровезаменителей. А все обвинения, которые звучат сегодня, носят популистский и провокационный характер. Очень прискорбно, что этим пользуются нечистоплотные люди.
В спасении Евгения Кушнарева, говорит Игорь Шурма, были задействованы трое медиков из городской больницы скорой и неотложной медицинской помощи, врачи, прибывшие с санавиацией, персонал Изюмской больницы. Приехали и трое специалистов из Минздрава и Академии Медицинских Наук. Министр охраны здоровья, узнав о трагедии, прилетел из Днепропетровска. Специалисты из Киева дали оценку действиям наших медиков, заключив, что они были адекватными ситуации.
— А крови и плазмы, которую вы привезли из «неотложки», было достаточно?
— В больнице нет необходимости держать кровь и плазму. В больнице были доноры, которые с первой же минуты были готовы к прямому переливанию крови. Мы привезли с собой кровь и плазму. Делать выводы и комментарии, давать оценки, не побывав на месте событий, могут только провокаторы. Очень обидно, что на этой человеческой трагедии стараются сыграть, поднять свой авторитет. Я не поддерживаю точку зрения областного прокурора Василия Синчука, сообщившего, что у него такое впечатление, будто замминистра Валерий Ивасюк мухоморов объелся или был с «бодуна». Состояние после бодуна и мухоморов проходит. А вот то, что случилось с Ивасюком, говорит о том, что это — не случайное состояние.
Игорь Шурма уверен, что общественность должна знать четкую хронологию событий: в котором часу была травма, когда Кушнарев был доставлен в Изюм, в котором часу прибыли медики, в том числе и то, когда была сформирована бригада санавиации. Установление хронологии событий может дать ответы на многие вопросы.